Любовь к цвету хаки | Мозгократия

    Любовь к цвету хаки

    Сергей Ачильдиев
    Декабрь08/ 2017

    Милитаризованное сознание стало неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Не это ли сделало нас агрессивнее, нетерпимее, а наше восприятие мира — более примитивным?

    Дядька был ещё не старый, лет шестидесяти, и не кадровый военный.

    — Я горжусь нашей армией! — произнёс он с придыханием, подчёркивая интонацией каждое слово, и лицо его порозовело. Видимо, от сознания значимости сказанного. — Наша армия готова выполнить приказ в любой точке земного шара. Сирия это показала и доказала.
    — А я горжусь нашим МЧС, — сказал я. — Они спасают людей в самых сложных ситуациях. И тоже в любой точке земного шара, где случилась катастрофа. — Это возражение далось мне легко, потому что оно соответствует истине.

    Дядька из розового стал красным.

    — А как насчёт наших железных дорог? — Я решил не сдаваться. — Я ими тоже горжусь. Они — самые протяжённые в мире, и в последнее время комфорт в поездах стал гораздо выше.

    Тут дядька из красного стал пунцовым, и я понял, что пора остановиться: не дай бог, сейчас хватит мужика удар.

    Да простят меня записные патриоты, но я не могу уразуметь, почему надо гордиться армией в мирное время. Прекрасно понимаю наших бабушек и дедушек, которые гордились той Красной Армией, которая победила в войне, тем более такого масштаба и такого врага.
    Но с чего вдруг нынешней-то армией гордиться?..

    Да, в Сирии российские лётчики, ракетчики, моряки показали класс. Но это была просто хорошая профессиональная работа. Во всяком случае, судя по телекартинке и телеотчётам представителя Генштаба. А ничего другого мы не знаем. Видать, время ещё не пришло, чтобы сообщать нам, неразумным, всю правду, а не только официальную.

    Так с чего же у некоторых армия вызывает сегодня столько чувств?

    Включите телевизор, и вы наверняка всё поймёте. Для начала наткнётесь минимум на два-три канала, по которым одновременно крутят фильмы про войну. Где и какая война — неважно. Важно, что наши всюду — хотя и per aspera — побеждают. Если же нет войны — значит, просто солдатские будни в дальнем гарнизоне.

    Ну, а когда на экране война и с одной стороны наши (неважно каких веков) — всё, это патриотическая тематика. Беда только в том, что почти все такие фильмы — от «Суворова», снятого в 1940 году, до совсем недавней ленты «Батальонъ» — имеют одни и те же родовые признаки: война — это здорово, люди пошли воевать с радостью и стреляют, убивают, даже погибают без терзаний, а если и с мучениями, то мучения эти киношно эстетичны.

    Ещё чаще показывают войну в теленовостях, там это просто обязательный сюжет. Причём самый длинный, со смакованием подробностей и обильными комментариями. А кроме того — один-два сюжета про других людей в погонах: железнодорожников, сотрудников МЧС, Ростехнадзора, лесного хозяйства, прокуратуры и прочих вполне гражданских ведомств. Если не смотреть теленовости, и не догадаешься, сколько у нас граждан имеют форменную одежду военного образца.

    Общую телекартину каждого дня, без выходных и праздников, дополняют так называемые ток-шоу на ведущих каналах. Кто бы там о чём ни говорил, смысл почти всегда один: враг повсюду, он окружает нас со всех сторон и уже проник в наши ряды.

    А теперь выключите телевизор и выйдите на улицу. И там вы без труда обнаружите следы милитаризованного сознания.

    Некоторые плакаты, приуроченные ко Дню Победы, висят на автобусных остановках, парковках и оградах скверов круглогодично. В городском общественном транспорте (по крайней мере, в петербургском) время от времени звучат записанные на магнитофон сообщения о том, что в таком-то году XVIII или XIX века русские войска разбили немцев (французов, австрийцев и прочих) там-то и там-то. Но про то, что в том же году родился или создал своё самоё выдающееся произведение Фонвизин, Менделеев, Чайковский или Крамской, вам никто никогда не расскажет. Победы в баталиях это патриотично, а какой может быть патриотизм в писателях, учёных и музыкантах с художниками…

    Ну и сам наш народ уже проникнут военным духом весьма основательно. Про женскую нашу половину ничего не скажу, но уж мужская — точно. В одежде едва ли не самый модный цвет — хаки: штаны, куртки болотно-зелёного или пятнисто-камуфляжного окраса. На личных автомобилях (причём нередко немецкого производства) стикеры с глубокомысленными текстами типа «На Берлин!», «Трофейная», «Можем повторить». Интересно, что эти храбрецы хотят повторить — войнушку из телевизора или то, что было на самом деле, включая несколько десятков миллионов убитых, ещё больше калек и кости, которые до сих пор лежат не захороненными в лесах и полях от Москвы и Петербурга до самых до западных окраин?

    И герои фильмов, сериалов, книг, любимые уже, кажется, всеми, а особенно министерством культуры, — у нас соответствующие. Не врач, борющийся за здоровье и жизнь своих пациентов, не учитель, ищущий пути-дорожки к сердцам своих трудных учеников, и уж, конечно, не какой-нибудь рефлексирующий физик-теоретик. Наши герои — люди с большими, как чайник, кулаками и без промаха стреляющим огнестрельным оружием — справедливые, рискующие собой (а чего не рисковать, если такие ни в киноогне не горят, ни в киноводе не тонут), но, мягко говоря, не интеллектуалы.

    …Объясните мне, неразумному, нам что, уже надоело мирное небо, мы уже соскучились по ползанию на брюхе и окопам со вшами и болотной водой по колено? Мы что, уже готовы кричать «да!» в ответ на знаменитый песенный вопрос «Хотят ли русские войны?»…

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    четырнадцать + тринадцать =