Явное становится тайным | Мозгократия

Явное становится тайным

 
В пятницу Министерство обороны России опубликовало рассекреченные документы первых дней Великой Отечественной войны. Но это событие вызывает больше удивления, чем радости.

Военное ведомство обнародовало копии директивы Наркомата обороны СССР №1 от 22 июня 1941 года, переданной командующим 3-й, 4-й и 10-й армий, и рукописного боевого приказа НКО СССР №2, который начальник Генштаба Георгий Жуков составил через три часа после начала войны, к 7.15 утра.

Кроме того, представлены приказы и донесения командиров воинских частей и соединений приграничных Киевского и Западного особых военных округов, Ленинградского военного округа, а также наградные документы и указы высшего руководства Советского Союза.

В числе опубликованных и трофейная карта начального этапа «Плана Барбаросса», где указаны «планируемые направления основных ударов войск вермахта в первые дни войны».

При этом департамент информации и массовых коммуникаций оборонного ведомства отметил, что «размещение на портале Минобороны беспрецедентного информационного ресурса, посвящённого началу Великой Отечественной войны, ставит заслон набирающей обороты фальсификации истории, документально развенчивает многие её лживые мифы, становится важным элементом в системе военно-патриотического воспитания молодежи».

Действительно, всё, что анонсировано, открывается на портале Министерства в один-два клика. Быстро, удобно, наглядно. Но с каждым кликом возникает всё больше вопросов и неясностей.

Во-первых, почему только сейчас размещены электронные копии тех документов, которые уже давно знакомы не только специалистам, но и широкому читателю?

Так, директива №1 и боевой приказ №2, который прежде был известен как директива №2, уже неоднократно, ещё с советских времён, публиковались как в отрывках, так и полностью, хотя и с небольшими купюрами. Если эти документы до 22 июня нынешнего года были засекречены, то непонятно, каким образом они не раз оказывались в открытой печати даже в отрывках, а если гриф секретности уже давно был с них снят, ещё более непонятно, почему копии (фото- или электронные) не были преданы гласности тогда же.

Во-вторых, что может быть секретного в документах Великой Отечественной войны, за исключением персональных данных отдельных лиц, если такие данные могут бросить тень на потомков этих людей?

Различные аспекты формирования и обучения личного состава, реальные возможности боевой техники, численность тех или иных воинских соединений, стратегия и тактика ведения боевых действий, особенности управления войсками на разных уровнях, от взвода до фронтов и всех Вооружённых сил — во всём этом и многом другом уже давно не может содержаться никакой иной ценности, кроме исторической.

Что касается характера начального этапа Великой Отечественной, в особенности её первых дней и даже недель, многие из этих документов говорят о том, что и прежде было хорошо известно, — высшее руководство не было готово к войне, управление войсками зачастую частично или полностью отсутствовало, многие офицеры и рядовые были деморализованы происходящим, ряд командиров, в результате предвоенных массовых репрессий в армии, были слишком молоды, неопытны и не соответствовали занимаемым должностям…

И, наконец, в-третьих, не кажется ли публикаторам нынешнего, как они считают, «беспрецедентного информационного ресурса», что с решением тех задач, которые должны выполнить представляемые документы, они опоздали, по крайней мере, лет на 25?

Фальсификация истории Великой Отечественной войны начала набирать обороты не сейчас, как представляется публикаторам, а ещё при советской власти, точнее — сразу после Победы. И лживые мифы — о том, что в войне погибло всего 7 миллионов советских граждан, что страна победила исключительно благодаря величайшей мудрости «гениального стратега товарища Сталина», что не было никаких ужасающих поражений в 1941-м и в 1942-м, и т.д. — появились тогда же. Потом, при Никите Хрущёве, пришли другие, не менее лживые мифы — например, о том, что тот же Сталин якобы вообще не имел никакого отношения к победе над фашизмом. А при Леониде Брежневе, выяснилось, что сражение на Малой земле, где воевал выдающийся начальник политотдела 18-й армии, должно стоять в одном ряду со Сталинградской эпопеей и битвой на Курской дуге.

Разница между всеми этими выдумками и нынешними, уже постсоветскими, в том, что прежде они рождались в соответствующих отделах ЦК КПСС и в Главном политуправлении Советской армии и ВМФ, а теперь — в различных просоветских общественно-политических организациях и в головах отдельных литераторов, большинство из которых на своих фальсификациях беззастенчиво делают деньги.

И лишь по поводу того, что представляемые Министерством обороны документы первых дней войны станут «важным элементом в системе военно-патриотического воспитания молодёжи», — публикаторы, на мой взгляд, безоговорочно правы. Такие материалы лишний раз заставляют осознать, что патриотизм — это любовь не к своему государству, а к своей стране, и вера не в то, что обещают большие начальники, а в своих соотечественников, земляков и в самих себя.

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

семнадцать − 10 =