Кемерово в огне или вся Россия? | Мозгократия

    Кемерово в огне или вся Россия?

    25 марта мы столкнулись со злом, которое все хорошо знаем. Мы сталкиваемся с ним часто, слишком часто: это алчность бизнеса и чиновников, бездеятельность и трусость власти на местах.

    Не буду повторяться. Не буду вновь описывать последовательность трагических событий в «Зимней вишне», в большом кемеровском торгово-развлекательном комплексе, где в чудовищном пожаре оказались сотни людей. Всё это уже рассказали и описали. Есть видео, доказывающее, с какой колоссальной скоростью огонь и ядовитый дым захватывали метр за метром, зал за залом, этаж за этажом. Есть рассказы спасшихся, которые не слышали сигналов пожарной тревоги. Есть показания пожарных о не сработавшей противопожарной системе и заблокированных аварийных выходах.

    Зло восторжествовало и унесло множество жизней.

    Система, в лице чиновников всех ведомств и рангов отреагировала на трагедию так же, как на все предыдущие. Теперь будут тотально проверять на противопожарную безопасность бесчисленные ТРК по всей бескрайней территории Родины.

    Когда случилась «Хромая лошадь» повсеместно проверяли ночные клубы. После «Булгарии» шерстили туристические пароходы. Если пожар случается в доме престарелых — проверяющие шеренгами направляются туда.

    Ответ системы на трагедию напоминает защитные рефлекторные реакции кишечнополостных: ткни какую-нибудь гидру прутиком — на месте укола возбудится нервная клетка, сигнал поступит на эпителиально-мускульные клетки, которые ответят сокращением, и тело гидры сожмётся. Если уколов больше не будет, гидра вернётся к нормальной жизни и на первом месте будет не защитный, а пищедобывающий рефлекс, помогающий ухватить вокруг всё, что съедобно.

    В Кемерово идёт следствие. В первый же день выявлено множество нарушений всяческих регламентов и правил. Уже есть арестованные. Наверняка будет суд. Как это было после пожара в «Хромой лошади», после аварии «Булгарии», после обрушения аквапарка «Трансвааль» в Москве и в сотнях других случаев. Система отреагировала на укол — сжалась.

    Но немедленно расслабилась. На смену защитному рефлексу пришёл охотничий. До следующей трагедии.

    Все знают, но мало кто говорит, что российские правила и регламенты — хоть противопожарные, хоть любые другие — сформулированы так, что выполнить их невозможно. Вообще.

    Помню, лет шесть назад один из представителей Роспожнадзора пытался убедить Правление Союза журналистов Петербурга и Ленинградской области, что наш Домжур на Невском проспекте, 70, надо украсить атриумом и прочими приятными для девелоперов изысками, потому что без них он никак не соответствует действующим правилам пожарной безопасности.

    В ходе дискуссии выяснилось, что этим правилам не соответствует большая часть зданий в центре Петербурга: перекрытия — деревянные, арки — низкие, лестницы — узкие и так далее, и тому подобное. Всё и везде надо закрывать. На вопрос, отчего же всё не закрыто и не заколочено, пожарный ответил искренне: «Можно оговорить особые и дополнительные меры безопасности». И пояснил что-то про добавочные ящики с песком и пожарные щиты с лопатами и огнетушителями.

    Песок, конечно, важная противопожарная мера в XXI веке.

    Но сдаётся, что ключевой глагол — «оговорить» или, если точнее, — «договориться».

    А раз правила невыполнимы априори, то «договариваться» приходится всем. Поголовно. Пришлось, вероятно, и хозяевам «Зимней вишни», которая заполыхала, как пропитанный керосином пучок соломы.

    Вероятно, экспертиза покажет, что отделочные материалы в этом ТРК вовсе не были огнеупорными, как то предписано правилами. Но управляющая компания, с той же степенью вероятности, предъявит все необходимые бумаги и сертификаты, доказывающие надлежащие параметры огнеупорности и принятые к сведению надзорными органами. При этом пожарные-проверяющие будут ссылаться на то, что у них не было никаких оснований не доверять предъявленным документам, а денег на проведение независимых экспертиз у них нет. Владельцы тоже найдут доводы и аргументы насчёт нерадивых подрядчиков, арендаторов, охранников…

    И у всех в подсознании будут сидеть те самые договорённости, о которых не принято говорить публично. А раз есть особые договорённости, то, собственно, зачем тратиться на огнеупорные отделочные материалы, на дорогостоящую пожарную сигнализацию и прочие изыски? Договариваться же всё равно придётся.

    Во всех наших ТРК, аквапарках, ресторанах, ночных клубах, гостиницах, школах, вузах с разрешительными документами всё в порядке. Иначе бы закрыли. Все вынуждены договариваться и все умеют договориться. Так что это не Кемерово в огне. Это Россия в огне.

    Зло, с которым сейчас столкнулось Кемерово, — всюду, от Калининграда до Владивостока. Оно репродуцируется. А властная система реагирует на него подобно кишечнополостной гидре: защитный рефлекс с проверками — в случае опасности и пищедобывающий — во всех прочих случаях.

    Если твой дом в огне, просто чтобы выжить, нужно осознать природу этого зла, уничтожающего всё и всех. В кемеровском огне в числе других детей сгорела девочка — родственница губернатора Амана Тулеева, так что никто не застрахован.

    Но способна ли вся местно-наместная рать — губернаторы, мэры, вице-губернаторы и вице-мэры, председатели комитетов и заместители этих председателей — осознать, что часы Судного дня уже пробили и забыть о пищедобывающих рефлексах? Начать творить добро из окружающего нас и доводящего нас до отчаяния зла. Пока опять не полыхнуло.

     

     

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    4 × 3 =