Грех торгового дефицита | Мозгократия

Грех торгового дефицита

Марианна Баконина
Апрель09/ 2018

Пекин грешен. Довёл торговый дефицит США до 375 миллиардов долларов. Живи мы лет двести назад, Вашингтон развязал бы против китайцев опиумную войну. А чего ждать теперь?  

Крайне тревожные цифры. Импорт КНР в США превышает торговые поставки из США на 375 миллиардов долларов. К тому же надменные китайцы экспортируют электронику и прочие высокотехнологичные товары. Этот сегмент занимает 43 процента китайского ввоза. Что и вовсе безобразие. 

Они же ещё 30 лет назад были отсталыми! Так что поднимаем пошлины и тарифы, штрафуем за индивидуальные договорённости с Google и прочими IT-гигантами насчёт форм собственности, в том числе интеллектуальной. Война. Торговая, подобная той, что попортила нервы и темпы экономического роста Токио при Рональде Рейгане. Тогда Вашингтону казались возмутительными и опасными для национальной безопасности японские телевизоры и мотоциклы. 

Пекин повышает тарифы на иморт из США и ставит вне закона американские соевые бобы, обрекая на голод родных свиней. Война.

Война! И никаких гвоздей, плевать, что правила ВТО такого рода войны запрещают. Война! А то ишь чего захотели — стать к 2025 году мировыми лидерами в производстве дронов, беспилотных автомобилей и медицинской техники. 

Война! За священные права интеллектуальной собственности как минимум. 

Пекину ещё повезло, что на дворе XXI век. Двести лет назад война была бы горячей. А цели её ещё более благородными — легализация торговли опиумом. 

Опиумные войны очень хорошо помнят в Китае. С опиумных войн началась эпоха упадка и национального унижения страны. Длинноносые варвары сокрушили и почти погубили Поднебесную. Из-за пресловутого торгового дефицита. 

Китай, которым тогда управляла маньчжурская династия Цин, был богатейшим государством Азии. Далеко не такой социально и технически продвинутой, как Великобритания, где бушевал дикий капитализм, но вполне процветающей. А главное, у Цинской империи имелись для продажи крайне нужные англичанам товары: чай, шёлк, фарфор и прочие предметы роскоши. Но самым обидным было то, что китайцы сурово ограничивали в правах иностранных торговцев, которых держали в Кантоне, как в резервации и ввели жесткие протекционистские меры. Никакого английского ситца и стеклянных бус. Китай самодостаточен и как гордо заявил император Цяньлун: «Китаю ничего ни от кого не нужно». Хотите чай, шёлк и фарфор, будьте добры расплачивайтесь серебром. 

Такая беспощадная позиция не устраивала дельцов эпохи первоначального накопления капитала, и они быстро нашли выход. Опиум. Опиум из Бенгалии ввозили в Китай нелегально, при содействии коррумпированных местных чиновников, и довольно быстро подсадили на наркотик половину страны. Торговый дефицит был успешно ликвидирован. За шестьдесят лет Ост-Индская компания увеличила объёмы ввозимого в Китай опиума с полутора тонн в год до ежегодных двух тысяч тонн. 

Опиумная эпидемия охватила весь Китай — курили в императорском дворце, в резиденциях губернаторов, в армии, на шёлкопрядильных фермах и в рыбачьих посёлках… 

В 1839 году китайские власти начали активную борьбу с иностранными контрабандистами. Наместник императора в Кантоне Линь Цзэсюй принудил английских купцов сдать крупные партии опиума, утопил в океане ящики, наполненные наркотиком, и заставил дать письменное обещание отказаться от ввоза отравы. А император Даогуан объявил о закрытии Поднебесной для иностранных торговцев. Британское правительство сочло, что такие необоснованные и варварские претензии — это полноценный casus belli. Повод к войне. 

Не то чтобы благородные лорды не знали, что опиум — яд разрушающий личность. В кабинете министров и парламенте обсуждали моральный аспект торговли опиумом и даже публично критиковали премьера Генри Пальмерстона. Но возмутительное отношение китайцев к праву частной собственности и уничтожение партии ценного товара затмило всё. Война была объявлена. США поддержали Британию, тем более американские предприниматели и сами хотели выйти на прибыльный опиумный рынок. 

Вооружённое нападение на суверенное государство объяснялось «высокомерием Китая», который не желает строить отношения с миром на равноправных началах, не признаёт ценности открытой торговли и не уважает права частной собственности. Обо всём этом много судачили в гостиных и шумели в прессе. Нравственные аспекты опиумной торговли отошли на второй план. 

В Первой опиумной войне Китай потерпел сокрушительное поражение. Армия императора, хотя и многочисленная, но хуже вооружённая, оснащённая и плохо обученная, была вынуждена отступить к Пекину. Китайцам пришлось заключить унизительный мирный договор, выплатить колоссальную контрибуцию серебром, подарить британцам Гонконг и открыть для английской торговли пять портов, где не действовали законы Поднебесной. Западные торговцы получили доступ на внутренний рынок страны и право беспрепятственно торговать опиумом, правда, тайно. Про торговый дефицит можно было забыть. Население Китая всё больше втягивалось в массовое опиокурение, со всеми вытекающими медицинскими, социальными и экономическими последствиями. 

Через тридцать лет европейцы решили добиться от Цинского двора права неограниченной торговли в империи, учреждения посольства в Пекине, доступа в речные порты страны и легализации опиума. Вторая опиумная война была более ожесточённой. Маньчжуры сражались упорно, но всё равно проиграли. Доблестные англо-французские войска разграбили и разрушили летний императорский дворец Юаньминъюань, близ Пекина. А новый, ещё более унизительный мирный договор, подписанный в Пекине, не только полностью открывал китайский рынок для длинноносых варваров и легализовал опиум, но и разрешал вывоз из Китая в колонии рабочей силы — с тех пор китайские кули горбатились на всех континентах… 

В научных книгах британские историки не без удовольствия смакуют нелепые военные придумки китайцев, оснащённых средневековыми пищалями и пушками против нарезного оружия и ракет. Подробно описывают, как эти дикие изобретатели компаса и пороха швыряли кости тигра в пруд, чтобы вызвать драконов, которые потопят британские канонерки, обсуждали военные планы с применением диких обезьян, которые пойдут в атаку с привязанной к хвостам горящей паклей. Особое внимание в этих книгах уделяется имперско-бюрократическому лизоблюдству и интриганству китайцев. 

Всё это правда. Чудовищная техническая и социальная отсталость Поднебесной, надменность её правителей и некомпетентность чиновников сыграли с империей злую шутку. 

Впрочем, это хотя и печальные, но детали. 

Гораздо более существенным был тот факт, что те, «чей жребий Бремя Белых», с лёгкостью подсадили на наркотики многомиллионную, пусть и отсталую страну просто для того, чтобы покрыть торговый дефицит, не платить серебром за чай, шёлк и фарфор. 

Китай справился с эпидемией опиокурения, унёсшей миллионы жизней, лишь к середине ХХ века. 

Интересно, какие мысли крутились в голове у Си Цзиньпина, когда в личном поместье Трампа во Флориде они обсуждали «торговый дефицит США»? 

 

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

шестнадцать − тринадцать =