Чего хотят террористы? | Мозгократия

    Чего хотят террористы?

    Марианна Баконина
    Август21/ 2017

    Атаки на мирных граждан становятся обыденными. Орудия убийства — автомобиль, нож, баллон с газом. Просто и страшно. Так начинают большую войну всех против всех. Есть ли у мира ответ?

    В Барселоне, где на главной пешеходной улице города людей давили минивэном, сразу признали, что произошёл теракт. Более того, после второй менее успешной атаки другого фургона в каталонском городке Камбрильс, местная полиция нашла в себе силы признать, что и прогремевший накануне барселонского теракта взрыв в Альконаре, скорее всего, часть плана террористов. Намечалась серия терактов с помощью тяжёлых автомобилей, баллонов с бутаном и взрывчатки.

    Сторонники ИГ (запрещена в РФ) арендовать большой грузовик в Каталонии не сумели — не было нужных документов. Пояса шахидов на террористах в Камбрильсе оказались муляжами, потому что заготовленная взрывчатка и газовые баллоны взорвались, когда их готовили к доставке.

    Неопытные и неосторожные приверженцы ИГ в Испании сумели убить почти два десятка человек, сотни ранены. Эффективная война.

    На торговой площади в центре финского Турку загадочный иностранец набросился с ножом на прохожих: убито двое, ранено восемь, некоторые тяжело. Но ведь это просто одиночка с ножом! А потому и это эффективная война.

    Полиция Финляндии почти сутки сомневалась, признавать ли инцидент терактом, потом всё же сказала «да» и даже занялась окружением раненого террориста. Информационные ресурсы ИГ подтвердили: работал их человек. Потенциальный финский беженец с ножом действовал строго в соответствии с новейшими инструкциями этой организации.

    В российском Сургуте человек в балаклаве с ножом и в муляже, похожем на пояс смертника, устроил резню на улицах, предварительно попытавшись поджечь торговый центр. Бегал с ножом, пока его не застрелил полицейский. Итог: семеро раненых, четверо в тяжёлом состоянии. ИГ уже признало его своим бойцом. Эффективная война.

    Российские правоохранители и эксперты, правда, сомневаются, что это и вправду был теракт. Возбуждено дело по статье покушение на убийство. Прошла информация, что террорист был не в себе, вроде псих или отчаявшийся безработный. Более того, есть сомнения у российских властей, что истекающее кровью в Сирии и Ираке ИГ способно что-либо организовать.

    Странные эксперты по террору и ИГ. Они смутно представляют, как именно вербуют боевиков. Чтобы стать воином «халифата» достаточно принести клятву верности халифу аль-Багдади и сфотографироваться на фоне знамени ИГ, пусть даже с закрытым маской лицом и переслать фотографию по нужному адресу. Потом можно оповестить пропагандистов ИГ о своих смертоносных планах. Посмертная реклама в материалах «халифата» гарантирована.

    ИГ вербует боевиков виртуально, на пропаганду у них ресурсов хватает.

    Как писала «Мозгократия» больше месяца назад, когда террористы начали терпеть поражение в Ираке и Сирии, то есть собственно на территории провозглашённого ими «халифата», стилистика пропаганды игиловцев изменилась радикально. Стало меньше призывов переселяться в Сирию или Ирак, зато появилась красочная и подробная инфографика с рассказами о том, как сделать бомбу, как правильно подобрать нож или автомобиль для атаки на «крестоносцев» в их собственных странах.

    Теперь детальные советы и призывы послужить Аллаху на землях врага делают свое дело.

    Одиночных или коллективных атак с использованием автомобиля, ножа, примитивной бомбы становится всё больше. Мы помним Париж, Брюссель, Ниццу, Берлин, Лондон, Стокгольм… И вот совсем недавно Барселона, Турку, Сургут… А дальше?.. Удар может быть нанесён где угодно.

    Эксперты рассуждают об усиленных мерах безопасности. О том, нужны или не нужны были бетонные блоки на бульваре Лас-Рамблас, раз уж американские союзники предупредили испанцев об атаке и даже назвали точный адрес. Спорят, стоит или не стоит превращать Европу в неприступную крепость, с масштабным патрулированием, проверками на дорогах и границах, с повсеместными металлодетекторами и видеокамерами. Сетуют, что спецслужбы так и не научились обмениваться информацией и не создали Единый центр по борьбе с терроризмом. Рассуждают о том, что нельзя сдаваться на милость ублюдкам, чьё место в аду. Но при этом говорят и о недопустимости отказа от европейских ценностей, открытости, гостеприимства, свободы.

    Пугают превращением ИГ, которое терпит поражение, в некий тотальный террористический интернационал, который будет сеять страх по всей Европе. Пророчат бесконечное повторение терактов.

    Почти не говорят о стратегических целях идеологов ИГ. Их цель — не страх. Точнее не только страх.

    Примитивные, неожиданные атаки с помощью автомобилей или ножей, газовых баллонов или пожаров устраивают не ради устрашения. Цель не страх, а война.

    По замыслу стратегов «халифата», всё более частые теракты от имени ИГ в разных странах мира должны вызвать ответную реакцию не только властей пострадавших стран, но и радикально настроенных европейцев.

    Они добиваются своего.

    Уже на следующий день после теракта на Лас-Рамблас прошли стычки между митингующими противниками «исламизации» Европы и антифа. Полиция разогнала протестующих. На стенах мечетей в Тарагоне появились надписи с угрозами в адрес мусульман. В Турку и Хельсинки граждане собрались на митинги против мигрантов.

    Уже зафиксированы атаки «народных мстителей» на мечети в Британии и Франции.

    По плану «халифата» точечные теракты должны вызвать репрессии со стороны властей и антиисламские инциденты от оскорблений и митингов до симметричных террористических атак. Это заставит довольных жизнью в Европе мусульман перейти на сторону ИГ, вступить на путь джихада. Всё более частые атаки исламистов, всё более жёсткая ответная реакция. В войну, как в водоворот будет сваливаться всё больше стран и людей.

    ИГ намеренно разжигает религиозную войну в Европе. В Старом Свете, где религия давно уже ушла в сферу частной жизни, террористы хотят повторить сценарий, который помог развязать суннито-шиитский конфликт в Ираке.

    При этом мусульманские общины и в Европе, и в мире безмолвствуют. Нельзя же считать достойным ответом горестные восклицания отдельных муфтиев в адрес террористов: «Это не ислам! Ислам это мир и любовь к ближнему!» Слабый ответ и плакаты, которые держали в руках на поминальных мероприятиях в Барселоне каталонские мусульмане: «Любовь — всем, ненависть — никому».

    Это ответ? Это адекватный ответ?

    В конце концов, барселонские террористы жили среди тех, кто вышел с плакатами, ходили в те же мечети, они с ними дружили, пили кофе и совсем никто не знал об их жестоких планах? Или знали и не хотели вмешиваться? Боялись? Тайно сочувствовали? Считали, что грех доносить чужим на своих? Тогда кто чужой и кто свой?

    То же самое можно сказать о соседях, родственниках и друзьях парижских, брюссельских и любых других боевиков ИГ или Аль-Каиды. В Сургуте и Турку террористы с ножами тоже жили не в безвоздушном пространстве.

    Сегодня ислам — самая политизированная религия в мире. Верующие считают ислам окончательной божественной истиной, а шариат — единственно справедливым законодательством. Это признают многие мусульмане и многие правительства, особенно монархические.

    «Ислам это — решение», «Аллах — наше правительство, Коран — наша конституция» — эти лозунги используют не только приверженцы ИГ, но и те исламские партии и движения, которые называют себя вполне мирными и даже готовы участвовать в демократических выборах, чтобы уже потом строить жизнь по шариату. Строить нечто подобное тому, что строит «халифат»?

    Аргументы и лозунги ИГ — это аргументы и лозунги многих исламских проповедников, политиков, общественных деятелей. ИГ ссылается на те же священные тексты, цитирует тех же теологов прошлого и проповедников настоящего.

    Политические конструкции ИГ выстроены на исламском фундаменте. Глупо это отрицать. Они строят государство идентичное государству VIII века, по законам придуманным в XIII веке или раньше.

    Насколько применимы эти законы в XXI веке?

    Современный ислам в лице правителей и правительств, интеллектуалов и богословов не да`т ответа на этот вопрос. Рядовые мусульмане безмолвствуют.

    Зато в риторике саудовских, египетских, катарских или каких угодно других проповедников главным аргументом против джихадистов из ИГ или Аль-Каиды звучит вполне средневековый довод: «они ещ` хуже, чем шииты, хуситы, иудеи и христиане». Обо всех людях планеты судят по вере их.

    Чтобы остановить современный исламистский террор недостаточно усилий спецслужб, повышенных мер безопасности, цензуры в интернете.

    Нужен внятный ответ самих мусульман. Мусульманских богословов, интеллектуалов, политиков, рядовых обывателей. Они должны сказать: насколько уместна религия в политике, когда мир стал глобальным? Можно ли жить по клише далёкого прошлого в мире компьютеров? Или ислам должен измениться, как изменился мир вокруг? И ответить на эти вопросы они должны, прежде всего, самим себе.

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    восемнадцать − 3 =