Стрельба в мечети — эксцесс Трампа? | Мозгократия

    Стрельба в мечети — эксцесс Трампа?

    Стрельба в мечети — эксцесс Трампа?
    Марианна Баконина
    Февраль04/ 2017

    Атаку одинокого террориста в Большой мечети Квебека сразу окрестили первым терактом в пост-трамповскую эру. А спорят, отчего новоявленного стрелка не называют в прессе «христианским террористом». Но никто не сомневается, что он был один, хотя очевидцы сначала упоминали двух или трёх. Куда пропали стрелки?

    Первые газетные заголовки, сообщающие о стрельбе в квебекской мечети, звучали зловеще. «Через два дня после антимусульманского указа Трампа вооружённая атака в Исламском культурном центре Квебека» или что-нибудь ещё похлеще. Вдобавок рассказы очевидцев о двух или трёх стрелках в масках, которые под крики «Аллах Акбар» хладнокровно расстреливали молящихся. В общем, всё ясно: Трамп запретил въезд выходцам из семи исламских стран, премьер-министр Трюдо-младший позвал отверженных к себе в Канаду, и месть отверженных оказалась страшна.

    Потом сообщили о двух задержанных, один — природный француз-канадец, другой — выходец из Марокко. На фоне предыдущих террористических атак в Канаде, которые совершили новообращённые канадцы, пасьянс складывался однозначно, хоть и нелогично: мусульмане-радикалы атакуют, а виноват во всём Трамп.

    Впрочем, дым скоро рассеялся. Остался один подозреваемый по имени Александр Биссоннетт, 27-летний студент-политолог университета Лаваль (второй задержанный Мухаммад аль-Хадир, тот самый выходец из Марокко, тоже там учился), подрабатывал в колл-центре Гематологического центра.

    Дальше подробности посыпались как из рога изобилия. С прессой охотно общались соседи и однокашники обвиняемого, прихожане мечети, активисты-правозащитники. Правда, молчат родители и выпал из медиа-пространства брат-близнец, с которым они вместе снимали квартиру близ Исламского культурного центра.

    Итак, кто он, квебекский стрелок Александр Биссоннетт?

    Застенчивый, малообщительный, в школьные годы был кадетом, это нечто вроде канадских скаутов, увлекался оружием. Взгляды крайне правые, антимусульманские и антифеминистские. По словам адвоката-правозащитник, позволял себе в соцсетях троллить экстремистскими высказываниями мигрантов. За три дня до теракта приходил в мечеть, где пообщался с несколькими прихожанами и даже просил у одного денег на проезд. Кстати, если верить рассказу Луссина аль-Мануга, который опознал в обвиняемом посетителя мечети, второй, кто разговаривал с Биссоннеттом, Азеддин Суфьян, известный в Квебеке хозяин халяльного продуктового магазина убит в ходе атаки. Он вроде бросился останавливать стрелка. Да ещё прихожане-очевидцы рассказали, что стрелок действовал молча, хладнокровно, методично, реагировал на каждое движение в молельной комнате.

    Это все слова. Очевидцев, прихожан, соседей, однокашников.

    Но были ведь и слова про двух или трех стрелков, про крики «Аллах Акбар»…

    Какие у нас есть на сегодня ФАКТЫ?

    Биссоннет сам сдался полиции через 17 минут после инцидента. У него был автомат Калашникова (этот тип оружия в Канаде под запретом).

    Вёл страницу в FB, где в числе прочих «лайкал» страницы Армии обороны Израиля, Марин Ле Пен и, разумеется, Трампа. Всё это, особенно преклонение Биссоннетта перед Трампом упорно муссируется в прессе. Потому что «во всём виноват Трамп».

    Хотя квебекский стрелок «лайкал» и блог Папы Римского Франциска. Он тоже в чём-то виноват, раз его одобрил обвиняемый в пяти убийствах и покушении на убийство ещё пятерых?

    Сейчас в североамериканской прессе муссируется несколько тем. Назовут ли Биссоннетта «христианским террористом», что было бы правильно в рамках гуманистической толерантности? Почему пронизанного ненавистью и ксенофобией сетевого тролля не вычислили раньше? Почему ему в рамках действующего канадского законодательства нельзя предъявить обвинения в терроризме? И насколько во всём этом виноват Трамп, антифеминист, националист и прочая?

    Последнее особенно важно.

    А у меня другие вопросы, возможно конспирологические, но всё же, хотелось бы получить на них ответы.

    Как и где Биссоннетт добыл оружие, запрещённое в Канаде? Вообще, сколько единиц оружия в руках полиции? Вроде что-то нашли в мечети, что-то у Биссоннетта.

    Почему очевидцы сначала говорили о нескольких стрелках, кричавших «Аллах Акбар» с квебекским акцентом (заметили), а потом об одном, который стрелял молча?

    Почему нет видео с камер видеонаблюдения? После того как к порогу Исламского культурного центра в Квебеке подкинули завернутую в целлофан свиную голову с биркой «Приятного аппетита», Центр увешали камерами, словно новогоднюю ёлку. Но никто не сообщает, что дали эти восемь видеокамер. Наверное, по ним можно вычислить точное количество атакующих?

    Не странно ли, что единственный, кто, по словам свидетелей, пытался остановить стрелка, — тот, кто за три дня до того вмешался в беседу с угрюмыми словами: «Его не интересует религия». То есть картинка выглядит так: дружелюбный мусульманин пытается объяснить пришельцу в мечети, что Аллах, это тот же Бог, которому поклоняются евреи и христиане. Тут в беседу вмешивается известный бакалейщик со словами: «Его не интересует религия!», — а потом во время атаки бросается останавливать стрелка. Откуда он знал, что того интересует? Почему побежал в его сторону? И, вообще, не странно ли этот эпизод выглядит?

    Связать в очень загадочной квебекской истории концы с концами, на мой взгляд, гораздо важнее, чем выяснить, насколько виноват Трамп.

    На мой конспирологический взгляд.

    Хотя Трамп, понятное дело, во всём виноват. А как же иначе?..

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    20 − девятнадцать =