Скульптура по имени «халтура» | Мозгократия

Скульптура по имени «халтура»

Марианна Баконина
Сентябрь25/ 2017

Очередной скандал с очередным памятником. К постаменту памятника конструктору Михаилу Калашникову притачали барельефы с чертежами Шмайссера. Глупость, диверсия, постмодернизм?

Скандалы с памятниками стали уже привычным элементом родного медиа-ландшафта. Не понимаю, отчего публика так перевозбудилась сейчас, после того как дотошный военный историк обнаружил на постаменте памятника Калашникову чертежи пресловутой винтовки StG 44 Хуго Шмайссера? Скандал, конфуз, провал! Масса версий. Не то вражеская диверсия и саботаж, намёк на истинное авторство легендарного оружия. Не то постмодернистский подтекст с подмигиванием, не зря же скульптор Салавт Щербаков в молодости тусовался с самим Дмитрием Приговым.

Правда, сам ваятель, как и его заказчики из Военно-исторического общества, остались спокойны как слоны. Мол, не специалисты мы в таком деле, как автоматическое оружие, а скульптор вообще личность творческая, с полётом фантазии, так сказать. Автор монумента сослался на интернет, откуда он и сотрудники его мастерской черпали вдохновение и чертежи оружия. А в интернете как назло чертёж штурмовой винтовки Шмайссера выдавали по запросу «Калашников». Кто ж тут виноват, кроме проклятой глобальной Сети? Отчего все фырчат, иронизируют и призывают к ответу?

На фоне биографии скульптора, изваявшего, с позволения сказать Калашникова, гнев художественной и прочей общественности по поводу монумента выглядит чрезмерным, не уместным и надуманным.

Творческий метод скульптора Щербакова, украсившего столицу очередным монументом, на его странице в Википедии описывается как «реализм». Я бы дополнила: «конвейерный реализм».

Скульптор отметился не только в столице. Его творения покрыли всю Россию от Хабаровска до Петербурга, а также радуют иностранцев от Баку до Баден-Бадена.

Вот авторское описание памятника воинам-интернационалистам в Москве: «Памятник представляет собой четырёхметровую бронзовую фигуру молодого советского солдата в камуфляжной форме с каской в левой руке и автоматом в правой. Солдат изображён подошедшим к обрыву скалы и смотрящим вдаль. Фигура воина стоит на постаменте, выполненном из красного гранита. На постамент установлен бронзовый барельеф со сценой боя».

Тут всё сказано. Далее остаётся менять имена, костюмы и предметы, дорогие для того, кого нужно увековечить. Автомат, каска, ручка, винтовка и так далее.

«Вечные» материалы бронза и красный гранит подходят всем героям от Гейдара Алиева до Петра Столыпина:

Князь Владимир (бронза, гранит) держит меч и крест.

Строитель железных дорог Франц Герстнер (бронза, гранит) — паровоз. Принцесса Луиза (бронза, гранит) — книгу. Патриарх Гермоген (бронза, гранит) — крест и посох…

Иногда приходится поколдовать с атрибутами. Ведь после Герстнера уже неловко давать в руки паровоз инженеру-путейцу Павлу Мельникову. Мельников сжимает в руке свиток, вероятно — высочайший указ о строительстве железной дороги Санкт-Петербург-Москва.

А вот у инженера Владимира Шухова под мышкой чертежи с указкой. Костюм из тех далеких, из тридцатых, мешковатый. Александр Iв мундире попирает орудия эпохи войн с Буонапарте.

Все по канону. Как на конвейере.

Некоторые памятники не дополнены говорящими деталями. Гейдар Алиев просто машет рукой — видимо, потомкам. Столыпин грозно смотрит в будущее, на боку шпажонка. Но тут скорее авторская недоработка или лень. Столыпину можно было дать в руки газету, как на портрете кисти Ильи Репина. Алиеву… Ну хоть флаг Азербайджана или макет нефтепровода его имени.

Не в первый раз скульптора Щербакова и его подмастерьев ловят на ошибках и исторических несоответствиях.

Князь Владимир в шапке Мономаха — явный анахронизм. Правда, внедрённый ещё в царские времена. Облачён в далматику с долгими рукавами по московской, а не киевской моде и с бородой. До нас дошли лишь монеты с ликом равноапостольного князя, на которых мало что можно разглядеть, но ясно видны усы и бритый подбородок. Так что с точки зрения мужской красоты эпохи Крещения Руси — борода на памятнике явно лишняя.

А у памятника «Прощание славянки» на Белорусском вокзале подкачали геральдические композиции — щиты с указанием годов «1914» и «1941». Создатели задумали украсить их элементами стрелкового оружия времён Первой и Второй мировых войн. Но композицию «1941» «усилили» не только пистолетом-пулемётом ППШ-41 и ручным пулемётом ДП-27, но и двумя немецкими винтовками Mauser 98k. Они, конечно, похожи на винтовку Сергея Мосина, но ветераны и прочие специалисты расстроились. Через несколько дней после торжественного открытия «Прощания славянки» немецкие винтовки спилили и отправили на экспертизу и переделку.

Точно так же поступили с чертежами штурмовой винтовки Шмайссера на памятнике знаменитому российскому оружейнику. Спилили и унесли для работы над ошибками.

Подумаешь, проблема — отлили в бронзе какую-то фигню. За всем не уследишь.

Подозреваю, что скандалов по поводу других монументов работы Щербакова не случилось потому, что специалисты-историки, въедливые коллекционеры, оружейники и ветераны не слишком внимательно рассматривали паровоз в руках Герстнера, не вглядывались в батальные сцены на памятниках Александру I и воинам-интернационалистам, не считали пуговицы на сюртуке Столыпина.

Иначе выяснилось бы, что диспозиция при Бородине была совсем другой. Макет паровоза творцы нашли на сайте «Американские железные дороги». А душманы воевали совсем другими винтовками и в других головных уборах…

Уверена, что если коллективу авторов в целом и скульптору Щербакову в частности покажут ещё один или ещё много ляпов на их изваяниях, они просто пожмут плечами и со словами «что ж, бывает» спилят очередной гранитно-бронзовый диссонанс. Ошибки спишут на недостоверность Интернета и полёт творческой фантазии.

Салавату Щербакову и его подмастерьям некогда думать о деталях и проверять их достоверность. Им вообще некогда думать. У них конвейер. Они отливают в граните и бронзе минимум по монументу в год. А то и по два, и по три.

Михаил Аникушин, Паоло Трубецкой и прочие Микеланджело нервничают и завидуют плодовитым творцам.

А уж Этьен Фальконе, который больше десяти лет возился с «Медным всадником» да так и не дождался церемонии открытия, — просто беспомощный лошара на фоне Салавата Щербакова со товарищи.

Куда ему до монументалиста-реалиста Салавата Щербакова и его подмастерьев! У них конвейерный реализм, а на конвейере главное — непрерывность. Брак? Ну, он неизбежен на любом конвейере, даже у Форда. Зарабатывают валом, а не эксклюзивным качеством, идёт ли речь о «мерседесах», пластмассовых уточках или изваяниях великих.

А вы говорите — диверсия, глупость, постмодернизм…

Ничего подобного. Просто работа. Просто скульптура. Просто халтура. Просто надо понимать — если такого рода конвейеры по ваянию запускают, значит, это кому-нибудь нужно. И очень выгодно.

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двадцать + 1 =