Пешком в историю. Первые леди | Мозгократия

    Пешком в историю. Первые леди

    Пешком в историю. Первые леди
    Марианна Баконина
    Январь29/ 2017

    Короля делает свита, президента — тоже. А главные в свите — первые лица. В ходе президентской кампании американцы интересовались не только предвыборными обещаниями кандидатов, но и задавались вопросом, как называть Билла Клинтона в случае победы его супруги Хиллари.

    Победы не случилось, но проблем меньше не стало. Теперь пресса США спорит, кто всё же станет полноценной первой леди: третья по счёту супруга Трампа Меланья или любимая дочь Иванка. Спорят даже сейчас, параллельно обсуждая инаугурационные наряды Меланьи. Мол, присутствие на инаугурации и нежный танец под My Way ничего не значат, уж больно 45-й президент дочку любит и во всём ей доверяет.

    Время, как говорится, покажет, кто станет истинной первой леди при Трампе. Важно другое, американцы не пропадут, выкрутятся. Им не привыкать.

    Они начали выкручиваться на заре своей национальной истории, ещё в эпоху отца-основателя и третьего президента Томаса Джефферсона. Того, который так пафосно говорил о том, что его «родина — там, где свобода», а «инакомыслие — форма патриотизма». Говорить красиво — легко, особенно в эпоху Просвещения, труднее жить правильно. И Джефферсон, хоть и говорил, что «настоящая проповедь это — жизнь, а не слова», жил не слишком правильно.

    Мало того что он был убежденным рабовладельцем, таковыми были все первые восемнадцать президентов США. Овдовев, он начал сожительствовать с рабыней собственной жены, которая заодно была её единокровной сестрой. Тесть отца-основателя прижил девушку от рабыни-мулатки, и она как наследство досталась собственной старшей сестре, которая и вышла замуж за Джефферсона, а умирая после очередных родов, умоляла супруга более не жениться. Тот слово дал и сдержал его, как сумел. То есть сожительствовал с рабыней по имени Салли и прижил от нее ещё шесть детей, вдобавок к шестерым рождённым законной белой женой. После того как анализ ДНК доказал, что потомки рабыни Салли ещё и потомки Джефферсона, в пуританских Штатах разразился скандал.

    Когда Джефферсон добрался до президентского поста, первой леди у него не было. Официальный статус — вдовец. Поэтому он возложил дамские представительские функции на дочь Марту, и она взвалила на себя эту ношу, хотя у неё, матери двенадцати детей, и без того хлопот хватало. Но положение обязывает выручать отца, попавшего в трудную ситуацию.

    Кстати, Джефферсон дал вольную всем своим сыновьям от рабыни Салли, а вот её саму так и не освободил.

    Следующим попал в щекотливую ситуацию седьмой по счёту президент США Джексон, вошедший в историю как «народный» и «сторонник равных возможностей.

    Он попадал в истории и при жизни. Имел неосторожность по страстной любви жениться на даме, которая ещё не оформила развод. В общем, им в 1794 году пришлось играть свадьбу заново. Тем не менее озабоченные «облико морале» политические конкуренты продолжали травить его обожаемую Рэчел, в том числе в прессе. Он даже на дуэли стрелялся и убил обидчика. Однако даже тридцать лет спустя во время президентской кампании скандальные обстоятельства женитьбы кандидата попали в политическую повестку дня, и его супругу затравили до сердечного приступа, от которого она и умерла через три недели после избрания мужа. Пришлось позвать на роль первой леди племянницу покойной супруги Эмили. Правда, она тоже оказалась моралисткой. Когда стали травить за малодобродетельное прошлое супругу вице-президента Колхауна, Эмили в отличие от Джексона была в лагере ханжей. Из-за ссоры и халатного отношения к обязанностям первой леди пришлось вызвать другую родственницу, Сару. Жену приёмного сына и по совместительству племянника Эндрю младшего (чёрт сломит ногу в родственных связях этого президента, у него было ещё два приёмных сына, оба индейцы-сиротки). Но как ни крути, с 1834 по 1837 год в Белом доме правили сразу две первые леди.

    Президент Тэйлор, когда выяснилось, что его супруга не хочет блистать как первая леди в Вашингтоне, призвал на помощь дочку, которая и стала хозяйкой Белого дома. Правда всего на полтора года, поскольку здоровье вояки-президента было подорвано бесчисленными войнами с индейцами и он умер от тифа до окончания президентского срока.

    Воспользовался помощью дочери в качестве первой леди и президент Бенджамин Гаррисон, внук принципиального президента Уильяма Генри Гаррисона, который простудился на собственной инаугурации и правил США всего месяц, да и то, страдая от пневмонии. После того как его супруга и первая леди скончалась в 1892 году, двадцать третий президент поселил в Белом доме дочку Мэри Гаррисон МакКи с семейством, и она была де факто первой леди вплоть до окончания срока.

    Предшественник и преемник Гаррисона на президентском посту Гровер Кливленд начал своё первое президентство холостяком, причём холостяком с очень дурной репутацией. Ему приписывали внебрачных детей. По Нью-Йорку бродила насмешливая песенка: «Ma, Ma, where’s my Pa? Gone to the White House, ha ha ha!» («Мама, мама, где мой папа? В Белом Доме, ха-ха-ха»). В общем, первые два года президентства обязанности первой леди Гровер возложил на свою сестру Розу. Позже дурная репутация не помешала ему жениться на молоденькой красотке Фрэнсис Фолсом, которая стала и остаётся самой юной первой леди в истории США.

    Но самая душераздирающая история случилась с первым и единственным президентом, который вошёл в Белый дом холостяком и покинул его в том же статусе.

    Президенту Бьюкенену часто посвящают романтическую повесть: мол, был помолвлен в юности, невеста скоропостижно скончалась, а он с горя так никогда и не женился. Факты, приводимые историками, менее романтичны: с невестой он постоянно ссорился, она постоянно ревновала не то к работе, не то к другим дамам, не то ещё к чему-то. Помолвка была разорвана, а потом несостоявшаяся невеста умерла, не то от скоротечной чахотки, не то от лошадиной дозы лауданума.

    Больше Джеймс Бьюкенен ни за кем не ухаживал и ни к кому не сватался. Зато прожил десять лет в одном доме с другим амбициозным политиком по имени Уильям Руфус. Они это объясняли родством душ. Некоторые грубые современники нарекли их мисс Нэнси и тётя Фэнси. Племянники-наследники уничтожили значительную часть их переписки. Однако уцелевшие письма позволяют историкам говорить о «страсти особой дружбы». Аккуратно пишут историки.

    Так или иначе, первой леди при Бьюкенене стала его осиротевшая племянница, которую дядя, как и положено, удочерил. Гарриет Лейн называют первой леди нового типа. Она занималась социальными проблемами, например, хлопотала об улучшении условий жизни индейцев в резервациях. А ещё была красавицей и законодательницей мод. Её сравнивают с Жаклин Кеннеди.

    Так что не обязательно быть супругой президента, чтобы прославиться в качестве первой леди.

    Пожалуй, это всё, что надо знать об истории, чтобы понять — не пропадут Меланья и Иванка. Всё будет в порядке.

     

    На фото: портрет Салли, любимой женщины президента США Томаса Джефферсона

     

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    4 × 3 =