Господин «Два процента» | Мозгократия

Господин «Два процента»

На прошлой неделе главным ньюсмейкером стал вице-премьер Аркадий Дворкович со своим весёлым монологом о процентах НДФЛ. Он пошутил, мы возмутились. А дальше что?

Вкратце напомню, как это было. В четверг утром на совещании в правительстве обсуждали вопрос о возможном повышении подоходного налога для физических лиц (НДФЛ). С 13 процентов до 15. Вслед за этим Аркадий Дворкович поехал в Государственный экономический университет имени Г.В. Плеханова. И там, на встрече со студентами, решил не то проинформировать о вероятной новации, не то проверить, как молодёжь воспримет такой «подарок» правительства.

При этом агитировал Дворкович за повышение налога в чрезмерно свободной, даже я бы сказал — вольготной манере.

— 13 процентов — тоже не фетиш, — говорил он, — оно ничем не отличается от 14 процентов и 15 процентов, это просто одно из возможных чисел.

А потом добавил:

— Я не думаю, что разница между 13 процентами и 15 процентами такова, чтобы люди побежали сразу в другие юрисдикции.

В общем, смысл был таков, что, если увеличить гражданам налог с 13 до 15 процентов, они этого почти не заметят и уж, во всяком случае, не уедут за рубеж.

Однако народ узрел в этих сентенциях совсем другие смыслы. Во-первых, разница в два процентных пункта налога и вправду незаметна, когда у тебя зарплата и льготы вице-премьера, но когда голая до неприличия зарплата в 15-20 тысяч и на руках маленький ребёнок да старенькая мама с 12-тысячной пенсией, — тогда и 100 рублей настоящее состояние. А во-вторых, выходит, для правительства главный критерий предельного роста налогов — разбежится народ по заграницам или не разбежится; как такое понимать?!

Неудивительно, что миллионы людей по всей стране были возмущены. И самими рассуждениями. И тем, что народу, с которого, собственно, собираются брать больше налогов, не хотят серьёзно объяснить, зачем это надо и что это даст. И, наконец, тем, что реформы по модернизированию отечественной экономики, о чём говорится уже не один год, планируют начать с самой простой меры, которая сделает бедных ещё беднее, а бизнес и многих работников ещё активнее толкнёт в тень…

Надо думать, размышления вице-премьера не понравились и главе государства. Во всяком случае, в тот же день министр финансов Антон Силуанов горячо уверял президента, что налог с физических лиц повышаться не будет.

В действительности, в правительстве обсуждается не механическое повышение подоходного налога с граждан. Дискутируется введение прогрессивной шкалы, при которой граждане с самыми низкими доходами станут платить минимальный налог или вовсе будут от него освобождены, высокообеспеченные станут платить гораздо больше нынешних 13 процентов, а 15 процентов обязуют отчислять тех, кого принято называть средним классом. И проблема не только в том, с какой суммы доходов какой вводить процент, а в том, не уменьшится ли в результате собираемость налогов.

Есть и другие проблемы, но не время и не место сейчас в них углубляться: пора вернуться к Дворковичу…

Чисто по-человечески вице-премьера можно понять. В совещании с утра пораньше радости мало. А тут приехал к студентам, расслабился… Ну, и пошутил. Как вскоре выяснилось, неудачно. С кем не бывает? Все мы люди, все человеки. Ещё древние говорили: Errare humanum est — «Человеку свойственно ошибаться».

Конечно, в случае ошибки надо бы извиниться. Так велят элементарные правила поведения во всяком более или менее приличном обществе. Но кто из нас слышал, чтобы кто-нибудь из начальства, от начальника жилищно-эксплуатационной службы до крупного чиновника, сказал: «Извините меня, я был не прав»?

Я помню, как несколько раз публично просил прощения Борис Ельцин, в последний раз — когда в канун 2000 года объявил, что уходит с поста президента.

В октябре 2002 года Владимир Путин, выступая после того как в театральном центре на Дубровке при освобождении погибло много людей, сказал: «Мы не смогли спасти всех. Простите нас». В сентябре 2013-го он извинился перед пострадавшими от наводнения жителями Дальнего Востока за бездействие чиновников. А совсем недавно на встрече со спортсменами попросил у них прощения за то, что власти не смогли сделать всё, чтобы российская сборная в полном составе выступила на зимней Олимпиаде…

Скажете, ничего удивительного, ведь всякий раз речь шла исключительно о масштабных катаклизмах, о гибели и страданиях многих людей? Нет, бывало, Владимир Путин приносил извинения и в менее значимых случаях. Например, однажды извинился перед писателями, авторами детективов, за то, что прежде назвал их произведения «лёгким чтивом». Принёс свои извинения автовладельцам за то, что те вынуждены были ждать, пока проедет кортеж главы государства…

У нас почти любой начальник почему-то уверен, что попросить прощения за ошибку в работе, некрасивый поступок, неосторожное слово, неудачную шутку — значит, потерять свой престиж. Но на самом деле всё наоборот. Извинившись, руководитель показывает не только свою воспитанность, но и то, что он человек открытый, честный и смелый.

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

три × 2 =