Почему наша производительность труда идёт в никуда | Мозгократия

    Почему наша производительность труда идёт в никуда

    Сергей Ачильдиев
    Август29/ 2018

    Эффективность российской экономики правильнее назвать неэффективностью. Увы, эта старая проблема далека от нашего общественного внимания, но она напрямую бьёт по каждому из нас. 

     

    В нашем расхожем представлении, производительность труда — это интенсивность, с которой работает человек. Бей молотком быстрее, и производительность будет выше. 

    Такое мнение несколько столетий назад было бы справедливым. В XXI веке всё гораздо сложнее. Теперь производительность зависит от множества факторов: тут и применение новейшего оборудования, и научная организация труда, и образование, квалификация, здоровье работника, и его материальная, психоэмоциональная удовлетворённость своей работой… А если в масштабах всей национальной экономики — уровень её технологичности, институциональной развитости, обновляемости оборудования, качества менеджмента… 

    У нас почти во всех этих областях картина безрадостная. Вот всего несколько фактов: если в 1990 году изношенность российских основных фондов (машин, оборудования, зданий) составляла 35,6 процента, то в 2014-м — 49,4, а коэффициент обновления основных фондов за тот же срок упал с 6,3 процента до 4,3. На излёте советских времён средний возраст оборудования вырос до 12 лет, но сегодня «на заводах и в цехах в основном преобладает машинное оборудование, работающее более 20 лет»! 

    В последнем, 2017 года, рейтинге производительности труда, составленном для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Россия занимает предпоследнее место, за нами — только Мексика. США — на шестом месте, ФРГ — на восьмом, и мы отстаём от них почти в 3 раза. 

    Уровень производительности труда, который во всём мире принято рассчитывать по стоимости валового внутреннего продукта, выпущенного на одного работающего в час, — это и есть показатель эффективности национальной экономики.  

    Если кто-то думает, будто данный показатель может интересовать только экономистов, он глубоко заблуждается. Неэффективность нашей экономики напрямую бьёт по всем нам прямой наводкой, за исключением разве что богатых и сверхбогатых. Во многом именно по этой причине у нас постоянно растут и без того высокие цены, крайне мало отечественных товаров и свыше 20 миллионов граждан живут (точнее, выживают) за чертой бедности, а ещё несколько десятков миллионов, хоть и обитают по эту сторону черты, но в опасной от неё близости. Даже в том, что нам приходится работать больше — почти 2 тысячи часов в год, тогда как в странах ОЭСР всего 1750 часов, — та же причина. 

    Когда-то Владимир Ленин написал: «Победит тот строй, который обеспечит наивысшую производительность труда». И как в воду глядел. Его советский строй по этому важнейшему показателю даже в лучшие времена на 40 процентов отставал от американского капитализма и в итоге, проиграв, рухнул. 

    Президент Владимир Путин, окончивший советскую школу и советский университет, прекрасно знает этот ленинский афоризм, входивший в коммунистический псалтырь. Не случайно в одном из майских президентских указов 2012 года появилось требование в течение пяти лет повысить в России производительность труда в 1,5 раза. 

    Срок исполнения указа уже настал. Тем не менее эта самая производительность за последние годы, если и выросла, то всего на несколько процентных пунктов. Что же делать? 

    Ровно год назад, в августе 2017-го, премьер Дмитрий Медведев назвал пять причин, из-за которых так слабо растёт в России эффективность экономики. Цитирую по РБК: «Во-первых, из-за недостаточной конкуренции в экономике, а значит, от недостаточного количества стимулов к наращиванию производительности труда. Во-вторых, из-за технологического отставания, которое у нас накопилось в целом ряде областей. В-третьих, из-за того, что руководители компаний, регионов и федеральных органов власти не обладают всеми нужными знаниями для работы в условиях современной экономики, современных технологий. В-четвёртых, из-за нехватки инвестиций. И, в-пятых, из-за несовершенства законодательства, в том числе множества административных барьеров».  

    Что же было сделано за минувший год? Об этом мы узнали в нынешнем месяце: в середине августа правительство обсудило новый национальный проект «Повышение производительности труда и поддержка занятости», после чего решило, что основное внимание надо уделить… качеству управления экономикой. 

    Для этого планируется переучить менеджеров десяти тысяч наших фирм с помощью специалистов так называемой «большой четвёрки» — Deloitte Touche Tohmatsu, Ernst&Young, KPMG и PricewaterhouseCoopers. Обучение будет проводиться в течение 2019–2024 годов и обойдётся бюджету в 156 миллиардов рублей. 

    Такое решение способно многих повергнуть в изумление, особенно, если вспомнить точное и верное определение причин низкой эффективности нашей экономики, которое премьер дал год назад. 

    Однако одно дело оценивать ситуацию и совсем другое — пытаться её исправить. Дмитрий Медведев избрал то средство, которое доступно. Ещё три — технологическое отставание, нехватка инвестиций, несовершенство законодательства (в том числе множество административных барьеров) — в ближайшие пять лет непреодолимы. А если и преодолимы, то только на бумаге. Что же касается того барьера, который глава правительства совершенно правильно назвал первым — крайне низкая конкуренция, — то он абсолютно непреодолим, ведь сегодня присутствие государства в бизнесе достигло уже 70 процентов, и было бы верхом наивности предполагать, будто оно начнёт конкурировать само с собой или позволит это делать частным фирмам. Вот и получается, что доступно лишь одно — обучение управлению той экономикой, которая есть… 

    У нас из века в век пытались решать экономические проблемы внеэкономическими средствами. Достаточно вспомнить указ императрицы Елизаветы Петровны (1744), который повелевал за низкое качество товаров и отсутствие усердия в развитии производства «многих владельцев фабрик из фабрикантов выключить». Однако и в том и во множестве других подобных случаев ни усердие, ни качество, ни экономическая эффективность не прибавлялись. И Россия всегда была отстающей, и благосостояние большинства наших предков неизменно оставалось скудным. 

    Между тем, казалось бы, это же очевидная вещь: рост производительности труда, а значит, и эффективности экономики появляется тогда, когда участники рынка в этом кровно заинтересованы. А такая заинтересованность возникает в условиях конкуренции, и чем она острее, тем лучше. Однако для острой конкуренции нужен совсем другой принцип управления экономикой. Российское государство всегда обещало, что построит нам рай на земле, а от него требуется всего лишь создавать условия, чтобы этот рай мы построили сами. Ведь когда делаешь для себя, всегда получается лучше. 

    Поделитесь ссылкой с друзьями:

    Your email address will not be published. Required fields are marked *

    Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    пять × 5 =