Фетиш приватности в глобальной деревне | Мозгократия

Фетиш приватности в глобальной деревне

Наш мир давно глобальная деревня, но отчего-то паникует из-за персональных данных, будто русские староверы из-за царской переписи. Мол, что за «уловление душ»?

Марк Цукерберг опять провинился. «Фэйсбук» сливает информацию о пользователях разным компаниям-партнёрам вроде «Эппл», «Амазон», «Блэкберри», «Майкрософт» и «Самсунг». Выдаёт им имя пользователя социальной сети, его фотографию, местонахождение, адрес электронной почты и даже номер сотового телефона. Более того, эти злодеи-партнёры получают доступ ко всем его друзьям и к их информации в виде имени пользователя, дня рождения, места работы, образования, и сведений об их пребывании в Сети в данный конкретный момент. И нагло используют ради наживы — рекламу рассылают.

Если вдуматься, все эти цифровые гиганты получают от Цукерберга информацию, которую обеспокоенные утечкой персональных данных люди разместили в социальных сетях совершенно добровольно. Более того, они поделились этими данными с «социумом» абсолютно целенаправленно. Чтобы закрепиться в цифровой реальности. Но отчего-то жалуются, что их данные разгласили без их квалифицированного согласия. Жалобы похожи на стоны абонента, чей номер значится в телефонном справочнике с полного его согласия, но его там нашел назойливый рекламный агент и теперь звонит еженедельно. Отчего «Жёлтые страницы» поделились персональными данными в виде имени, фамилии и номера телефона с этим малопочтенным созданием?

Европейцы ввели штрафы за фотографии с посторонними. Точнее, фотографировать можно сколько угодно, а вот публиковать эти фоточки, в том числе в социальных сетях, отныне — чревато. Всё это в рамках GDPR, регламента ЕС «Об общих правилах защиты данных», в котором один из разделов запрещает публикацию изображений третьих лиц без их осведомлённого согласия. То есть без соответствующей бумажки. Потому что лицо и фигура теперь —«биометрическая информация», причём персональная. И любой владелец этой информации имеет право запретить её распространение.

Юристы утешают: закон будет работать исключительно для Элтона Джона, Аллы Пугачёвой и тех всемирно известных носителей «биометрической информации», которых можно идентифицировать по этим данным. Все остальные не пострадают.

Утешение слабое. Сейчас в социальных сетях уже работают приложения, вроде FindFace и прочих, умеющие распознавать лица. Любые лица, имеющиеся в Сети, так что вовсе не обязательно быть звездой, чтобы получить в том же «Фейсбуке» уведомилку «на этой фотографии возможно вы». А дальше новый европейский регламент в руки и вперёд, в суд. Разбираться с неправомерным распространением «биометрических персональных данных».

Относительно неправомерного использования «персональной биометрии» у меня есть две истории. Одна — трагифарс, а вторая — счастливая, почти святочная. Причём обе из доцифровой эры, что делает их не менее актуальными именно в эпоху глобальной деревни. Итак…

Самый необычный иск о компенсации ущерба получила одна из скандинавских телекомпаний в конце 1980-х годов. Все началось с банальной телезарисовки ко Дню Святого Валентина. Что в таком случае снимают? Голубков, розы, целующиеся в парке парочки.

Итогом банальной телезарисовки стал развод благополучной скандинавской пары — в объектив оператора попал неверный муж, целующийся вовсе не со своей половиной, а совсем с другой женщиной. Его жена увидела такое безобразие по телевизору и подала на развод. Причём поскольку налицо была супружеская неверность, оттягала значительную часть имущества и приличные алименты.

Униженный и финансово оскорблённый супруг решил взыскать компенсацию с телеканала: мол, из-за их вмешательства в частную жизнь распалась крепкая семья, а он понёс серьёзные убытки.

Судья, по счастью, был человеком здравомыслящим, регламентов вроде GDPR тогда в Европе ещё не слыхивали, и он резонно рассудил, что никуда телеоператор не вторгался, никто не заставлял истца лобзать любовницу в публичном пространстве парка и итог был бы ровно таким же, если бы любовников застукала, к примеру, подруга жены. Без всякого телевидения.

Вот и весь сказ про распространение «биометрических» персональных данных без квалифицированного согласия. Кто виновен в разводе — блудливый супруг или телекомпания?

Вторая история произошла в нашей семье. Моей маме на юбилей подарили сентябрьский номер дайджеста советской прессы «Спутник» за 1990 год. Подарок смотрелся странно, пока даритель не раскрыл журнал на странице 65, где в репортаже о фотохудожнике Александре Рабковском под названием «Звонок с Арбата» была размещена фотография моей мамы. Вокруг дождь, люди укрытые каким-то полиэтиленом, а она стоит под крышей полуоткрытого телефонного автомата и держит трубку. Да ещё и длинную по моде юбку подняла повыше, коленки видны.

Красивая фотография. Мама даже вспомнила, что действительно был такой эпизод, когда она была в командировке в столице, и на Москву обрушился жуткий ливень. Она спряталась от стихии под крышей телефона-автомата, для вида сняв трубку, мол, разговариваю я по важному делу. К ней тогда действительно подошёл некий человек, сказал, что он фотограф, и попросил разрешения сделать снимок, но мама возмущённо отказалась — на улице потоп, сама она промокшая и никакого желания позировать у неё нет.

Вероятно, фотограф сделал несколько кадров тайком, а потом распространил эти «биометрические» персональные данные без маминого «осведомлённого согласия». Но, повторю, фотография очень красивая и очень атмосферная. Это был прелестный персонально-биометрический сюрприз к юбилею. Маму это не травмировало, а скорее порадовало. И размещение фото в журнале без «осведомлённого согласия» не показалось ей преступным.

Обе эти истории, в сущности, об одном и том же — о том, что человек животное социальное, обитает в социуме и не может быть от этого социума свободным. Человек всегда был на виду, со всеми своими потрохами, в смысле персональными данными, в том числе биометрическими.

В пещерных поселениях, где обитали наши далёкие пращуры десятки тысяч лет назад, или в деревнях, где жили наши не столь отдалённые предки, не существовало никаких персональных данных, которые можно было утаить. Все всегда и всё про всех знали. Кто, где, когда, с кем отличился на охоте, стащил воз сена, потравил пастбище, соблазнил чужую жену, колотит детей… Всё!

Большие города превратили людей в одинокие атомы: «Я никого не знаю, меня никто не знает». Но  человеческое отчуждение в мегаполисах «по Фромму» пришло и ушло вместе с ХХ веком. Цифровые технологии, всеобщая компьютеризация и социальные сети превратили мир в стеклянный дом, в глобальную деревню, о которой с удовольствием говорят и пишут те же люди, что бьются за девственность и неприкосновенность «персональных данных» где угодно, от «Фейсбука» до Жилкомсервиса с пиццерией.

Эти люди даже не замечают, что в цифровом глобальном мире все подсчитаны, взвешены и измерены. А они, трясущиеся над пресловутыми «персональными данными», похожи на героев старого, ещё советского, мультика про «Козлёнка, который умел считать до десяти».

Эти бесконечные вопли «он и меня посчитал!» Непонятные обиды и бесчисленные жалобы, желание непременно наказать Козлёнка за самоуправство и умение считать. Досадно, отчего какой-то Козлёнок или Цукерберг без разрешения и объяснений произвёл с ними непонятную процедуру и поставил их перед фактом.

А ещё они похожи на суеверных староверов, которые бежали врассыпную от царской переписи. Зачем переписывать людей, если у Творца в небесных книгах всё и так подсчитано? Такое «уловление душ» служит цели не божеской, а дьявольской! А быть посчитанным — значит, подчиниться воле Антихристовой!

С такой философией, разумеется, не выжить в прозрачном цифровом мире, в глобальной деревне. Но выход есть. Надо просто совершить цифровое самоубийство: с помощью клавиши delete уничтожить свои аккаунты в социальных сетях, сдать в утиль смартфоны, планшеты и ноутбуки и уединиться на таёжной заимке, жить натуральным хозяйством и лелеять свои персональные данные, которые точно никуда не утекут.

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

десять − четыре =