Бжезинский и пустота геополитики | Мозгократия

    Бжезинский и пустота геополитики

    Бжезинский и пустота геополитики

    Умер Збигнев Бжезинский. Главный по геополитике в заокеанском исполнении.

    Кто-то из ура-патриотов немедленно отреагировал: «Бжезинский умер, а Россия жива!» В принципе реакция закономерная. Покойный наговорил много гадостей и про СССР, и про Россию.

    Вот лишь парочка прелестных цитат.

    «Новый мировой порядок будет строиться против России, на руинах России и за счёт России. Мы уничтожили Советский Союз, уничтожим и Россию. Шансов у вас нет никаких» (Великая шахматная доска, 1997). Замечу, что Россия на тот момент в мировом общественном сознании — блудная дочь, вернувшаяся в лоно либерально-демократической многонациональной семьи.

    «Без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически превращается в империю» (там же, тот же 1997). В России читали эту книгу. Острая и болезненная реакция отдельных читателей после ознакомления с такой геополитической концепцией уже меньше похожа на паранойю и в 2004-м, и уж тем более в 2014-м, например, на Украине.

    Он был честным, откровенным и в целом последовательным геополитиком. Это важно. Не политиком, не политологом, а геополитиком. Его отчего-то называли русофобом. Часто незаслуженно. Он был продуктом века, про который писал наш Павел Антокольский:

    …В этой биографии богато

    Отразился наш двадцатый век.

    Много от Берлина до Багдада

    Износил подмёток человек.

    Много он испортил оробелых

    Девушек, по свету колеся…

    Биография его в пробелах,

    Но существенна для нас не вся…

    Збигнев Бжезинский свои политические сапоги износил где-то между Вашингтоном, Москвой, Пекином, Исламабадом и Кабулом, но никогда не забывал о Варшаве.

    В сущности, его геополитические теории — плод детско-юношеской травмы вписанный в историю века. Это если рассматривать биографию Бжезинского непредвзято.

    Родился в 1928-м, не то в Варшаве, не то в Харькове. Но точно в семье дипломата, служившего Польше Юзефа Пилсудского.

    После разделов Польши и подавления польских восстаний у поляков не было особых оснований любить Россию и русских, впрочем, точно так же они должны были относиться к Германии. Чиновники в Польше Пилсудского не любили не только Россию, но и коммунизм, особенно после похода поляка Михаила Тухачевского.

    Потом семье Збигнева сильно повезло. В 1938-м они оказались в Канаде, и кошмар Второй мировой войны дошёл до них в виде кинохроники и газетных страниц. Так что роль Красной Армии в освобождении Европы от фашизма казалась виртуальной, а вот создание коммунистической Польши — событием реальным и трагическим.

    Отучившись в университете Макгилла в Монреале, диссертацию молодой Бжезинский защищал в Гарварде. Тема научного исследования многозначительная: формирование тоталитаризма в СССР.

    Потом он преподавал в Гарварде и в Колумбийском университете, где заодно возглавил институт с масштабным названием — «По вопросам коммунизма».

    А за окном бушевал маккартизм, охота на ведьм и коммунистов. В списки неблагонадёжных попали Альберт Эйнштейн, Чарли Чаплин, Поль Робсон… Имя и слава — ничто. Из СМИ, университетов и прочих идеологически важных сфер изгоняли не только красных, но и бледно-розовых.

    Помните толпу сценаристов-коммунистов из свежего фильма «Да здравствует Цезарь!» братьев Коэнов? Тех сценаристов, которые сидят в роскошном доме и придумывают, как добыть денег для СССР. К примеру, украсть голливудскую звезду, накачать «красными» идеями и запустить обратно в кинематографический процесс, разумеется, за выкуп? Это если и ирония, то очень горькая.

    Вполне реальные университетские профессора, которым грозили обвинения в антиамериканской деятельности за упоминание имени Карла Маркса, искренне недоумевали, как можно преподавать историю экономических учений XIX века, не упоминая этого имени.

    Збигнев Бжезинский как раз и был экспертом по вопросу, что считать коммунизмом, а что просто история и просто наука.

    В 1958 году, когда волна маккартизма пошла на спад профессор Бжезинский получил американское гражданство и вскоре стал советником Государственного департамента.

    Консультировал Джона Кеннеди, Линдона Джонсона и так далее. Пик его карьеры — помощник по национальной безопасности неудачливого президента-демократа Джимми Картера.

    Бжезинский как истовый антикоммунист осуждал курс Ричарда Никсона и Генри Киссинджера на разрядку, проталкивал соглашения в Кемп-Дэвиде, чтобы вывести Египет из сферы влияния СССР, получил политическую пощёчину в виде иранской исламской революции и захвата заложников в посольстве США в Тегеране.

    Но самым хитроумным замыслом Бжезинского была поддержка исламистов-муджахидов в Афганистане, после того как там в 1978-м произошёл просоветский переворот. План заключался в том, чтобы устроить Советам «Вьетнам в Афганистане». СССР сознательно заманили в ловушку. Вот признание уже престарелого Бжезинского в интервью Le Nouvel Observateur:

    «Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ муджахидам началась в течение 1980 года, то есть после того, как советская армия вторглась в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но реальность, державшаяся в секрете до сегодняшнего дня, является иной: на самом деле президент Картер подписал первую директиву о тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой я ему объяснил, что, по моему мнению, эта помощь повлечёт за собой советское военное вмешательство».

    Коварный и провокационный план сокрушения коммунизма и России. Уже потом были Усама Бен Ладен, 11 сентября, дестабилизация практически всего Ближнего Востока, Исламское государство (запрещено в РФ) и исламистские теракты в Европе, США и России.

    Но надо отдать должное Бжезинскому — ненавистный коммунизм был повержен. В том числе в его родной Польше.

    А сам он хоть и продолжал консультировать президентов от Рональда Рейгана до Барака Обамы, больше занимался геополитикой. Писал книги вроде «Великой шахматной доски», где продолжал передвигать королей, ферзей и слонов. Обдумывал геополитические шахматные партии то в Китае, то в Югославии, то на Украине, никогда не забывал Россию и США. Причём всегда точно знал, кто играет белыми, а кто чёрными.

    Збигнев Бжезинский — самый знаменитый поляк, после Иоанна Павла II. Поляк ХХ столетия. В конце прошлой недели он мирно скончался на 90-м году жизни. Ушёл и сразу вошёл в историю.

    Может, там, на границе вечности или на странице учебника истории, ему открылась вечная тайна, которую трудно было постичь в ХХ веке: люди, живые люди — всё, не важно, где они живут, а геополитика — пустота.

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    девятнадцать + 3 =