Уроки 1917-го. Униженные и оскорблённые жаждут грёз | Мозгократия

    Уроки 1917-го. Униженные и оскорблённые жаждут грёз

    Уроки 1917-го. Униженные и оскорблённые жаждут грёз

     

    Первое марта  по старому стилю — 100-летие демократической революции —миновало без особых размышлений в СМИ. А зря.

    В юности, уже относясь к социализму вполне иронически, я продолжал восхищаться народовольцами, которые во имя этой сказки «казнили» государя-освободителя: обаяние террористов заключается не в их идеях.

    Но тогда в чём же? И кто виноват? Виновата как всегда человеческая природа — необходимость жить прекрасными грёзами. Именно поэтому сегодняшний терроризм порождается в основном не социальными, но национальными и религиозными фантазиями. Горстка народовольцев, отдавших жизнь химере, прекрасно открывает нам, что такое человек. Для человека возможность чувствовать себя красивым и значительным, обрести картину мира, в которой он может гордиться собой, намного важнее, чем сытость, комфорт и — для особо страстных — даже жизнь. Поэтому если завалить униженных и оскорблённых квартирами, больницами, колбасой и прочими благами, это ничему не поможет.

    Нация, написал я когда-то в «Исповеди еврея», создаётся общим запасом воодушевляющего вранья, но сейчас я готов смягчить своё мнение: народ создаётся и сохраняется коллективными грёзами, в которых он представляется себе значительным, прекрасным и предназначенным для высокой миссии. Поэтому никакой народ никогда не будет благодарен тому, кто его всего лишь накормит, он будет восхищаться тем и благодарить того, кто позволит ему гордиться собой. То есть обрести экзистенциальную защиту.

    Исламские террористы и пытаются судорожно восстановить эту защиту, уничтожить мучительные сомнения народов, что их вера единственно правильная, что их законы самые мудрые, что их обычаи самые красивые… От чего не отказались бы и мы сами. Культуры, системы коллективных иллюзий и создаются для того, чтобы внушить своим приверженцам: мы — лучшие. Мультикультурализм очень наивен: культуры в основе своей направлены не на равенство, а на доминирование. Если культура не обеспечивает человека уверенностью, что он является частью чего-то самого прекрасного и справедливого, у него исчезает мотив её защищать.

    Но и обратное не лучше: если в мире грёз ты первый, а в мире социальном едва ли не последний, эти ножницы тоже вполне способны продырявить защитный слой иллюзий, спасающих человека от ужаса собственной мизерности. Каждой культуре необходим свой уголок, в котором она ощущала бы себя безраздельной хозяйкой, нужно по возможности избегать коммуналки культур. Но западная цивилизация создаёт их сама в собственных недрах и этим многократно увеличивает число людей, не защищённых достаточно авторитетными химерами.

    Страх ничтожности — вот скрытый источник современного терроризма. Современный террорист борется прежде всего за воображаемую картину мира, в которой он не ощущал бы своей мизерности и мимолетности. Поэтому запугать его невозможно — именно от ужаса он и спасается в терроре. Его можно только соблазнить другой сказкой, в которой он снова обрёл бы душевный комфорт.

    С нами это в свое время проделали гениально: «Запад нам поможет», нас не любят только потому, что мы представляем военную угрозу, придите в мирные объятья… И эта грёза развалила Советский Союз. Вот так постепенно, тонко и умно надо переманивать потенциальных террористов нашими химерами, одновременно открывая им пути для карьеры внутри европейской цивилизации.

    Но это в основном относится к тем, кто уже оказался в «нашей» культурной среде. Тогда как подавляющее большинство мусульман по-прежнему остаётся в местах своего традиционного проживания. И чтобы не создавать из них прямых террористов или «сочувствующих», Запад не должен посягать на их защитные иллюзии, а должен минимизировать культурную экспансию — это можно назвать принципом культурного невмешательства. Мы замечаем вторжение «чужаков» в нашу культурную среду, но не замечаем вторжения наших обычаев, нравов, вкусов, образцов и образов в культурную среду тех, чьей агрессии мы опасаемся. Однако их агрессия порождена ровно тем же самым: страхом оказаться людьми второго сорта в своём же собственном доме.
    Но каждый человек хотя бы у себя дома должен ощущать себя самым мудрым, самым справедливым и самым уважаемым. Такое возможно лишь в отдельной квартире, но никак не в коммуналке. А ведь так называемая глобализация вольно или невольно и создаёт коммуналку культур… И современный терроризм в какой-то мере может быть уподоблен высокоидейной коммунальной склоке.

    Именно национальные культуры наиболее остро разобщают нации, в пределе порождая терроризм. Культуры обогащают друг друга только на расстоянии, когда каждая добровольно берёт у другой то, что ей нравится. Народам лучше всего общаться через посредство своих рационализированных элит, а соприкосновение их культурных ядер желательно свести к минимуму. Любовь культур может быть только платонической: слишком тесное сближение тел обращает её в отвращение.

     

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    2 × два =