Михаил Бобров. Человек-легенда | Мозгократия

Михаил Бобров. Человек-легенда

Сергей Ачильдиев
Август13/ 2018

В субботу ему исполнилось 95 лет. Поздравляло его множество людей — официальные лица, ветераны армии, общественники, чиновники, учёные, спортсменыИ все — глубоко искренне, от всего сердца. 

 

Я не знаю другого человека, который вызывал бы всеобщее и безоговорочное уважение. Уверен, если у Боброва и есть недоброжелатели, то даже они испытывают к нему почтение. 

А подавляющее большинство всех, кто знает Михаила Михайловича (или как зовут его друзья и ученики — Мих-Миха), просто его обожают. Высокий, всегда подтянутый, стройный, с простым открытым лицом и неизменной улыбкой редкостного обаяния. 

Но главное Михаил Бобров — воистину человек-легенда. Он — коренной петроградец. Причём не потому, что родился в Петрограде, большую часть жизни прожил в Ленинграде и теперь живёт в Петербурге, а потому, что с рождения — на Петроградской стороне. 

Казалось бы, ну чем не образец постоянства! Однако это лишь кадровики и управдомы судили когда-то о человеке исключительно по его прописке. За внешним спокойствием Боброва скрывается натура увлекающаяся и даже страстная. Ему всегда и во всём надо было себя попробовать, всё испытать. Он смолоду был экстремалом. Правда, ни слова, ни понятия такого ещё не было. 

Слова и понятия не было, а Бобров уже был. Был Бобров-альпинист — до войны этот вид спорта считался экзотическим и очень опасным, ведь экипировка была ещё примитивной. Был Бобров-пятиборец — причём стоявший у истоков этого вида спорта в нашей стране. Был Бобров-полярник — в 75 лет вместе с небольшой группой петербуржцев он добрался на лыжах до Северного полюса, водрузил там флаг Санкт-Петербурга, и за этот поход был занесён в книгу рекордов Гинесса. Был Бобров — в 78-летнем возрасте покоривший шпиль Петропавловского собора. 

Впрочем, почему был? Есть! Михаил Бобров — наш современник. Он живёт не прошлым — настоящим. Поддерживает связи с друзьями, помогает тем, кому может помочь, следит за новостями… 

Он жил так всегда. Мы познакомились 35 лет назад. Смело называю эту дату, поскольку прекрасно помню повод нашего знакомства. Мне тогда надо было взять у Михаила Михайловича интервью для ленинградской «Вечёрки». Редакционное задание было предельно конкретным: расспросить о конкурсе ленфильмовских каскадёров, который судил Бобров. А беседа выросла в рассказ о судьбах этой профессии и о судьбе самого Михаила Михайловича. Помню, я тогда ещё спросил более опытного коллегу: «А какое отношение Бобров имеет к каскадёрам?». И услышал поразительный ответ: «Так он у них там главный». Спортсмен, тренер, организатор спорта, заведующий кафедрой в вузе… А причём тут каскадёры? 

— Стаж работника «Ленфильма» у меня пока скромный, — рассказывал мне Михаил Михайлович, — но мне приходилось заниматься разными видами спорта, тесно связанными с работой каскадёра, — альпинизмом, лёгкой атлетикой (кстати, тренером у меня был знаменитый Зиновий Иссурин!), современным пятиборьем, самбо, горнолыжным и парашютным спортом, немного плаванием… 

Да, он, конечно, был разносторонне одарённым спортсменом, но… До эпохи высоких результатов в одном виде спорта было ещё далеко, во главу угла ставилась принципиально иная задача — всесторонне овладеть физической культурой. Не случайно до войны многие выдающиеся спортсмены занимались не одним, а несколькими видами спорта. 

— У меня очень часто получалось так, что увлечение чистым спортом получало выражение в практической работе, — объяснял Бобров. — Например, во второй половине 1970-х меня пригласили в Исландию — тренировать легкоатлетов одного клуба. Я работал вместе с этими ребятами до седьмого пота, и через год клуб с 19-го  места в чемпионате страны выскочил на первое! После той победы исландцы доверили мне подготовку своей национальной легкоатлетической сборной  к Олимпиаде, попросили помочь в становлении студенческого спорта. 

Это то, что вошло в интервью, а в рабочем блокноте остался другой рассказ, который предварял эту маленькую исландскую сагу. Бобров говорил, что, если ему удалось в этой стране добиться впечатляющих результатов, так это благодаря прекрасной советской тренерской школе, а также бешеному трудолюбию и страстному патриотизму исландцев. И вообще, получалось так, что не столько Бобров учил тамошних спортсменов, сколько передавал им наш опыт и сам учился у них. 

— А ещё раньше, в начале Великой Отечественной, — вспоминал Михаил Михайлович, — вместе Ольгой Фирсовой, Александрой Пригожевой и Алоизом Зембой я участвовал в маскировке высотных доминант Ленинграда. Мы маскировали Исаакий, Адмиралтейство, Инженерный замок, Петропавловку, служившие фашистским артиллеристам и лётчикам ориентиром в их варварской работе. Вот где пригодился опыт наших довоенных восхождений! На ледяном ветру, ослабевшие от голода, нередко и под угрозой обстрела мы до начала февраля трудились на самых высоких точках города. 

Как обычно бывало в интервью, которые охотно давал Бобров журналистам, он и тут умолчал о себе. На самом деле, когда формировался отряд альпинистов, Земба нашёл Боброва в госпитале — тот едва начал поправляться после ранения. Потом Михаил Михайлович всё же вспомнил об этом, когда рассказывал, как воевал в горах Кавказа, но опять-таки в качестве повода, без малейшего намёка на геройство: 

— Там, в горах, пригодились уже не только альпинистские знания, но и опыт горнолыжника. А ещё — опыт первых месяцев войны. На моём счету было уже 27 забросов в тыл противника на Ленинградском фронте —  с ночными парашютными десантированиями, рукопашными боями и одним ранением. Старые фронтовики вам подтвердят: ранение — это на войне тоже опыт. 

Нынешним летом учитель химии петербургской школы № 635 Сергей Телешов с группой старшеклассников отправился в 19-ю экспедицию на Кавказ. Там, на горных тропах в районе Главного Кавказского хребта, они устанавливают памятные знаки на перевалах, где когда-то гремели бои, где погибло столько наших ребят, которые были всего на  несколько лет старше нынешних старшеклассников. Эта работа на территории Карачаево-Черкесии и Абхазии проводится при поддержке администрации этих регионов. А у истоков проекта «Оборонная тропа» стоял член комиссии Общественной палаты Санкт-Петербурга по молодёжной политике, патриотическому воспитанию и спорту,председатель Совета ветеранов войны горнострелковых отрядов, действительный член Русского географического общества, арбитр международной категории Михаил Бобров. 

…После того интервью мы встречались не раз. Михаил Михайлович рассказывал о походе на Северный полюс. Что он теперь профессорствует уже не в Госуниверситете, а в Гуманитарном университете профсоюзов. Как они с каскадёрами покоряли Петропаловку на съёмках фильма Сергея Бондарчука «Красные колокола»… И всякий раз я поражался, сколько всего умеет этот человек. Пока не понял: главный талант Боброва в том, что он открыт людям и всему новому, а ещё обладает великим талантом дружить. 

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

1 × пять =