Циолковский. Калужский мечтатель | Мозгократия

    Циолковский. Калужский мечтатель

    Наталья Корконосенко
    Сентябрь15/ 2017

    В воскресенье, 17 сентября, исполняется 160 лет со дня рождения Константина Циолковского. Президентская библиотека приглашает ближе познакомиться с научными трудами русского мыслителя и материалами о нём.

    Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935) известен во всём мире как основоположник теории современной космонавтики и философ, заложивший основы русского космизма. Эти два вектора, определившие движение мысли учителя математики из Калуги, отражают и научные труды Циолковского, и разнообразные материалы о нём, представленные на портале Президентской библиотеки.

    Близкое знакомство с фактами из жизни учёного, почерпнутыми из электронного фонда библиотеки, помогает по-новому понять и оценить значение этой могучей в научном и нравственном отношении личности.

    В книге Якова Перельмана  «Циолковский» (1932) обозначены главные этапы деятельности учёного, осмыслены истоки его гениальности. В десятилетнем возрасте Константин заболел скарлатиной и потерял слух, вследствие чего не смог учиться в школе и вынужден был заниматься самостоятельно.

    «В детстве глухота причиняла мне невыразимые муки.., хотя я отчётливо сознавал, что оригинальностью своих работ я обязан именно ей, — читаем мы в книге Перельмана. — Что же было бы со мной, если бы я не оглох? Я, может быть, сделал что-нибудь маленькое, развил какую-нибудь философию, может быть, изобрёл бы что-нибудь и осуществил, но всё это было бы очень ничтожно и сомнительно, так как счастье и удовлетворённость погашают высшую деятельность».

    Для продолжения самообразования отец решил послать способного не по годам 16-летнего юношу в Москву. Три года самостоятельных целеустремленных занятий в библиотеке Румянцевского музея обогатили молодого человека знаниями в области математики, физики, астрономии…

    Жизнь не баловала провинциального интеллектуала: «Я получал из дома 10-15 рублей в месяц. Питался одним чёрным хлебом, не имел даже картошки и чаю. Зато покупал книги, трубки, ртуть, серную кислоту и прочие химические реактивы для опытов», — вспоминал Циолковский. Привычку эту он не утратил и с годами: 40 лет служил Циолковский учителем математики в калужской гимназии, растил семерых детей, и при этом часть своего скудного заработка тратил к радости учеников на приборы и реактивы для занимательных опытов. К счастью, женой учёного была дочь священника, она безропотно терпела бедность и во всём помогала мужу.

    Потеря слуха мешала полноценному общению Константина Эдуардовича с внешним миром, но «не вызвала упадка нравственных сил, — пишет О. Кечеджянц в книге «Библиотека красноармейца. Циолковский» (1940), электронная копия которой хранится в Президентской библиотеке— До конца дней своих учёный сохранил необыкновенную духовную бодрость, целеустремленность. Уверенность в себе и в правдивости тех идей, служению которым он отдал всю свою сознательную жизнь».

    Будучи ещё совсем молодым человеком, Циолковский написал три труда: «Теория газов», «Механика животного организма» и «Продолжительность лучеиспускания звёзд». Эти труды он послал в Петербургское физико-химическое общество, которое единогласно выбрало его своим членом. О «Механике» отшельника из Калуги дал хороший отзыв великий физиолог Иван Сеченов. В 1895 году Циолковский издал книгу «Аэроплан», в которой он, предвосхитив на восемь лет работы американцев братьев Райт в области авиации, излагал теорию самолёта — этот труд был высоко оценён блестящим русским учёным Николаем Жуковским.

    Вся жизнь Циолковского была подчинена разгадке «истинного положения вещей» на земле и за её пределами. Учёному было уже 46 лет, когда в № 5 журнала «Научное обозрение» появилась его первая статья о ракетной технике — «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903). В этой работе Циолковский впервые для реального осуществления космического полёта предложил проект ракеты с жидкостным двигателем, обосновал теорию её полета. В фонде Президентской библиотеки широко представлены первые издания научных трудов первого теоретика воздухоплавания и космических полётов: «Будущее Земли и человечества» (1928), «Проект металлического дирижабля на 40 человек» (1930), «Реактивный аэроплан» (1930), «Космическая ракета. Опытная подготовка» (1927), «Новый аэроплан» (1929)  и другие.

    В Президентской библиотеке не меньшее внимание уделено и философским трудам Циолковского, сделавшим его классиком русского космизма. Впрочем, в миропонимании учёного обе эти сферы науки были неразделимы. Характерно, что в массиве опубликованных в советское время работ Циолковского труды по ракетной технике занимают весьма скромное место, главным же образом это философские эссе идеалистического, на первый взгляд, направления: «Воля вселенной» (1928), «Нирвана» (1914), «Причина Космоса»(1925), «Научная этика» (1930) и др.

    «Населённость Вселенной есть абсолютная, хотя не фактическая истина, — пишет Циолковский в последней из названных работ. — Сказать, что Вселенная пуста, лишена жизни на том основании, что мы её не видим, есть грубое заблуждение. …Материализм во мне уживался с верой в какие-то непостижимые силы, связанные с Христом и Первопричиной. Я жаждал этого таинственного, но все эти общепринятые во всех религиях символы (“душа”, “потусторонний мир”, “рай”, “ад”) надо глубоко проработать, расшифровать их с космической точки зрения».

    Таков уровень задач, которые ставил перед собой учёный из провинции, по поводу чего его столичные недоброжелатели брюзжали, что этот «выскочка» ставит себя выше Бога. Но это не так: «Я всегда помнил, что есть что-то неразгаданное, что Галилейский учитель и сейчас живёт, и имеет значение, и оказывает влияние до сих пор».

    Циолковский был учёным-материалистом, но отнюдь не позитивистом марксистского толка. Его терзало «сознание неполноты науки, возможность ошибки и человеческой ограниченности, весьма далёкой от истинного положения вещей. Оно осталось и теперь и даже растёт с годами». Как видим, его упорное желание расшифровать с научной точки зрения систему истин религии со временем только возрастало.

    В сочинении «Причина космоса»: с добавлением отзыва о «Монизме Вселенной» и ответов на вопросы по поводу этой книжки (1925) Циолковский продолжает спор со своими оппонентами: «Я хочу привести вас в восторг от созерцания Вселенной, от ожидающей всех вас судьбы, от чудесной истории прошедшего и будущего каждого атома… Мои выводы более утешительны, чем обещания самых жизнерадостных религий. Ни один позитивист не может быть трезвее меня. Даже Спиноза в сравнении со мной мистик, если и опьяняет моё вино, то всё же оно натурально».

    Спор не окончен, поэтому в последние десятилетия устойчиво растёт интерес к русскому космизму, его философскому и общекультурному наследию. Об этом говорит целый ряд диссертаций наших современников, например, оцифрованный автореферат на соискание звания доктора философских наук Владимира Лыткина.

     

    «Философско-антропологический проект К. Э. Циолковского» (2013), где автор пишет: «Уже в начале XX века Циолковский, как и другие космисты, видел то огромное значение, которое могут иметь в будущем для человечества глобальные угрозы: экологические катастрофы, космические катаклизмы, истощение сырьевых ресурсов и т. д. К решению этих и других проблем Циолковский подходил с антропологической точки зрения, поэтому его можно считать основоположником космической антропологии, предметом которой становится изучение вероятных форм жизни во Вселенной, изучение космического будущего человечества».

    «Калужский мечтатель» вполне доказательно обещал в своей философии обогреть человечество, подарив ему уверенность в вечной жизни в пульсирующей бесконечности меняющейся Вселенной и меняющимся вместе с ней Homo Cosmicus.

    Так говорил Константин Циолковский

    Невозможное сегодня станет возможным завтра.

    Действительность почти всегда опережает воображение пророков.

    Земля — это колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели.

    Наука имеет чрезвычайно осязательную, так сказать, хлебную важность.

    Новые идеи надо поддерживать. Немногие имеют такую смелость, но это очень драгоценное свойство людей.

    Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчёт, и уже, в конце концов, исполнение венчает мысль.

    Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе всё околосолнечное пространство.

    Проникни люди Солнечную систему, распоряжайся в ней, как хозяйка в доме: раскроются ли тогда тайны мира? Нисколько! Как осмотр какого-нибудь камушка или раковины не раскроет ещё тайн океана.

    Смерть есть одна из иллюзий слабого человеческого разума.

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    тринадцать − 3 =