Образ «идеального» петербуржца и культурная жизнь города | Мозгократия

    Образ «идеального» петербуржца и культурная жизнь города

    Михаил Илле
    Сентябрь13/ 2017

    В этой статье (1) продолжен анализ включённости взрослого населения Петербурга в культурную жизнь города, основанный на данных мониторингового исследования, начатого в 1991 году.

    Скажу сразу: результаты исследования нынешнего года показывают рост аудитории музыкальных спектаклей, концертов популярной музыки, музеев и кинотеатров. В целом доля пассивного населения, отчуждённого от культурной жизни города, снижается.

    Кроме того, в статье продолжено изучение общественного мнения петербуржцев об «идеальном горожанине», его характеристиках и представлениях о том, какова доля «настоящих» петербуржцев среди ныне живущих горожан. Получен неожиданный результат — 80 процентов респондентов с большей или меньшей уверенностью называют себя настоящими петербуржцами…

    Проблематика образа города и горожанина в фокусе внимания Социологического научно-исследовательского центра (СНИЦ), в котором я долгое время работал и продолжаю время от времени с ним сотрудничать, находится уже достаточно давно. С 1991-го по 2011 год мы проводили мониторинг приобщённости горожан к культурной жизни города, в рамках которого анализировались и представления горожан о нормативном образе жителя Петербурга. В нынешнем году, по инициативе Европейского университета в Санкт-Петербурге, эту тематику удалось продолжить.

    Полевые работы проводил «Санкт-Петербургский социологический научно-исследовательский центр» (СНИЦ) с 14 по 31 апреля 2017 года. В целях анализа систематических смещений, обусловленных используемыми методами исследования, была использована трёхосновная выборка: 700 респондентов было опрошено по RDD-выборке стационарных телефонных номеров, 700 респондентов — по RDD-выборке мобильных номеров, 700 респондентов — методом уличного опроса на входе в сетевые продовольственные магазины.

    Выборки всех трёх опросов квотировались по доле мужчин и женщин, а так же по возрасту респондентов (18-29 лет, 30-49 лет, 50-59 лет, 60 лет и старше). Диапазоны стационарных и мобильных телефонных номеров были взяты с сайта Россвязи, номера выборки генерировались из допустимых диапазонов с равным шагом и случайной начальной точкой. Из-за отсутствия у компании-исполнителя коллцентра телефонные опросы проводились с домашних и мобильных телефонов интервьюеров.

    В предлагаемом вниманию читателей тексте мы сначала обратимся к анализу представлений горожан об идеальном жителе города (эти вопросы задавались только на выборке по стационарным телефонам). Затем рассмотрим данные о включённости респондентов в культурную жизнь города и посмотрим, есть ли связь между отнесением респондентов себя к настоящему петербуржцу и посещением музеев, театров и прочих учреждений культуры нашего города (2).

     

    Идеальные петербуржцы

    Впервые вопрос об образе идеального петербуржца, которого мы называем «настоящим» петербуржцем, был задан в массовом опросе горожан в 2002 году, в преддверии празднования 300-летия города. Потом этот индикатор замерялся ещё в 2011-м и в 2014 годах, и вот теперь в 2017-м. Всякий раз вопрос формулировался так: «Существует такое понятие “настоящий петербуржец”? Назовите два-три прилагательных, которые вы использовали бы, описывая “настоящего петербуржца”»?

    Полученные данные во всех опросах показывают, что в массовом сознании горожан существует устойчивое представление о качествах идеального петербуржца, которые включают в себя интеллектуальные и поведенческие характеристики.

    Набор интеллектуальных качеств включает в себя образованность, культурность, интеллигентность. Среди поведенческих характеристик выделяются доброжелательность, отзывчивость, воспитанность, вежливость, аккуратность, сдержанность, порядочность и т.д.

    Интеллектуальные характеристики нас будут интересовать в меньшей степени, ведь жители любого города скажут, что идеальный горожанин их города человек интеллигентный, культурный и т.д. Поведенческие характеристики позволяют говорить об особом стиле поведения петербуржцев, свидетельства которого разбросаны и в многочисленных литературных произведениях.

    Приведём несколько примеров из разных авторов и разных времен. (Петербург возникает как антипод Москвы и их противостояние становится одним из существенных элементов культурного диалога двух столиц).

    «Братец смотрит молодцом, выправлен, всегда навытяжке, строен, подборист, затянут в рюмочку и застёгнут на все пуговицы… Трудно найти человека, который уважал бы более его чистоту и опрятность… Брат человек молчаливый, слова не скажет даром…» (3). Так в 1841 году Михаил Загоскин характеризовал петербуржцев.

    «…Напротив того, Петербург угрюм, молчалив, сдержан и корректен. Он располагает к крайней индивидуализации, к выработке чрезвычайного самоопределения, и в то же время (в особенности в сопоставлении с Москвой) в нём живёт какой-то европеизм, какое-то тяготение к общественности. …Мы прошли жестокую школу скромности и приучились быть до сухости строгими к себе. Но благодаря этому, даже в нашу эпоху разгильдяйства, петербургская культура всё же как-то держится, за что-то способна стоять, что-то старается примирить, что-то построить. Она пытается умерить переоценки, подвести итоги» (4). Спустя 70 лет после Загоскина очень похожим образом говорит о петербуржцах Александр Бенуа.

    «“Москва — женского рода, Петербург — мужеского”, — писал Гоголь… Это — как будто случайно брошенная шутка, грамматический каламбур, но в нём так метко подсмотрено что-то основное в характере каждой из двух русских столиц, что это вспоминается и теперь, ровно через сто лет.

    Петербург с тех пор успел стать Ленинградом, но остался Петербургом гораздо больше, чем Москва — Москвой. Москва отдалась революции стремительней, безоглядней, покорней, чем Петербург. Да и как же иначе: победившая революция стала модой, а какая же настоящая женщина не поторопится одеться по моде? Петербург принимал новое без такой торопливости, с мужским хладнокровием, с большой оглядкой. Он шёл вперёд медленней, и это понятно: ему приходилось нести с собой тяжёлый груз культурных традиций, особенно ощутительных в области искусств» (5). Так в 1933 году, живя уже в Париже, Евгений Замятин размышлял о первых послереволюционных годах русских столиц.

    А вот ещё одно совсем свежее свидетельство устойчивости образа. В статье, посвященной лингвокультурному типажу петербуржца в русском языковом сознании, основанной на анализе художественных и публицистических текстов, авторы делают следующее заключение: «Таким образом, можно номинировать основные черты лингвокультурного типажа “петербуржец” в русском языковом сознании: аристократизм, сдержанность, замкнутость, мечтательность, индивидуализм, пренебрежительное отношение к материальным ценностям. “Типичный” петербуржец видится прежде всего как интеллигент и традиционалист. Основными образно-перцептивными и оценочными характеристиками являются: спокойствие, отсутствие агрессии, суетливости, немногословность, консерватизм, вежливость, воспитанность, гордость за свой город, любовь к нему, внутренняя культура, закрытость, скованность» (6).

    Для полноты картины приведём мнение студентки второго курса одного из петербургских университетов, которое она высказала весной 2017 года в эссе на эту тему: «В моём представлении идеальный образ жителя города выглядит следующим образом: это человек традиционного воспитания, интеллигент. Он самодостаточен, возможно немного хмурый, сдержанный и в какой-то степени осторожный. Житель Северной столицы ведёт размеренную, стабильную и спокойную жизнь. Такой человек воспитан в лучших традициях и откроет дверь даме, уступит место пожилому человеку и не нагрубит кому-либо. Петербуржец предпочтёт провести свободное время в тесном кругу близких людей, нежели в шумной компании. Одним из главных критериев, по которому можно отличить петербуржца, является его речь. Она грамотна и по-своему уникальна. …В своей жизни я таких людей не встречала, так как идеальных людей, как и идеальных петербуржцев, не существует».

    Таким образом, можно констатировать, что уже с первой половины XIX века возникает понимание особого стиля поведения петербуржцев. Основные черты этого стиля, такие как воспитанность, вежливость, аккуратность, сдержанность, порядочность, рациональность, замкнутость на протяжении длительного периода времени устойчивы, о чём свидетельствуют и литературные источники, и общественное мнение современных жителей города.

    Естественно, мы выясняли, сколько же, по мнению горожан, среди ныне живущих в Петербурге людей можно назвать «настоящими» петербуржцами. Результаты показывают, что мнение жителей города с годами практически не меняется: они полагают, что примерно 30 процентов горожан в достаточной степени соответствуют представлению об идеальном петербуржце.

    Если сравнить средние доли по различным группам респондентов, то более оптимистичны оценки молодёжи, с возрастом средние оценки уменьшаются (18-29 лет — 34 процента, 60 лет и старше — 27 процентов). Самую высокую долю «настоящих» петербуржцев называют респонденты с максимальными душевыми доходами — более 30 тыс. руб. в месяц на человека в семье (36 процентов), самую низкую — пенсионеры и респонденты с высшим педагогическим образованием (26 процентов).

    В исследовании нынешнего года мы впервые спросили у респондентов о том, могли бы они себя назвать настоящим петербуржцем и получили весьма неожиданный результат: подавляющее большинство, 80 процентов, с большей или меньшей уверенностью причисляют себя к таковым. На фоне средней многолетней оценки горожанами доли «настоящего» петербуржца в 30 процентов эти самооценки кажутся поистине удивительными.

    Впрочем, как мы знаем, скромность не является добродетелью, присущей настоящему петербуржцу. Прежде чем мы посмотрим, кто эти люди, считающие себя «настоящими» петербуржцами, обратимся к ответам респондентов, не взявших на себя смелость назваться таковыми.

    Анализ показывает, что для этих респондентов главная причина такого ответа —факт того, что они не родились в этом городе. То есть для многих людей сам факт рождения в Ленинграде-Петербурге оказывается принципиально важным для ощущения или не ощущения себя петербуржцем. Отчасти это объясняет, почему так много горожан идентифицировали себя как настоящих петербуржцев. Хотя, конечно, факт рождения в Ленинграде-Петербурге ещё ничего не объясняет и не даёт никаких особых прав.

    Об этом очень хорошо написала социолог Наталья Дмитриевская, размышляя о том же вопросе, но используя термины «житель города» и «горожанин»: «Различать жителя города и горожанина можно особенно явно в периоды больших миграционных смещений людей в крупные центры. К тому же житель может быть аборигеном города или приезжим, ему важен только статус места всё равно для чего — самоощущений, деловой жизни, общения, городских удобств и преимуществ. Горожанин также может быть коренным или мигрантом, но его существенное отличие заключается в том, что он способен воспринимать, воспроизводить и развивать традиции, стиль, дух данного города, понимать его душу и передавать это следующим поколениям» (7).

    Остальные качества, которые называют респонденты, не рискнувшие именовать себя настоящими петербуржцами, описывают те же характеристики, которыми петербуржцы традиционно наделяют идеального горожанина: не хватает образования, невежливы, несдержанны и т.д. Отметим, что хоть и немногими респондентами, но всё же были отмечены такие позиции, как плохое знание истории города, не посещение театров, музеев.

    Заметных различий в ответах горожан на вопрос о том, какова доля идеальных петербуржцев среди современных жителей города в зависимости от собственной самооценки, мы не наблюдаем. Только среди респондентов, не считающих себя настоящими петербуржцами, средняя доля немного меньше…

    Теперь обратимся к характеристикам респондентов, считающих себя настоящими петербуржцами. Прежде всего, отметим, что из всего набора социально-демографических характеристик только образование родителей является статистически значимой для анализируемого показателя. Наличие высшего образования у родителей (особенно у обоих) заметно увеличивает долю респондентов, уверенно относящих себя к настоящим петербуржцам, и даёт минимальную долю горожан, считающих, что они не соответствуют представлению об идеальном горожанине. Культурный капитал, доставшийся по наследству, работает в полной мере.

    При этом, мы всё же можем отметить, что молодёжь чаще находит в себе соответствие образу идеального горожанина, по сравнению с респондентами старшего возраста. Среди людей с высшим гуманитарным образованием доля с положительной самооценкой заметно больше, чем, например, с техническим. Наиболее уверены в соответствии идеалу респонденты с максимально высокими душевыми доходами.

    Резюмируя, мы можем предполагать, что помимо образования родителей, высокой самооценке может способствовать высшее гуманитарное образование и материальное благополучие.

     

    Приобщённость горожан к культурной жизни

    Обращаясь к этой теме, посмотрим, что изменилось с 2011 года, когда в последний раз исследовалась эта проблема.

    В режиме мониторинга посещение горожанами различных культурных мероприятий изучается с 1991 года. Метод исследования — телефонный опрос взрослого населения Петербурга (18 лет и старше). Объём выборки в разные годы варьировался от 722 респондентов в 1991 году до 2100 в 2017-м. Анализ активности горожан в сфере художественной культуры основан на ответах респондентов на вопрос об их фактическом посещении музеев, спектаклей и т.д. («Сколько раз за последние 12 месяцев вы были …»?).

    Посещаемость театров, концертов музеев за все годы наблюдений достаточно устойчивы. В большинстве случаев колебания процентов носят случайный характер. Таким образом, мы можем утверждать, что на протяжении всего мониторинга лидером по посещаемости сначала были музеи (за исключением кинотеатров в 1991 году, когда кино было ещё действительно самым массовым из искусств) и только с 2007 года на первое место вновь вышли кинотеатры; второе-третье места за драматическими спектаклями. Наименьшая аудитория — на концертах народной музыки и музыки академических жанров.

    На протяжении последних пяти лет, конечно, произошли некоторые важные изменения, но об этом позже. Сейчас же отметим только, что по многим позициям доля активной аудитории, посещавшей какие-либо учреждения культуры или культурные мероприятия не менее двух раз в течение года, осталась непревзойдённой с 1991 года, то есть с начала нашего мониторингового исследования. Это касается аудитории концертов «серьёзной», народной, даже популярной музыки и кинотеатров.

    Сравнение структуры аудитории с характеристиками взрослого населения города показывает, что женщины более активны и составляют от 60 до 78 процентов публики на всех культурных событиях Северной столицы. Исключение составляет только посещение кинотеатров, где доля женщин в аудитории тоже больше, чем мужчин, но сравнение со структурой населения показывает, что мужчин в залах кинотеатров немного больше, а женщин чуть-чуть меньше, чем их доля среди населения в целом. Иными словами, кино — единственный жанр, в котором мужчины не уступают женщинам в активности посещения, но и аудитория эстрадных концертов по гендерному составу близка к структуре городского населения.

    Наименее активны в посещении культурных мероприятий люди 60 лет и старше и неработающие пенсионеры. Исключение составляют только концерты народной и «серьёзной» музыки, где их доля в аудитории несколько больше, чем в целом по выборке. Молодёжь наиболее активна при посещении концертов популярной музыки и кинотеатров.

    На включённость в культурную жизнь города очевидно влияние высшего образования как самих респондентов, так и их родителей. При этом наиболее заметно на активность в сфере культуры влияет гуманитарное образование.

    Влияние душевых доходов респондентов также существенно: доля респондентов с относительно высокими доходами в различных аудиториях больше, по сравнению с их долей среди всего населения.

     

    Интегральные характеристики

    Наряду с анализом частоты посещений горожанами различных учреждений культуры, мы фиксируем и интегральный показатель, который называется индексом приобщённости к культурной жизни. Индекс получен в результате суммирования посещения населением музеев, концертов академической, народной и популярной (эстрадной) музыки, драматических и музыкальных театров, кинотеатров (8).

    Показатели индексов имеют положительную динамику, начиная с 2010 года. Без учёта посещения кинотеатров доля пассивного населения уменьшилась по сравнению с 2011 годом на 8 процентов и составляет 41 процентов. Правда, доля завсегдатаев театральных и концертных залов растёт очень незначительно (доля респондентов, посетивших в течение года различные культурные мероприятия увеличилась с 17 до 18 процентов). Если же учитывать посещение кинотеатров, то впервые за все годы наблюдений доля респондентов с высоким уровнем включённости в культурную жизнь города превысит долю респондентов с нулевым уровнем приобщённости. В этом случае число пассивных горожан тоже уменьшается (доля с высоким уровнем приобщённости к культурной жизни — 34 процента, доля с нулевым уровнем — 30 процентов).

    В целом, если раньше, на основании данных мониторинга, мы утверждали, что не менее половины взрослого населения Петербурга отчуждена от культурной жизни города, то теперь мы должны констатировать тенденцию уменьшения доли пассивного населения, хотя она по-прежнему достаточна велика.

     

    Смысл подробностей и подробности смысла

    За счёт каких же культурных мероприятий произошло заметное снижение доли респондентов с нулевым уровнем приобщённости к культурной жизни Северной столицы?

    Это музыкальный театр, концерты популярной музыки, музеи и выставки, кинотеатры.

    Можно предположить, что рост посещаемости музыкальных постановок, в основном, связан с десятками мюзиклов и для детей, и для взрослых, идущих в городе в последние годы и собирающих полные залы. Посещаемость музеев всегда была на хорошем уровне, в последние пять лет рост музейной аудитории особенно заметен. Об этом свидетельствует официальная статистика комитета по культуре Санкт-Петербурга: «Статистика посещений музеев, подведомственных Комитету по культуре Санкт-Петербурга (в численности людей): 2010 г. — 6 384 400, 2011 г. — 6 481 900, 2012 г. — 7 186 100, 2013 г. — 7 272 300, 2014 г. — 7 505 400, 2015 г. — 8 005 400, 2016 г. — 7 796 700» (9). Таким, образом, несмотря на то, что в 2016 году, по сравнению с 2015-м, посещаемость несколько снизилась, в 2016 году музеи посетили на 1 314 800 человек больше, чем в 2011-м (здесь, конечно, нужно отметить, что среди посетителей музеев, особенно самых известных, значительна доля туристов).

    Постоянно появляются новые музеи, сейчас их в городе уже более 200. Немалую роль в росте посещаемости играет и «Ночь музеев». Так, по данным администрации города, в этом году «Ночь музеев» посетили более 92 000 человек. Лидеры по посещаемости — Артиллерийский музей (более 13 тысяч человек), Ботанический сад (более 10 тысяч человек), Зоопарк и «Балтийский дом» (по 9 тысяч человек), Музей Арктики и Антарктики (6 тысяч человек), Лофт Проект Этажи (более 6 тысяч человек), Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме и Музей городской скульптуры (примерно по 5 тысяч человек) (10).

    Таким образом, в последние годы рост посещаемости проявляется на так называемом развлекательном направлении в современной культуре. Подавляющая часть кинофильмов, мюзиклы, эстрадные концерты выполняют функцию развлечения. И даже в музей большинство людей идут ночью не потому, что хотят приобщиться к высокому искусству, получить эстетическое удовольствие, узнать что-то новое. Они идут потому, что сходить в музей ночью «прикольно», хочется развлечься, найти там то, о чём говорит список музеев, лидирующих по числу ночных посетителей, который весьма показателен.

    Рассмотрим связь социально-демографических характеристик респондентов с уровнями приобщённости к культурной жизни города.

    Пол. Традиционно женщины чаще бывают в театрах, музеях, на концертах. Особенно ярко это отличие проявляется при анализе индекса приобщённости без учёта посещения кинотеатров: доля женщин с высоким уровнем приобщённости более чем в два раза больше, чем у мужчин. Среди женщин только треть входит в группу с нулевым уровнем приобщённости, а среди мужчин — ровно половина. При анализе индекса с учётом посещения кинотеатров гендерная специфика становится не так существенна.

    Возраст. Влияние возраста на участие горожан в культурной жизни, несмотря на статистически значимые коэффициенты связи, носит сложный характер.

    Анализируя связь индекса приобщённости без посещения кинотеатров с возрастом, мы видим, что среди респондентов 40-49 лет доля людей с нулевым уровнем приобщённости практически не отличается от 18-29-летних. В этой же возрастной группе самая высокая доля с высоким уровнем приобщённости — каждый пятый респондент, если речь идёт о посещении театров, музеев, концертов (не менее 10 раз в года). Интересно, что среди респондентов 50-59 лет доля с высоким уровнем приобщённости ничем не отличается от молодёжи 18-29 лет. Только при сопоставлении крайних возрастных групп мы фиксируем существенные различия, особенно если рассматривать их доли среди пассивного населения: среди 18-29-летних 30 процентов имеют нулевой уровень приобщённости, а среди старшей возрастной группы — 53 процента.

    При учёте посещения кинотеатров связь культурной активности с возрастом становится более выраженной. Среди молодёжи доля с нулевым уровнем — всего 13 процентов, а в группе с высоким уровнем активности их доля составляет 52 процента, тогда как среди людей 60 лет и старше в нулевой группе — 51 процент, а среди активных участников культурной жизни — только 15 процентов. Но и в этом случае выделяется группа 40-49-летних: среди них 40 процентов входят в группу с высоким уровнем приобщённости, уступая лишь самым молодым.

    Образование. Влияние образования на включённость в культурную жизнь, пожалуй, не требует особых комментариев. Респонденты с высшим (неоконченным высшим) образованием значительно чаще бывают на различных культурных мероприятиях, по сравнению с теми, у кого высшего образования нет.

    Дополнительно надо обратить внимание на респондентов, выпускников ПТУ — это самая отчуждённая от культурной жизни часть городского населения. В индексе без учёта кино среди них 65 процентов имеют нулевой уровень приобщённости и только 4 процента — высокий. Но и при учёте посещения кинотеатров в этой группе мы фиксируем самые низкие показатели.

    Профиль высшего образования. И здесь комментарии не нужны. Люди с высшим гуманитарным образованием преобладают в группе с высоким уровнем приобщённости и имеют минимальные доли среди пассивной части населения по сравнению со всеми другими профилями высшего образования.

    Образование родителей. Образование родителей тоже оказывает большое влияние на включённость респондентов в культурную жизнь. Особенно, когда оба родителя имеют высшее образование, но даже когда только у одного из них высшее образование, поведение респондентов в анализируемой сфере заметно отличается от респондентов, выросших в малообразованных семьях.

    Занятость. Наиболее активны в посещении культурных мероприятий студенты. Наиболее пассивны, по вполне понятным причинам, женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребёнком, и неработающие пенсионеры.

    Профессиональный статус. В этой характеристике связи тоже вполне очевидны и ожидаемы. Руководители и специалисты с высшим образованием чаще других профессиональных групп населения бывают в театрах, музеях, на концертах. Реже всех — рабочие, особенно неквалифицированные.

    Душевой доход. Этот показатель оказывает сильное влияние на посещаемость культурных мероприятий. Полученные результаты наглядно показывают, как с ростом дохода увеличивается и доля людей в группе с высоким уровнем приобщённости и, соответственно, снижается доля пассивного населения и в одном, и в другом индексе. Удивляться тут особенно нечему, зная цены на многие культурные мероприятия и понимая, что медианное значение душевого дохода в нашей выборке — менее 20 тыс. рублей.

    Факторный анализ показывает, каким образом объединяется аудитория различных видов и жанров искусства.

    Особняком располагается аудитория концертов народной музыки. Напомню: это единственный концертный жанр, в котором среди публики преобладают респонденты 60 лет и старше, но давать какие-либо надёжные описания этой аудитории затруднительно, она слишком мала, поскольку даже в выборке в 2100 человек слушателей, посетивших эти концерты не менее двух раз за год, набралось всего 66 человек.

    Очевидна близость аудиторий концертов популярной музыки и кинотеатров. Среди публики преобладает молодёжь. Зная особенности репертуара кинотеатров и эстрадных концертов, можно с уверенностью назвать этот фактор молодёжно-развлекательным, ищущим в общении с искусством прежде всего возможность приятно провести свободное время, получить удовольствие. Характерно, что среди этой публики нет значительного преобладания женщин и не так велика роль высшего образования.

    Первый фактор группирует посетителей драматического и музыкального театров, филармонических концертов, музеев. Среди публики люди разных возрастов, но существенно больше, по сравнению с молодёжным фактором, женщин и людей с высшим образованием. Интерес к оперному и балетному искусству, музыке академических жанров позволяет предположить, что развлечение не является основным мотивом для этой аудитории, они хотят от общения с искусством чего-то большего. Хотя, конечно, современный театр не всегда ориентирован на высокое искусство, а часто озабочен в первую очередь привлечением зрителя, отсюда стремление к эпатажу, потакание вкусам невзыскательного зрителя, что затрудняет однозначное определение этого фактора как ориентация на «серьёзное» искусство.

    Аналогичная сегментация публики устойчиво фиксируется на протяжении всего периода исследования. Например, десять лет назад мы фиксировали точно такую же картину (11). Сильно упрощая, можно сказать, что молодёжи в большей мере свойственно стремление к «лёгким», развлекательным жанрам в искусстве; взрослея, часть из них начинает интересоваться и «серьёзным» искусством, а другая часть пополняет ряды пассивного населения, отчуждённого от культурной жизни.

    …Теперь вернёмся к «настоящим» петербуржцам и посмотрим, связана ли их самооценка с включённостью в культурную жизнь Петербурга.

    Да, такая связь есть. В большей мере она заметна при рассмотрении индекса приобщённости без учёта посещения кинотеатров. Среди респондентов, уверенно относящих себя к «настоящим» петербуржцам каждый четвёртый входит в группу респондентов, не менее 10 раз побывавших в течение года на концертах, спектаклях, в музеях, а среди тех, кто не считает себя достойным так называться, активных участников культурной жизни только 13 процентов, практически в два раза меньше. С учётом посещения кинотеатров различия по этому же показателю равняются всего 7 процентам, что статистически не значимо.

    Анализ показывает, что посещение драматического театра, филармонических концертов, музеев и, в меньшей степени, музыкальных театров среди респондентов, называющих себя настоящими петербуржцами, значимо отличается в лучшую сторону от тех, кто таковыми себя не считает. А вот среди любителей популярной музыки и кино различий между «настоящими» и «ненастоящими» петербуржцами нет вообще.

    Таким образом, мы можем утверждать: интерес к тому, что условно называется «серьёзным» искусством, является существенным фактором для осознания себя горожанами как настоящих петербуржцев. Хотя, конечно, нельзя не отметить, что среди наших «настоящих» петербуржцев половина ни разу не была в течение года в драматическом театре, три четверти — на концертах в филармонии и каждый третий — в музеях.

     

    Подведём краткие итоги.

    Начиная с 2010 года, уменьшается доля респондентов с нулевым уровнем приобщённости к культурной жизни города. Особенно заметно снижение числа пассивного населения в последние годы. Существенный рост публики фиксируется на концертах популярной музыки, в кинотеатрах, в музеях и выставках.

    С учётом посещения кинотеатров доля респондентов с высоким уровнем включённости в культурную жизнь превысила долю пассивного населения, такое соотношение зафиксировано впервые за весь период наблюдения.

    Вывод всех предыдущих лет о том, что не менее половины взрослого населения Петербурга (без учёта посещения кинотеатров) отчуждены от театрально-концертной и музейной жизни города, результаты нынешнего исследования опровергают. Правда, приходится отметить, что рост посещаемости в последние годы связан в основном с развлекательным направлением в современном искусстве.

    Наиболее активные посетители учреждений культуры — молодёжь, люди с высшим (неоконченным высшим) образованием, выходцы из образованных семей.

    Неоднозначна связь активности в сфере культуры с душевыми доходами. С одной стороны, люди с более высокими доходами чаще посещают различные события культурной жизни города, но, с другой стороны, по сравнению с 2011 годом активность населения в сфере культуры выросла, хотя в этот же период уровень жизни горожан снижался на фоне спада экономики. Таким образом, мы можем предположить, что связь доходов населения с посещением различных культурных мероприятий носит более сложный нелинейный характер.

    Исследование ещё раз подтвердило: одно из существенных элементов мифологии Петербурга — представление об идеальном образе горожанина, обычно именуемого настоящим петербуржцем. Начиная уже с середины XIX века, этот образ включает в себя набор интеллектуальных и поведенческих характеристик — образованность, культурность, интеллигентность, доброжелательность, отзывчивость, воспитанность, вежливость, аккуратность, сдержанность, порядочность и т.д. Однако по устойчивому мнению петербуржцев, стиль поведения лишь примерно трети ныне живущих горожан соответствует нормативному образу идеального петербуржца. При этом подавляющее число респондентов с разной степенью уверенности идентифицируют себя как «настоящих» петербуржцев. Возможно, этот удивительный факт связан с тем, что для многих горожан рождение в этом городе уже является достаточным основанием для столь высокой самооценки.

    В то же время мы зафиксировали, что отнесение себя к «настоящим» петербуржцам имеет статистически значимую связь с высоким уровнем образования родителей и частотой посещения драматического театра, филармонических концертов, музеев. То есть участие в культурной жизни культурной столицы является существенным фактором для высокой самооценки.

    Стало уже общим местом утверждение о стремительно меняющемся мире в связи с новыми технологиями, прежде всего с появлением интернета и мобильной связи. Молодёжь стала совсем другой, мы её не знаем, она живет больше в виртуальном мире, социальные сети заменили ей реальное человеческое общение, у неё другой взгляд на мир, другие ценности… Возможно, всё это правда, но наше исследование позволяет утверждать, что продолжают существовать и традиционные формы трансляции поведения, стиля жизни, ценностей. Мы убедились, интерес к «серьёзным» жанрам в современной художественной культуре формируется в основном в образованных семьях, в которых детей с детства водят в театры, музеи. Дети из этих семей сами стремятся к получению высшего образования (у 76 процентов респондентов с высшим образованием оба родителя имеют высшее образование), и своих детей они тоже будут приучать к общению с искусством.

    Иначе говоря, семья остаётся важнейшим институтом формирования эстетических потребностей. Так было раньше, так продолжается и теперь.

     

    Примечания

    1 – Статья подготовлена в рамках реализации программы фундаментальных исследований Президиума РАН (Постановление № 176 от 23.12. 2014) «Историческая память и российская идентичность»

    2 – Сокращённый вариант. Полный текст статьи, в котором приводятся графики и таблицы с полученными цифровыми данными, опубликован в журнале «Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований». 2017. № 4. С. 32-42.

    3 –  Загоскин М.Н. Два характера. Брат и сестра // Москва-Петербург: pro et contra. Диалог культур в истории национального самосознания. Изд. РХГИ. СПб., 2000. С. 127

    4 –  Бенуа А. Художественные письма. Москва и Петербург // Москва-Петербург: pro et contra. Диалог культур в истории национального самосознания. С. 341-342

    5 – Замятин Е.И. Москва—Петербург. // Москва-Петербург: pro et contra. Диалог культур в истории национального самосознания. С. 552

    6 – Васильева, Ю.А., Золотых Л.Г. Лингвокультурный типаж «петербуржец» в русском языковом сознании. // Гуманитарные науки. 2015, № 2 (54). С. 60

    7 – Дмитриевская Н. Санкт-Петербург: в поисках горожанина. // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2001, № 3. С. 3

    8 – В индексе выделяются четыре группы респондентов по критерию приобщённости к культурной жизни города: 1. нулевой уровень приобщённости — группу образуют респонденты, которые не были ни разу или были только один раз в течение года в театрах, на различных концертах и выставках; 2. низкий уровень — в группу входят респонденты, побывавшие в течение года где-либо от двух до четырёх раз в сумме; 3. средний уровень — от пяти до девяти посещений в сумме; 4. высокий уровень — группу образуют респонденты, побывавшие в течение года где-либо десять и более раз. До 2000 года при расчёте индекса не учитывалось посещение кинотеатров, поэтому для правильного понимания динамики происходящих изменений приводятся и данные, не учитывающие посещение кинотеатров.

    9 – http://gov.spb.ru/gov/otrasl/c_culture/statistic/

    10– http://gov.spb.ru/gov/otrasl/c_culture/news/113389/

    11 – Илле М. Петербуржцы в театрах, на концертах и выставках. Исследование художественной жизни Санкт-Петербурга конца ХХ — начала XXI века. СПб., изд. «Норма». 2008. С. 47

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    один × 2 =