Чему нас учат Шумер и Аккад | Мозгократия
 

Чему нас учат Шумер и Аккад

Сегодня очень много говорят про политику, особенно политики. Резко, «чисто конкретно». Часто не по делу. Ещё чаще — не подумав. Такова общемировая тенденция. Все забыли опыт Шумера и Аккада.

Сейчас политикой интересуются или не интересуются. Все. Поголовно. «Интересуются» или «не интересуются» — напоказ, с надрывом, с претензией на истину в последней инстанции. Неистовая жажда перемен при сохранении status quo. Глобальный мир и местные интересы. Справедливость, но та, что мне выгодна. Честность, но с предсказуемым результатом, который мне нравится. А главное — прогресс. Слепая вера в прогресс. Вперёд и никаких гвоздей!

Всё хрупко, зыбко, расплывчато. XXI век на дворе.

Мудрость древних выброшена на свалку истории.

А ведь они на протяжении сотен веков жили в мире, где вообще не знали, что такое прогресс. Я даже не про наших палеолитических пращуров, которые десятки и сотни тысяч лет мастерили собственноручно или передавали от отца к сыну одни и те же рубила, резаки, скребки и топоры. И даже не об их неолитических потомках, научившихся одомашнивать коз, сеять просо, плавить медь и лепить горшки из глины. На все эти перемены, которые, как нам кажется должны наступить мгновенно, тоже ушли тысячелетия.

Наши пращуры, начав познавать мироздание с нуля, прежде всего учились терпению и терпимости.

Уже в колыбели цивилизации, в Месопотамии, далёкие предки сформулировали, осознали и приняли представления о мироздании и справедливости, о прошлом и будущем, о переменах и постоянстве. Приняли на тысячелетия.

Вавилон основали более пяти тысяч лет назад. Уже к моменту основания этого первого в истории человечества мегаполиса обитатели этих земель хорошо знали, откуда они пришли, куда идут, и понимали, что этот путь будет тернист. Но они верили в неизбежность. Знали — shit happens. А ещё знали, что последствия этого необходимо минимизировать.

Еще в V тысячелетии до нашей эры обитатели Междуречья знали и верили (тогда это было примерно одно и то же), что сотворение мира завершилось с сотворением людей. А люди были созданы, чтобы работать и кормить богов, как бы их ни именовали.

Первый опыт оказался неудачным. Изначально сотворённые человеки жили, как животные, передвигались на четвереньках, питались травой, не имели ни разума, ни речи. Внимание! Это V тысячелетие до нашей эры, о научной археологии не приходится мечтать ещё много тысяч лет.

Но потом эти малоразумные существа получили в дар от своих создателей мотыгу. Инструмент, который помог им преуспеть в ирригации, земледелии, одомашнить скот, овладеть науками и ремеслами. После этого небеса даровали людям царство-государство.

Поначалу все эти дары пошли человечеству на пользу. Но вскоре людей стало так много, и они так освоились в дарованном им мире, что стали беспокоить богов своим неумолчным шумом и криками. Более того, дерзкие твари устали кормить бессмертных, устали служить им, взбунтовались против богов. Боги приняли решение ликвидировать неудачное творение и организовали Потоп. Это был первый Потоп, описанный ещё до Библии.

Впрочем, вскоре, творцы осознали, что поторопились. Ведь люди были нужны для обеспечения бесперебойного питания и прочих жертвоприношений. В сущности, для благоденствия, которое гарантировал труд этих шумных тварей.

Пришлось делать работу над ошибками. Воды Потопа ушли, народились другие поколения по второму разу сотворённых людей. Правда, человечество версии 2.0 получилось ещё менее совершенным, а мир не столь пригодным для обитания, как прежний.

Но боги, осознав свои ошибки, уже не пытались «разрушить всё до основанья, а затем…» Если и наказывали нерадивое человечество, то в пределах разумного, без крайностей в виде Всемирного потопа или ядерной зимы.

Обитатели Шумера и Аккада прожили много тысяч лет в полной уверенности, что с течением времени мир становится хуже и сделать его лучше нет никакой возможности. Они были уверены, что заря цивилизации была совершенной и безоблачной. А неумолимое время искажало и портило идиллию, в которой зарождалось человечество.

Историки древнего Востока и философы указывают на «первородный пессимизм, принятый в Шумере и Аккаде».

Первородный пессимизм позволил Вавилону просуществовать почти три тысячи лет. Город, переживший множество завоеваний, рос и процветал и был одинаково желанной добычей для Тукульти-Нинурты I, Кира Великого и Александра Македонского.

Эти древние и живучие пессимисты сознавали, что никак невозможно повернуть время вспять, вернуть прошлое счастье. Но зато вполне реально чуть замедлить неумолимые часы истории. Предотвратить катастрофу. Они пытались заставить царей всё время «жать на тормоза», кто бы это ни был — Навуходоносор II или Александр Двурогий.

Именно умение замедлить неумолимое движение к пропасти было главной задачей правителя. В Шумере и Аккаде понимали, что изощрённая, мудрая или агрессивная политика не предотвращает неизбежный конец мира, а лишь дает отсрочку. Но очень важную отсрочку. Жизненно важную.

Сравните первородный пессимизм Шумера и Аккада с современными «часами Судного дня», которые под неусыпным кураторством учёных отсчитывают последние минуты нашего мира.

А мы — всё про политику, которой «интересуемся» или «не интересуемся». Про прогресс. Про перемены. Про справедливость, которая одна на всех. Про глобализацию. Про права. Про равенство, тоже одно на всех. И всё это с надрывом, с пафосом, с истерикой. Без малейшего желания понять или услышать другого.

Не боится нынешняя генерация людей беспокоить богов своим неумолчным шумом. Видимо, даже те, кто считает себя верующими, воспринимают Великий потоп всего лишь как историческую легенду.

А ядерную зиму? А часы Судного дня?..

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

1 + семнадцать =