Имитация научной деятельности | Мозгократия

    Имитация научной деятельности

    Марианна Баконина
    Сентябрь12/ 2017

    Минобрнауки России в высочайшем благорасположении своём обратило внимание на порочную практику саморецензирования в российских научных журналах. Вот покончат с этой бедой, и расцветёт наука сотней цветов?

    Глава Министерства образования и науки Ольга Васильева на встрече со студентами и сотрудниками Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) во Владивостоке сделала эпохальное заявление: «Мы засчитываем монографии, статьи, которые есть. Но будут ужесточаться рецензии, качество рецензий. Потому что, что греха таить, сам пишу, сам читаю, сам ваяю, сам договариваюсь по рецензии и сам пишу, чаще всего — всё сам. С этим надо заканчивать».

    Стоило лететь на Дальний Восток, чтобы там — как теперь принято выражаться, на полях Восточного экономического форума — открывать эту давно всем известную Америку? Но министр зрит в корень. Есть такая беда — саморецензирование. Только беда ли это на фоне бурно расцветающей в России имитации научной деятельности? Причём расцветает эта ИНД по правилам, установленным самим министерством госпожи Васильевой.

    Каждый, кто публиковался в серьёзном научном журнале, который ценит свою репутацию, знает, что редколлегия, ознакомившись со статьей и сочтя её качественной, просит прислать отзывы сторонних рецензентов с одобрениями и замечаниями. Причём упор должен быть сделан именно на замечания, а возможный рецензент не должен иметь никакого отношения к научному заведению, причастному к изданию журнала. При этом рецензент не может рассчитывать на какое-либо вознаграждение. Нет таких фондов в бюджетах научных журналов. Рецензенты работают или за «еду» — потом меня тоже отрецензируют и опубликуют или по знакомству на основании принципа «ты — мне, я — тебе».

    Безусловно, редакторы и издатели весьма уважаемых и авторитетных российских журналов прекрасно знают: слепое рецензирование — это когда автор не знает имени рецензента, двойное слепое рецензирование — когда и автор, и рецензент анонимны, а открытое рецензирование — когда имя рецензента известно. Но любое рецензирование высокого уровня требует денег, которых, повторюсь, нет.

    Зато есть требования, предъявляемые ко всем преподавателям вузов и прочих научных институций. Давай публикации!

    Публикации вообще, а в особенности в научных журналах — это сейчас одно из обязательных условий поддержки университетов и прочих научных учреждений. Особенно ценятся публикации за рубежом. Именно статьи в зарубежных журналах — один из ключевых критериев оценки работы академических институтов, вузов, научных коллективов и отдельных учёных. За это дают гранты, продлевают контракты, выписывают премии… Особо ценятся публикации в журналах и сборниках, которые индексируются в западных базах научных публикаций вроде SCOPUS или WoS.

    Насколько прозрачна и затратна публикационная схема в рецензируемых преимущественно англоязычных журналах — отдельный вопрос.

    В любом случае, как указывает председатель Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), кандидат в президенты Российской академии наук, академик Владислав Панченко, «…крупнейшие западные наукометрические системы вроде SCOPUS или Web of Science являются коммерческими проектами и ориентация на западные базы данных о научных публикациях, от которых во многом зависит финансирование тех или иных научных работ, наносит вред российским исследователям». Но тот же РФФИ выдаёт гранты, взвешивая претендентов именно на весах этих «наукометрических систем».

    Нет ничего плохого в публикации научных результатов по-английски или в уважаемых западных изданиях, но когда это становится чуть не единственным критерием оценки работы учёного, то благое намерение вывести российскую науку на мировую арену, поднять науку, так сказать, с колен, превращается в свою полную противоположность. Это намерение превращается в аттракцион алчности и фальсификаций.

    Сейчас в Европе, Америке, Азии как грибы плодятся хищнические и мусорные псевдонаучные журналы, которые легко регистрируются в разных индексах научного цитирования и засыпают российских и не только российских учёных заманчивыми, хоть и коряво сформулированными предложениями (стиль объявлений и грамматика сохранены):

    «Журнал зарегистрирован и публикуется в Эстонии. В журнале публикуются статьи всех (!) научных областей. Журнал издаётся на английском, немецком, французском, чешском и русском языках. Приём статей осуществляется каждый день. Публикация электронного выпуска журнала до 15-го числа каждого месяца. Почтовая рассылка печатного журнала до 20-го числа каждого месяца».

    Или ещё более заманчивое: «Главный офис “Восточного Европейского научного журнала” находится в Польше, Варшава. Мы осуществляем публикацию научных статей для студентов, аспирантов, педагогов, кандидатов наук и других научных сотрудников. Научный журнал имеет лицензию Международного научного издания. Помимо электронной публикации статьи, научный сотрудник получает печатный экземпляр номера научного журнала, а также и соавторы научной публикации (с бесплатной доставкой по СНГ). Научный журнал индексируется в РИНЦ».

    Или для тех, кто ориентирован на восточного соседа: «Приоритетной целью является развитие и укрепление российско-китайских научных отношений путём обмена опытом и знаниями. Достижение цели осуществляется путём издания научного журнала, проведения международных научно-практических конференций в различных научных отраслях. Всем выпускаемым изданиям будут присвоены международный индекс ISSN, будут размещены в РИНЦ и разосланы в ведущие библиотеки».

    РИНЦ, если кто не знает, — российский индекс научного цитирования, в который эти журнальчики и конторки попадают подозрительно легко и лихо.

    За относительно скромную сумму такие журнально-научные хищники готовы в течение суток отрецензировать, разместить, опубликовать, проиндексировать любую научную статью на любую тему. И подобных мелких мусорных изданий сотни, если не тысячи. Они появляются и исчезают, точнее, перерегистрируются, переименовываются, меняют прописку с польской на испанскую, с канадской на словенскую.

    Спрос рождает предложение, и они, невзирая на всякие чистки в РИНЦ и заявления в ВАК, продолжают шакалить на научных рынках, где главным критерием оценки работы учёного является сухая и безликая наукометрия.

    Они будут процветать, пока в бумажных отчётах для чиновников из Минобрнауки главной остаётся строчка «публикация в международном журнале». А в каком именно — по бумагам не определить… Будет процветать предписанная бюрократами ИНД.

    А саморецензирование и прочее «сам ваяю, сам читаю, и всё сам» — с этим министр может разобраться одним росчерком пера, предусмотрев в бюджетах научных журналов расходы на рецензентов.

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    восемь + четырнадцать =