Земляне и космос: 2017 год | Мозгократия

Земляне и космос: 2017 год

Минувший год ещё раз показал: космос — одна из важнейших отраслей мировой экономики, науки и разработки технологий. Для многих тысяч людей он стал профессией, повседневной работой. Но для космонавтов по-прежнему это ещё и подвиг.

 

60 лет побед и огорчений

4 октября человечество отметило 60-летний юбилей со дня запуска первого в мире советского искусственного спутника Земли. Правда, празднования были не столь масштабными, как десять лет назад. Или когда отмечали 50-летие полёта Юрия Гагарина.

Но всё же круглая дата не прошла бесследно. Особенно для тех, для кого освоение космического пространства давно стала важной составляющей их жизни. Да и остальным, благодаря многочисленным выставкам, конференциям, книгам, фильмам, напомнили, что мы всё-таки космическая держава, а не абы кто. И что в будущем мы обязательно полетим к звёздам. Правда, будет это не скоро. Но обязательно будет.

И России, наследнице Советского Союза, и США, и многим другим странам есть чем гордиться, вспоминая эти шесть космических десятилетий.

За эти годы в мире были предприняты 5660 попыток запуска космических аппаратов. В международном реестре успешными и частично успешными (полезная нагрузка выведена на нерасчётную орбиту или оказалась неработоспособной после отделения от носителя) значатся 5302 пуска. Аварийными оказались 358 стартов (полезная нагрузка на орбиту не вышла).

Вообще, к какой категории отнести тот или иной пуск, вопрос довольно тонкий. Так, запуск американской автоматической межпланетной станции «Пионер-1» (Pioneer-1), состоявшийся 11 октября 1958 года, значится как успешный. Хотя станция удалилась на расстояние 113783 км, затем повернула вспять и 12 октября сгорела в земной атмосфере. А вот запуск советской автоматической станции Е-3 № 1, состоявшийся 15 апреля 1960 года, отнесён к категории аварийных. И это несмотря на то, что станция удалилась на 200 с лишним тысяч км от Земли и прекратила своё существование только 19 мая, то есть пробыла в космосе 34 дня.

Впрочем, сейчас речь не о проблемах классификации пусков — о статистике. Поэтому буду использовать общепринятые понятия.

Кроме состоявшихся стартов, семь ракет-носителей (шесть — в СССР, одна — в Бразилии, одна — в США) взорвались на стартовом комплексе в ходе предстартовой подготовки ещё до выдачи команды «Пуск». Пик «космической активности» приходился на 1967 год, когда космические державы предприняли 139 попыток запусков носителей космического назначения. Правда, 13 этих попыток были аварийными. По числу успешных запусков лидирует 1984 год— 129 успешных пусков из 129.

С 1964-го по 1990 год в мире стабильно запускалось более 100 ракет ежегодно. Затем, после глобальных изменений на мировой арене, количество ежегодных стартов пошло на убыль. В последние пять лет количество запусков колеблется в пределах от 82 до 92 стартов. Но есть некоторая тенденция возрастания.

По количеству попыток запусков абсолютный лидер — наша страна: 3213 попыток, в том числе 3057 успешных и частично-успешных. Это 56,8 % общего количества попыток.

На долю США приходится 1661 пуск. Это 29,3 % от общего числа таких попыток. На третьем месте Китай — 266 попыток. На четвёртом — компания «Арианспейс» (Arianespace) — 263 попытки.

Показатели остальных стран гораздо ниже. И такое соотношение сохранится ещё очень долго. Единственное возможное изменение — рывок Китая по отношению «Арианспейса». Все остальные вариации в ближайшие два десятилетия вероятны в пределах 1% для основных «запускающих» стран.

В качестве стартовых площадок использовались более 30 мест на земном шаре. Большинство стартов было осуществлено с космодрома Плесецк — 1615 (28,5%). Несмотря на то, что в последние годы его используют значительно реже, чем раньше, но лидерство самого северного космодрома России сохранится еще не менее 10 лет.

На втором месте Байконур — 1475 пусков (26%), на третьем — космодром на мысе Канаверал — 895 (15,8%), на четвертом — база ВВС США «Ванденберг» — 665 (11,7%), на пятом — космодром Куру во Французской Гвиане — 275 (4,5%). На долю всех остальных стартовых площадок приходится 735 стартов (13%).

По типу старта подавляющее большинство пусков ракет-носителей (РН) (> 98 %) было выполнено с наземных стартовых комплексов. Остальные пуски состоялись с водной поверхности (стартовые платформы «Сан-Марко» (San Marco) и «Одиссей» (Odyssey), а также борт российской подводной лодки К-407 «Новомосковск») и с борта самолётов-носителей, взлетавших с территории американских полигонов и военных баз. Ещё один раз «воздушный космодром» взлетел с аэродрома на Канарских островах.

В ходе всех успешных и частично-успешных пусков РН на околоземную орбиту было выведено более 7500 космических аппаратов, принадлежащих более чем 60 государствам мира. Некоторая часть вышла на орбиту неработоспособной.

Как и в случае с пусками ракет, подавляющее большинство запущенных спутников принадлежат СССР/России и США (более 85 %). А если учитывать, что многие космические аппараты для Испании, Бразилии, Малайзии, Индонезии, Белоруссии и многих других стран также изготовлены советскими (российскими) и американскими специалистами, можно говорить о доминирующей роли двух великих космических держав в космической деятельности человечества. Даже Китай, с его стремительным космическим взлётом, в общем числе запущенных спутников занимает пока более чем скромное место.

По типу использованных для космических стартов ракет лидерство удерживают ракеты-носители семейства легендарной «семёрки». За 60 лет космической эры эти ракеты стартовали 1874 раз. Самые популярные носители — американские «Атласы» (Atlas), «Торы» (Thor) и «Дельты» (Delta), российские «Протоны» — имеют в своей истории, в лучшем случае, несколько сотен пусков.

 

  1. Основные события 2017 года

Несмотря на обилие событий в ракетно-космической сфере, значимых свершений в минувшем году было не так уж много. Если не считать таковыми многочисленные заявления о грядущем прорыве, которые делали руководители космических агентств России и США, а также лидеры частной космонавтики.

Да, прожектов было много. Но какие из них воплотятся в жизнь, сказать сегодня трудно. Поэтому мне пришлось сократить «топ-10» и трансформировать его в «топ-5».

 

1.1. 104 спутника за один раз

В последние годы популярными стали кластерные запуски космических аппаратов. В основном их запускают в качестве попутного груза вместе с «весомыми» спутниками. Но некоторые старты изначально ориентированы именно на вывод на околоземную орбиту множества небольших аппаратов массой от килограмма и больше.

Например, 14 июля прошлого года во время старта с космодрома Байконур ракеты-носителя «Союз-2.1а» в космос было выведено 73 спутника. Основной нагрузкой стал российский аппарат для дистанционного зондирования Земли «Канопус-В-ИК» массой 473 килограмма, а дополнительной — множество немецких, японских, норвежских, российских и американских спутников массой в несколько килограммов. Был даже российско-эквадорский спутник.

Но рекорд установила индийская ракета-носитель PSLV1, запущенная 15 февраля. Основной нагрузкой являлся индийский спутник ДЗЗ2 «Картосат-2D» (Cartosat-2D) массой более 700 килограммов. Вместе с ним на орбиту были выведены ещё 103 (!) малых спутника. Большую часть составила группировка спутников ДЗЗ типа «Флок» (Flock), их было запущено 88 штук.

Если судить по возникшей в последнее время тенденции, то и 104 спутника — не предел. Возможно, уже в следующем году этот рекорд будет побит. Например, теми же индийцами, которые серьезно взялись за коммерческий космос. Или «Роскосмосом», который намерен активно присутствовать на рынке пусковых услуг. Поживём — увидим.

 

1.2. Первый раз во второй раз

30 марта 2017 года с площадки LC-39A Космического центра имени Кеннеди (шт. Флорида, США) стартовала ракета-носитель «Фалкон-9» (Falcon-9) с европейским телекоммуникационным спутником «СЕС-10» (SES3-10). Запуск прошел успешно: космический аппарат был выведен на расчётную орбиту, а первая ступень носителя благополучно села на плавучую платформу в Атлантическом океане.

Мы уже привыкли к регулярным стартам «Фалкона-9». Да и посадкой её первой ступени нас уже не удивишь. И всё-таки мартовский пуск стал особенным — впервые для выведения на орбиту полезной нагрузки использовалась первая ступень, уже совершавшая полёт. То есть Элон Макс (Elon Musk), глава компании «Спейс-Экс» (SpaceX), выполнил своё обещание, которое многие эксперты воспринимали как PR-кампанию.

До конца года состоялась ещё парочка аналогичных экспериментов. Причём во время одного из них специалисты «Спейс-Экс» не только во второй раз использовали первую ступень «Фалкона-9», но и запустили с её помощью грузовой корабль «Дрэгон» (Dragon), тоже ранее побывавший в космосе.

Успехи Маска заставили многих иначе взглянуть на проблему частично многоразовых ракет-носителей. Если помните, ещё в 2016 году в России эта идея высмеивалась, как «не несущая никакой экономической выгоды». Однако теперь на неё смотрят иначе. В конце прошлого года Ракетно-космическая корпорация «Энергия» и центр «Прогресс» (Самара) в инициативном порядке приступили к рассмотрению вопроса о многократном использовании первой ступени перспективной ракеты-носителя «Союз-5». Ведутся аналогичные проработки и в Китае.

Но пока суть да дело, Маск намерен развить свой успех. На этот год запланировано повторное использование первой ступени «Фалкон-9» через 24 (!) часа после первого старта. И хотя вероятность неудачи весьма высока, размах впечатляет.

И ещё несколько слов о многоразовости. Какой бы критике ни подвергался Маск, он методично идёт к своей цели — снизить стоимость пусковых услуг. Если ему удастся заставить первую ступень летать как минимум пять раз, цена единичного запуска ракеты снизится на 15%. А при десятикратном её применении можно говорить и о снижении затрат на четверть.

Если другие игроки не почешутся, «Спейс-Экс» может захватить большую часть коммерческого рынка пусковых услуг. Особенно больно это ударит по «Роскосмосу» и по европейской компании «Арианспейс». Впрочем, это ещё дело будущего, которое, как известно, не предсказуемо.

 

1.3. Завершение миссии «Кассини»

В минувшем году завершилась миссия американского межпланетного зонда «Кассини» (Cassini). 15 сентября космический аппарат был сведён с орбиты, вошёл в атмосферу Сатурна и там сгорел. Так закончилась одна из самых ярких страниц мировой космонавтики, связанных с межпланетными полётами.

Миссия «Кассини» началась 15 октября 1997 года и продолжалась 20 лет. Основными её задачами являлись исследования Сатурна, изучение колец газового гиганта, а также спутников Сатурна.

Для разгона аппарата использовались гравитационные поля трёх планет. Он два раза пролетел близ Венеры, один раз близ Земли и один раз близ Юпитера. 30 июня 2004 года «Кассини» прибыл к Сатурну и стал первым искусственным спутником этой планеты. На борту межпланетного зонда находился европейский аппарат «Гюйгенс» (Huygens probe), который 14 января 2005 года впервые опустился на Титан — спутник Сатурна.

Первоначально миссия была рассчитана на четыре года, но запас прочности зонда позволил несколько раз её продлевать. За то время, что «Кассини» провёл на орбите Сатурна, он совершил более 100 пролётов близ спутников Титан, Энцелад и других, 22 раза входил в область между Сатурном и его внутренним кольцом. Был собран и отправлен на Землю значительный объём научной информации, которая позволила понять многие процессы, происходящие на планете и на её спутниках. «Кассини» работал до конца — НАСА транслировало последние минуты жизни аппарата в прямом эфире.

Ни одна из ведущих космических держав пока не планирует новых миссий к Сатурну. Есть только планы изучения его спутника, Титана, — самого интересного и самого загадочного объекта из сатурианского семейства. Но до их реализации пока далеко. Да и путь до окольцованного гиганта не близкий. Так что смена «Кассини» прилетит не раньше 2030-х годов.

А пока учёные будут обрабатывать ту информацию, которую собрал «Кассини», и смотреть на Сатурн с помощью телескопов. Что тоже нужно и важно.

 

1.4. Начало эры сверхлёгких ракет

Может показаться странным, но в арсеналах ведущих космических держав нет ракет сверхлёгкого класса. Таких, которые могут выводить на околоземную орбиту грузы массой всего несколько килограммов.

Впрочем, необходимости в таких носителях раньше и не было — космические аппараты весили от нескольких сотен килограммов до нескольких тонн и доставлять на орбиту их должны были ракеты помощнее. Ну, а мелочь вполне могла идти попутным грузом.

Но это было (да и остаётся) весьма дорогим удовольствием. Поэтому в разных странах мира задумались о создании малогабаритной ракеты, способной быстро и относительно недорого запускать небольшие аппараты, которые сегодня по своим возможностям могут заменять крупные спутники.

Первая попытка запустить сверхлёгкий носитель была предпринята в конце 2015 года. Это была американская ракета-носитель «Супер Стрипи» (Super Strypi), но американцев постигла неудача.

Неудачными оказались и запуски, произведённые в 2017 году. 14 января разбилась переделанная из геофизической в космическую японская ракета SS-520-4, а 25 мая потерпела аварию ракета «Электрон» (Electron), создаваемая новозеландским подразделением частной американской компании «Рокет Лэб» (Rocket Lab).

Как видим, сверхлёгким ракетам пока не везёт — они ещё только учатся летать. Но шансы у них весьма неплохие. И когда появится успех, — а я думаю, что на космический рынок сверхлёгкие ракеты выйдут в ближайшие два-три года, — статистика космических запусков существенно изменится. Ракеты будут взлетать из разных точек земного шара и во множестве. Да и число стран, обладающих космическими носителями, значительно увеличится.

 

1.5. Аварии

К сожалению, минувший год не был безаварийным.

Три аварии — упомянутые выше неудачные пуски японской ракеты SS-520-4 и новозеландской «Электрон», а также аварийный пуск иранского носителя «Семург» —произошли на стадии лётных испытаний. Такое случалось и случается весьма часто.

На лётные испытания можно списать и аварию, происшедшую с китайским носителем тяжёлого класса «Чанчжэн-5». Это случилось 2 июля. Для носителя данный пуск был вторым в его лётной истории. На околоземную орбиту планировалось доставить экспериментальный спутник связи. Но что-то пошло не так, и пуск оказался неудачным.

В отличие от аварий японской, новозеландской и иранской ракет, которые прошли относительно незаметно, последствия аварии «Чанчжэн-5» оказались куда масштабнее. С помощью этой ракеты китайцы планируют осваивать Луну и Марс. В частности, на минувший год был запланирован старт зонда «ЧанъЭ-5», в задачу которого входила посадка на Луну, взятие образцов грунта и доставка их на Землю. Иными словами, предполагалось повторить то, что в 1970-е годы сделали советские лунные станции «Луна-16», «Луна-20» и «Луна-24».

Теперь старт зонда «ЧанъЭ-5» отложен. По мнению экспертов, полёт сможет состояться не ранее 2019 года. А до этого момента носитель «Чанчжэн-5» должен научиться летать. И летать безаварийно.

Судя по всему, при расследовании июльской аварии были вскрыты некоторые существенные недостатки, которые присущи не только новому носителю, но и другим ракетам семейства «Чанчжэн». Только этим можно объяснить тот факт, что почти три месяца в Китае не проводилось никаких пусков космических носителей. Хотя планы на прошлый год у китайцев были значительными…

Но самой резонансной аварией года стала неудача при запуске 28 ноября российской ракеты-носителя «Союз-2.1б» с метеорологическим спутником «Метеор-М» и 18 «попутчиками». Правда, подвела не ракета, она-то отработала на отлично, а разгонный блок «Фрегат», который из-за ошибки в системе управления не смог выполнить поставленную перед ним задачу и утонул вместе с грузом в водах Атлантического океана. Но результат всё равно оказался аварийным.

Этот инцидент в полной мере продемонстрировал те проблемы, от которых российская ракетно-космическая отрасль пытается избавиться все последние годы, — падение качества продукции и недостаточная квалификация работающих в отрасли кадров. Не помогает и реформа отрасли. Судя по регулярно происходящим авариям, работа по реформированию идёт не столь удачно, как об этом говорят руководители госкорпорации «Роскосмос».

К тому же «идеологические шатания», когда мы не можем однозначно и чётко сформулировать цель, к которой должна стремится отечественная космонавтика, не добавляют оптимизма. То мы создаём собственную орбитальную станцию, то продолжаем работать на Международной космической станции (МКС), то нам не нужна сверхтяжёлая ракета, то мы её будем делать, то мы летим на Луну, то не летим…

К счастью, авариями заканчиваются лишь некоторые пуски. Большинство ракет стартуют нормально. И будем надеяться, что это соотношение, если и будет меняться, то только в лучшую сторону.

 

  1. Пилотируемая космонавтика

В ушедшем году в космос стартовали четыре пилотируемых корабля. Все они были российскими, и все были запущены с космодрома Байконур в Казахстане по программе работ на МКС.

Весной-летом завершились экспедиции, начатые в 2016 году. Осенью-зимой начались экспедиции, завершение которых запланировано на весну 2018 года.

Таким образом, за 56 с лишним лет пилотируемых космических полётов было выполнено 310 успешных запусков пилотируемых кораблей: 141 корабль запустил СССР (Россия), 163 — США, 6 — Китай.

Россия по-прежнему остаётся единственной космической державой, регулярно запускающей пилотируемые корабли.

 

2.1. Пилотируемые полёты

Космический корабль «Союз МС-02» стартовал с космодрома Байконур (31-я площадка) 19 октября 2016 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-49/50 Сергей Николаевич Рыжиков (Россия, 1-й полёт в космос), бортинженер-1 корабля, бортинженер МКС-49/50 Андрей Иванович Борисенко (Россия, 2-й полёт в космос) и бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-49, командир МКС-50 Роберт Шэйн Кимброу (Robert Shane Kimbrough) (США, 2-й полёт в космос).

Спустя двое суток экипаж прибыл на МКС и приступил к работе.

Запуск корабля «Союз МС-02» был задержан почти на месяц по техническим причинам. За время своего пребывания в космосе экипаж провёл большой комплекс исследований и экспериментов на борту МКС, принял и разгрузил несколько грузовых кораблей.

На Землю космонавты возвратились 10 апреля уже 2017 года.

«Союз МС-03» стартовал с космодрома Байконур (1-я площадка) 17 ноября 2016 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-50/51 Олег Викторович Новицкий (Россия, 2-й полёт в космос); бортинженер-1 корабля, бортинженер МКС-50/51 Тома Готье Песке (Thomas Gautier Pesquet) (Франция, 1-й полёт в космос) и бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-50, командир МКС-51, бортинженер МКС-52 Пегги Аннетт Уитсон (Peggy Annette Whitson) (США, 3-й полёт в космос). Спустя двое суток экипаж прибыл на МКС.

За время своего пребывания в космосе экипаж провёл большой комплекс исследований и экспериментов на борту МКС, принял и разгрузил несколько грузовых кораблей.

Олег Новицкий и Тома Песке возвратились на Землю на корабле «Союз МС-03» 2 июня 2017 года. А вот Пегги Уитсон продолжила полёт на борту МКС и возвратилась домой на борту корабля «Союз МС-04» лишь в начале осени, 3 сентября.

«Союз МС-04» стартовал с космодрома Байконур (1-я площадка) 20 апреля 2017 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-51, командир МКС-52 Фёдор Николаевич Юрчихин (Россия, 5-й полёт в космос) и бортинженер корабля, бортинженер МКС-51/52 Джек Дэвид Фишер (Jack David Fisher) (США, 1-й полёт в космос). В тот же день экипаж прибыл на МКС и приступил к плановой работе.

Впервые за долгие годы экипаж корабля серии «Союз» состоял из двух человек. Причиной — сокращение числа российских космонавтов в экипаже МКС (с трёх до двух). Планируется, что вновь число россиян в экипаже станции увеличится в наступившем году после запуска модуля «Наука».

За время пребывания в космосе экипаж провёл большой комплекс исследований и экспериментов на борту МКС, принял и разгрузил несколько грузовых кораблей. На Землю экипаж возвратился 3 сентября прошлого года.

«Союз МС-05» стартовал с космодрома Байконур (1-я площадка) 28 июля 2017 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-52/53 Сергей Николаевич Рязанский (Россия, 2-й полёт в космос), бортинженер-1 корабля, бортинженер МКС-52, командир МКС-53 Рэндольф Джеймс Брезник (Randolf James Bresnik) (США, 2-й полёт в космос) и бортинженер-2, бортинженер МКС-52/53 Паоло Анжело Несполи (Paolo Angelo Nespoli) (Италия, 3-й полет в космос). В тот же день экипаж прибыл на МКС и приступил к плановой работе.

За время пребывания в космосе экипаж провёл большой комплекс исследований и экспериментов на борту МКС, принял и разгрузил несколько грузовых кораблей. На Землю космонавты возвратились 14 декабря.

«Союз МС-06» стартовал с космодрома Байконур (1-я площадка) 12 сентября 2017 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-53, командир МКС-54 Александр Александрович Мисуркин (Россия, 2-й полёт в космос), бортинженер-1 корабля, бортинженер МКС-53/54 Марк Томас Ванде Хай (Mark Thomas Vande Hei) (США, 1-й полёт в космос) и бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-53/54 Джозеф Майкл Акаба (Joseph Michael Acaba) (США, 3-й полёт в космос). В тот же день экипаж прибыл на МКС и приступил к плановой работе. Причём это была самая быстрая стыковка в истории МКС — от момента старта корабля до касания стыковочного узла на станции прошло всего 5 час. 38 мин. 13 сек.

За время пребывания в космосе экипаж проведёт большой комплекс исследований и экспериментов на борту МКС, примет и разгрузит несколько грузовых кораблей. Возвращение на Землю запланировано на весну нынешнего года.

«Союз МС-07» стартовал с космодрома Байконур (1-я площадка) 17 декабря 2017 года. На его борту находились: командир корабля, бортинженер МКС-54, командир МКС-55 Антон Николаевич Шкаплеров (Россия, 3-й полёт в космос), бортинженер-1 корабля, бортинженер МКС-54/55 Скотт Дэвид Тингл (Scott David Tingle) (США, 1-й полёт в космос) и бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-54/55 Норисигэ Канаи (Япония, 1-й полёт в космос). Спустя двое суток экипаж прибыл на МКС.

За время пребывания в космосе экипаж проведёт большой комплекс исследований и экспериментов, примет и разгрузит несколько грузовых кораблей. Возвращение на Землю запланировано на весну этого года.

 

2.2. Космонавты

На околоземной орбите в прошлом году работали 17 космонавтов. Это на три космонавта меньше, чем годом ранее.

Вот их имена: Сергей Рыжиков, Андрей Борисенко, Роберт Кимброу, Олег Новицкий, Тома Песке, Пегги Уитсон, Фёдор Юрчихин, Джек Фишер, Сергей Рязанский, Рэндолф Брезник, Паоло Несполи, Александр Мисуркин, Марк Ванде Хай, Джозеф Акаба, Антон Шкаплеров, Скотт Тингл, Норисигэ Канаи.

Из тех, кто побывал на орбите в минувшем году, семеро космонавтов имели российское гражданство, столько же — американское, по одному — итальянское, японское и французское.

В прошлом году в космос отправились четверо новичков: трое американцев и один японец. Из россиян в космос летали только ветераны.

Среди тех, кто работал на орбите, была только одна женщина — американка Пегги Уитсон.

Шесть космонавтов — россияне Сергей Рыжиков, Андрей Борисенко и Олег Новицкий, американцы Роберт Кимброу и Пегги Уитсон, а также француз Тома Песке — отправились на орбиту ещё в 2016 гожу, а возвратились на Землю весной-летом-осенью 2017-го. Ещё шестеро — россияне Александр Мисуркин и Антон Шкаплеров, американцы Марк Ванде Хай, Джозеф Акаба и Скотт Тингл, а также японец Норисигэ Канаи — встретили наступление 2018 года на околоземной орбите. Их возвращение на Землю ожидается весной этого года.

Общий налет всех космонавтов в прошлом году составил 1951,08 чел.-дн. (5,35 чел.-лет). Это на 20 чел.-дн. меньше, чем годом ранее. Уменьшение налёта произошло из-за уменьшения численности экипажа корабля «Союз МС-04» и переносов дат старта. Но расхождение не столь значительно, чтобы говорить о каких-то тенденциях.

Всего же с 1961-го по 2017 год земляне пробыли в космосе 140,1 чел.-лет.

По состоянию на 1 января этого года в орбитальных космических полётах приняли участие 553 человека из 37 стран. Из числа летавших в космос 493 мужчины и 60 женщин.

 

2.3. Внекорабельная деятельность

В прошлом году было выполнено 10 выходов в открытый космос. Рост, с одной стороны, впечатляющий — в 2,5 раза по сравнению с тем, что было годом раньше, но в количественном выражении это всё равно не так уж и много — меньше чем раз в месяц.

Все выходы в открытый космос проводились по программе работ на борту МКС. Один выход был осуществлён из российского модуля «Пирс» и девять — из американского модуля «Квест» (Quest). Такое же количество раз использовались российские скафандры «Орлан-МК» и американские EMU1.

Во внекорабельной деятельности участвовали девять космонавтов: двое россиян, шесть американцев и один француз.

Американцы Роберт Кимброу и Пегги Уитсон по четыре раза покидали борт МКС. Американец Рэндолф Брезник делал это трижды. Американцы Марк Ванде Хей и Джек Фишер, а также француз Тома Песке — по два раза. Россияне Сергей Рязанский и Фёдор Юрчихин, а также американец Джозеф Акаба — по одному разу.

Общая продолжительность пребывания космонавтов в открытом космосе в прошлом году составила 5 дн. 3 час. 43 мин. Дольше всех находился в открытом космосе Роберт Кимброу: 4 выхода, 26 час. 8 мин. Меньше всех — Джозеф Акаба: 1 выход, 6 час. 49 мин.

Теперь о том, какую работу выполняли космонавты за пределами МКС.

6 января. Роберт Кимброу и Пегги Уитсон (оба — США). Замена водородно-никелевых батарей на литий-ионные. Продолжительность — 6 час. 32 мин.

13 января. Роберт Кимброу (США) и Тома Песке (Франция). Замена водородно-никелевых батарей на литий-ионные, работы по техническому обслуживанию станции. Продолжительность — 5 час. 58 мин.

24 марта. Роберт Кимброу (США) и Тома Песке (Франция). Работы по замене оборудования на внешней поверхности станции, подготовка к переносу герметичного стыковочного переходника PMA-3. Продолжительность — 6 час. 34 мин.

30 марта. Роберт Кимброу и Пегги Уитсон (оба — США). Работы по техническому обслуживанию станции, установка теплозащиты на вакантный стыковочный порт модуля Tranquility. Продолжительность — 7 час. 4 мин.

12 мая. Пегги Уитсон и Джек Фишер (оба — США). Замена бортового блока с электронной аппаратурой, техническое обслуживание манипулятора на модуле Kibo. Время пребывания за бортом станции было сокращено из-за проблем в скафандре Фишера. Продолжительность — 4 час. 13 мин.

23 мая. Пегги Уитсон и Джек Фишер (оба — США). Внеплановый выход. Замена вышедшего из строя релейного блока, отвечающего за функционирование панелей солнечных батарей, охлаждающего и иного оборудования, установленного на внешней стороне МКС, а также установка двух беспроводных телекоммуникационных антенн на поверхности лабораторного модуля Destiny. Продолжительность — 2 час. 46 мин.

17 августа. Сергей Рязанский и Фёдор Юрчихин (оба — Россия). Запуск пяти наноспутников, подготовка модуля «Поиск» к дальнейшим выходам в открытый космос, испытания скафандра «Орлан-МКС», эксперименты на внешней поверхности станции. Продолжительность — 7 час. 34 мин.

5 октября. Рэндолф Брезник и Марк Ванде Хай (оба — США). Ремонт манипулятора Canadarm-2 — замена вышедшего из строя захватного механизма. Продолжительность — 6 час. 55 мин.

10 октября. Рэндолф Брезник и Марк Ванде Хай (оба — США). Работы на внешней поверхности МКС. Продолжительность — 6 час. 26 мин.

20 октября. Рэндолф Брезник и Джозеф Акаба (оба — США). Работы на внешней поверхности МКС. Продолжительность — 6 час. 49 мин.

 

2.4. Суборбитальные полёты

В прошлом году не было ни одного полета по суборбитальной траектории. Зато вновь были обещания, что «уж в следующем году начнутся регулярные рейсы за границу атмосферы и космоса». Что ж, подождём. А тогда и поговорим.

 

2.5. Рекорды

В прошлом году не был побит ни один абсолютный мировой рекорд в области космонавтики. Так что приходится напоминать рекорды, установленные в предыдущие годы…

Самый продолжительный космический полёт: Валерий Поляков, Россия — 437 дн. 17 час. 58 мин. 32 сек. (08.01.1994 – 22.03.1995)

Суммарная продолжительность космических полётов: Геннадий Падалка, Россия — 878 дн. 11 час. 29 мин. 51 сек. (5 полётов, 1998–2015)

Наибольшее количество выходов в открытый космос: Анатолий Соловьев, Россия — 16

Самый продолжительный выход в открытый космос: Джеймс Восс (James Voss), Сьюзен Хелмс (Susan Helms), США — 8 час. 56 мин. (11.03.2001)

Суммарная продолжительность выходов в открытый космос: Анатолий Соловьев, Россия — 78 час. 32 мин. (16 выходов)

Наибольшее количество космических полётов: Джерри Росс (Jerry Ross), Франклин Чанг-Диас (Franklin Chang-Diaz), США — 7

Наибольшая продолжительность пребывания космонавтов на поверхности Луны: Юджин Сернан, Харрисон Шмитт, США — 3 дн. 19 час. 59 мин. 40 сек. (11-14.12.1972)

Самый длительный выход на поверхность Луны: Юджин Сернан, Харрисон Шмитт, США — 7 час. 36 мин. 54 сек. (13.12.1972)

Суммарная продолжительность работы на поверхности Луны вне кабины аппарата: Юджин Сернан, Харрисон Шмитт, США — 22 час. 3 мин. 57 сек. (3 выхода)

Максимальная высота подъема летательного аппарата при совершении суборбитального полёта: Брайан Бинни (Brian Benni), «СпейсШипВан» (SpaceShipOne), США — 112,1 км (04.10.2004)

…А вот в женской категории есть достижение: Пегги Уитсон установила два рекорда — по продолжительности единичного полета (289 сут. 05 час. 1 мин. 29 сек.) и по суммарной продолжительности полётов в космос (665 сут. 22 час. 22 мин. 57 сек.).

 

III. Запуски космических аппаратов

  1. Пусковая деятельность

В минувшем году в различных странах мира стартовала 91 ракета-носитель, целью которых был вывод на околоземную орбиту полезной нагрузки различного назначения. Это на 6 пусков больше, чем годом ранее.

В численном выражении 2017-й пусковой год выглядит следующим образом:

— Пять пусков (5,5%) были аварийными. Ещё несколько пусков расцениваются как частично-успешные.

Таким образом, аварийность выросла более чем в два раза — годом ранее потерпели аварии всего две ракеты. Однако среди разбившихся в 2017 году носителей три ракеты (японская SS-520, новозеландская Electron и иранская «Семург») ещё только учатся летать. И многого ждать от них не приходится. В принципе, разбившаяся китайская ракета «Чанчжэн-5» тоже находится на этапе лётных испытаний. А если прислушаться к заявлению представителей «Роскосмоса» о том, что и стартовавшая с космодрома Восточный РН «Союз-2.1б» с «Фрегатом» «находилась на этапе лётных испытаний», то ситуация с аварийностью вообще складывается радужная.

Впрочем, это только на словах. Причём только в том случае, если один глаз закрыть, а второй прищурить. На самом деле всё не так хорошо. И работать над обеспечением безаварийности надо всем. Работать постоянно. Иначе ракеты и в будущем будут «уходить за бугор».

— На первом месте по числу пусков (как и годом ранее) США. На их счету — 31,9% рынка пусковых услуг.

Основную лепту в американское лидерство внёс Элон Маск со своим носителем «Фалкон-9». Эта ракета стартовала в минувшем году 18 раз. И все пуски были успешными.

На втором месте по числу запусков Россия — 19 (20,9% рынка). А с учётом пусков «Союз-СТ» с космодрома Куру во Французской Гвиане, которые записаны за компанией «Арианспейс», в прошлом году были запущены 21 российская ракета (23,1%).

На третьем месте Китай — 18 пусков (19,8%). Китайцы намеревались в минувшем году увеличить число запусков до 30. Но этому помешали летние аварии, когда разбилась ракета «Чанчжэн-5», а телелекоммуникационный спутник «Чжунсин-9А» оказался на нерасчётной орбите.

Показатели компании «Арианспейс», Японии и Индии остались на уровне прошлого года. Да и их места в общем «рейтинге» не изменились.

В минувшем году в число космических держав едва не вошла Новая Зеландия — новозеландское подразделение американской компании «Рокет Лэб» попыталось запустить свой сверхлёгкий носитель «Электрон». Пуск оказался неудачным, а повторить попытку частники не успели из-за погоды. Будут пытаться сделать это в наступившем году. Конечно, вопрос о принадлежности Новой Зеландии к космическим державам весьма спорен. Но формально, если пуск следующего «Электрона» будет успешным, так и произойдет.

 

3.2. Космические аппараты

В результате пусков ракет-носителей в 2017 году был выведен на околоземную орбиту 371 космический аппарат. Кроме того, 67 спутников были доставлены на МКС, а потом выпущены в полёт, ещё 17 отделились от других космических аппаратов. Итого в космос вышли 455 аппаратов. Это в два раза с лишним раза больше, чем было запущено в 2016 году.

Ещё 23 спутника были утеряны в результате аварий. Для сравнения, в 2015 году в результате аварийных пусков были потеряны 24 спутника, в 2016-м — два.

Обращает на себя внимание большое количество космических аппаратов, запущенных с МКС. Международная станция уверенно превращается в космический космодром.

В основном космические аппараты были американского производства, большие и маленькие — 287 спутников. Плюс 13 космических аппаратов, которые были утеряны в результате аварий «Электрон» и «Союз-2.1б». Таким образом, преимущество американцев здесь подавляющее — 63% спутников имели гражданство США.

России запустила в минувшем году 23 спутника. Из них — четыре пилотируемых корабля «Союз МС», три грузовых корабля «Прогресс МС», один спутник ДЗЗ «Канопус-В-ИК», шесть спутников военного и двойного назначения, а также девять малых спутников.

По несколько десятков спутников принадлежит Европейскому космическому агентству, Индии, Китаю, Японии. В основном они запускались национальными носителями. Но некоторое количество наноспутников было запущено российскими и индийскими носителями.

Ещё по нескольку спутников принадлежат Австралии, Израилю, Южной Корее и некоторым другим странам.

Велико число стран, в интересах которых в 2017 году было запущено по одному (иногда по два) спутника: Греция, Бельгия, Швеция, Швейцария, Нидерланды, Казахстан, Тайвань, Монголия, Гана, Бангладеш, Финляндия, Литва, Латвия, Словакия, Чехия, Алжир, ОАЭ, Ангола, Марокко, Украина, Чили, Болгария и другие. Правда, несмотря на весьма широкий географический спектр, запуски спутников в силах производить лишь несколько стран. Что они регулярно и делают.

 

3.3. Ракеты-носители

В прошлом году при запусках космических аппаратов использовались ракеты-носители 26 типов. Правильнее сказать, семейств ракет-носителей. Но, надеюсь, никто не будет возражать и против такой формулировки.

Лидером по количеству использований впервые стал носитель «Фалкон-9» американской частной компании «Спейс-Экс». В минувшем году он стартовал 18 раз. Все пуски были успешными.

Лидировавший на протяжении почти полувека российский «Союз» был вынужден отдать пальму первенства заокеанскому конкуренту. Но и наш носитель продолжает активно использоваться. В прошлом году в его активе 15 стартов. Причём это единственная ракета, которая стартовала с четырёх разных космодромов (Байконур, Плесецк, Восточный, Куру), расположенных к тому же на трёх континентах (Европа, Азия, Южная Америка).

Свои первые полёты совершили следующие носители: китайские «Куайчжоу-1А», «Кайто-2», «Чанчжэн-7», японская SS-520, новозеландский «Электрон», американский «Минотавр-4». Можно сказать, что впервые взлетал и другой американский носитель — «Минотавр-С». Правда, 13 лет назад эту ракету уже запускали, но под именем «Таурус-3210». С тех пор изменилось не только название, но и начинка в ракете. Поэтому фактически это новый носитель.

После перерыва длительностью в два с лишним года состоялся полёт ракеты-носителя «Зенит-3Ф». Этот носитель был изготовлен ещё до того, как обострились российско-украинские отношения. Несмотря на это, Россия решила использовать старую ракету. Приятно было наблюдать за российскими и украинскими специалистами, которые слаженно, бок о бок, трудились на сборке ракеты. Как в старые добрые времена.

Будет ли ещё летать «Зенит», вопрос остаётся открытым. Тем более в минувшем году были оглашены планы по созданию новой российской ракеты «Союз-5», которая придёт на смену украинской ракете. Фактически это будет «Зенит» российской сборки. По крайней мере, так запланировано. А что получится на самом деле, покажет будущее.

Кстати, согласно планам «Роскосмоса», ракета «Союз-5» должна стать основой для будущей российской сверхтяжёлой ракеты-носителя. Правда, у многих экспертов есть сомнения в том, что из этой затеи получится что-нибудь стоящее. И сомнения довольно обоснованные.

По-прежнему не летает российская «Ангара». После испытательных пусков в 2014 году — длительное затишье. Не к добру это. Особенно, если учесть, что в минувшем году отказались от разработки одного из вариантов носителя, который должен был выводить в космос перспективные российские пилотируемые корабли. Теперь планируется использовать всё тот же «Союз-5». Так что будущее у «Ангары» туманное.

В остальном картина использования ракет изменилась незначительно.

 

3.4. Космодромы

В 2017 году в качестве стартовых площадок использовались 16 космодромов.

Новым космодромом стала стартовая площадка для ракеты-носителя «Электрон» на полуострове Махия в Новой Зеландии. Все прочие с различной степенью интенсивности эксплуатируются не менее года.

Самая востребованная стартовая площадка минувшего года, как и 2016-го, —космодром на мысе Канаверал. С него были запущены 19 ракет — на две больше, чем годом ранее.

На втором месте арендованный Россией у Казахстана космодром Байконур. С него были запущены 13 ракет. Это также на два пуска больше, чем в 2016-м.

На третьем месте космодром Куру во Французской Гвиане. Последние годы с него стабильно ежегодно запускается 11 ракет.

На четвертом месте космодром на базе ВВС США «Ванденберг» в штате Калифорния. С него стартовали 9 носителей. Но это только благодаря активности компании «Спейс-Экс», использующей в настоящее время три стартовых комплекса — два на мысе Канаверал и один на Базе «Ванденберг».

На пятом — китайский космодром Сичан с 8 пусками.

В 2017-м наращивал свою мощь китайский космодром Вэньчан. Правда, с него состоялось меньше пусков, чем планировалось. Также меньше, чем планировалось, использовался и российский космодром Восточный.

Показатели прочих космодромов на уровне показателей предыдущего года с небольшими вариациями.

 

  1. На межпланетных трассах

На межпланетных трассах в минувшем году было относительно спокойно. О самом значимом событии — завершении миссии зонда «Кассини» — уже было сказано. А теперь о некоторых других свершениях.

В течение года не был запущен ни один межпланетный зонд. А работа тех космических аппаратов, которые стартовали годами ранее, во многом стала рутинной. Но это совсем не означало, что на межпланетных трассах царило затишье.

На селеноцентрической орбите успешно работают американские космические аппараты LRO1, ARTEMIS2 P1 и P2. Получены новые данные о естественном спутнике Земли и об окружающем его пространстве. Возможно, они пригодятся, когда начнётся планомерное освоение Луны.

На орбите вокруг Венеры трудится японский межпланетный зонд «Акацуки». Из-за проблем с электропитанием ряд приборов на аппарате пришлось отключить, но другие продолжают работать и передают ценную информацию об утренней звезде.

На ареоцентрической орбите находятся американские зонды «Марс-Одиссей» (Mars Odyssey), MRO3, MAVEN4, европейский зонд «Марс-Экспресс» (Mars Express), индийский зонд «Мангальян», российско-европейский зонд «Трейс Гас Орбитер» (Trace Gas Orbiter). На поверхности Красной планеты функционируют американские марсоходы «Оппортьюнити» (Opportunity) и «Кьюриосити» (Curiosity). Ведётся подготовка к запуску новых космических аппаратов в сторону Красной планеты.

В поясе астероидов, на орбите вокруг Цереры функционирует американский зонд «Даун» (Dawn). Присланные им в минувшем году фотографии поверхности карликовой планеты позволили увидеть там много интересных образований. Например, загадочное белое пятно, тайну которого ученые надеются раскрыть с помощью «Дауна».

Уже полтора года кружит вокруг Юпитера американский зонд «Джуно» (Juno). Пока он сделал гораздо меньше, чем его предшественник — зонд «Галилео» (Galileo). Но у него ещё всё впереди.

Продолжает полёт японский межпланетный зонд «Хаябуса-2». Его цель — доставка на Землю образцов грунта с поверхности астероида Рюгю (162173). Возвращаемая капсула должна вернуться домой в декабре 2020 года.

К другому астероиду — Бенну (101855) — движется аппарат OSIRIS-REx3. К своей цели он должен прибыть в 2019 году, а на Землю возвратиться — в 2023-м.

В поясе Койпера путешествует американский межпланетный зонд «Новые горизонты» (New Horizons). В 2019 году аппарат должен совершить пролёт близ астероида 2014 MU69 на расстоянии 43,4 астрономических единиц от Солнца. Завершится эта миссия в 2026 году. А спустя ещё 12 лет аппарат должен удалиться от Солнца на расстояние 100 астрономических единиц.

На окраинах Солнечной системы находятся межпланетные аппараты «Вояджер-2» (Voyager-2), «Пионер-10» (Pioneer-10) и «Пионер-11» (Pioneer-11). В межзвёздном пространстве движется «Вояджер-1» (Voyager-1).

Ну вот, пожалуй, и всё. Остальное, как обычно, — планы, проекты, прожекты.

 

  1. V. Потери

В минувшем году из жизни ушли три российских космонавта и пять американских. Ещё раз вспомним и помянём имена героев…

Игорь Петрович Волк. Георгий Михайлович Гречко. Виктор Васильевич Горбатко. Юджин Эндрю Сернан (Eugene Andrew Cernan). Пол Джозеф Вейтц (Paul Joseph Weitz). Ричард Фрэнсис Гордон, младший (Richard Francis Gordon, Jr.). Брюс Маккандлесс (Bruce McCandlessII).

 

Заключение

От наступившего года мы ждём многого — новых космических кораблей, новых полётов, новых достижений.

Американская космонавтика в следующем году будет прирастать, в первую очередь, достижениями частников. Должны состояться первые полёты новых космических кораблей «Дрэгон-2» (Dragon-2) от компании «Спейс-Экс» и «Старлайнер» (Starliner) от компании «Боинг» (Boeing). Очень большая вероятность, что они начнут летать в беспилотном режиме, но и вероятность пилотируемых полётов также весьма велика. Поэтому ждём начало лётных испытаний.

Частники намерены пополнить арсенал американских носителей двумя новыми ракетами. «Спейс-Экс» планирует уже в январе запустить тяжёлую ракету «Фалкон Хэви» (Falcon Heavy) грузоподъемностью 53 т, а компания «Вирджин Галактик» (Virgin Galactic) создаёт ракету воздушного базирования «ЛончерВан» (LauncherOne).

Компании «Вирджин Галактик» и «Блю Ориджин» (Blue Origin) намерены начать эксплуатацию своих аппаратов, ориентированных на суборбитальный космический туризм. Правда, намереваются они это сделать уже давно. Почти десять лет обещают, что такие полёты вот-вот начнутся.

Наконец, американское аэрокосмическое ведомство планирует запустить солнечную обсерваторию «Паркер» (Parker). Космический аппарат должен будет приблизиться к нашему светилу на расстояние 6 миллионов километров и изучить процессы происходящие на Солнце. Так близко к звезде ни один рукотворный аппарат землян ещё не приближался.

О планах китайцев известно не так много. И от них можно ожидать свершений, которые произойдут неожиданно.

Например, возможны полёты прототипов пилотируемых кораблей нового поколения. Вероятнее всего, эти рейсы будут беспилотными. Но и это станет большим достижением. Должны стартовать новые ракеты-носители. Китай стремительно расширяет линейку космических носителей. Причём не только жидкостных, но и твердотопливных. Пилотируемыми экспедициями китайцы радовать нас не намерены. Хотя такие полёты (или хотя бы один) могут состояться. Впрочем, вероятность такого события крайне низка.

Кроме того, в этом году китайцы намерены осуществить то, что не смогли сделать в прошлом, — отправить к Луне зонд «ЧанъЭ-5», который привезёт на Землю образцы лунного грунта.

Индийцы хотят увеличить интенсивность своих космических запусков и большую часть из них перевести на коммерческие рельсы. А ещё в Индии планируют запустить лунный зонд собственной разработки «Чандраян-2» с луноходом. Учитывая весьма амбициозные планы Индии в отношении Луны, для них это будет важный шаг.

В Европе и Японии намерены продолжить кропотливую работу по освоению космического пространства. Но глобальных проектов там нет.

Будем надеяться, что новозеландская компания «РокетЛэб» (RocketLab) научит летать свой носитель «Электрон».

Возможно, в пусковую стадию войдут соревнования за «Гугл Лунар Экс-прайз» (Google Lunar X-prize). Сразу пять команд — американская «Мун Экспресс (Moon Express), японская «Хакуто» (Hakuto), израильская «СпейсИЛ» (SpaceIL), индийская «Тим Индус» (Team Indus) и международная команда «Синерджи Мун» (Synergy Moon) — планируют отправить свои разработки на Луну. Напомню, премия «Гугл Лунар Экс-прайз» будет вручена команде, которая сможет создать луноход, способный проехать по лунной поверхности и передать снимки на Землю. Размер главного приза — 20 миллионов долларов.

И, наконец, что же мы ждём от российской космонавтики.

В первую очередь — что от болтовни перейдём к реальным делам. В 2017 году было озвучено множество «планов на будущее». Что мы только не услышали! Это и новый носитель «Союз-5», который будет стартовать и с земли и с моря, а также станет основой для будущей сверхтяжёлой ракеты. Это и будущая окололунная орбитальная станция, которую мы будем создавать вместе с американцами и странами БРИКС. Это и межпланетные станции, и многоразовые ступени ракет-носителей (лавры Илона Маска не дают покоя «Роскосмосу»), и многое другое.

Вообще-то нужно понять, что на всё у России просто денег не хватит. Пора перестать шарахаться из стороны в сторону и сформулировать ту задачу, которая нам по силам и которая будет всем понятна. Например, сконцентрировать усилия на Луне. Или на орбитальной станции, которую мы будем строить вместе с остальным миром. Но на чем-то одном. Иначе, погонимся за всеми зайцами и ни одного не поймаем.

Пора создать что-то стоящее, за что будет не стыдно. И перво-наперво — сделать наступивший год безаварийным. Безоговорочно безаварийным.

 

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × 5 =