Иван Бунин: «Я вижу, слышу, счастлив. Всё во мне» | Мозгократия

Иван Бунин: «Я вижу, слышу, счастлив. Всё во мне»

148 лет назад родился Иван Алексеевич Бунин — писатель выдающегося таланта и непростой судьбы. Президентская библиотека даёт возможность познакомиться  с редкими книгами о жизни русского классика. 

 

«Интерес к Бунину, когда его не издавали, для большинства читателей был просто беспредметен. Вот так и я до войны Бунина не читал, ибо в Воронеже, где я жил тогда, Бунина достать было невозможно», — сокрушался писатель-фронтовик Григорий Бакланов. 

Многие могли бы подписаться под этими словами и по-хорошему позавидовать следующим поколениям российских читателей, которые в отрочестве могут запросто взять с полки «Тёмные аллеи», так соответствующие стихии возраста. Или могут открыть на портале Президентской библиотеки раритетный,  ещё недавно недоступный для широкой аудитории пользователей сборник «1914 год» с ранними стихами Бунина. А  каталог-альбом «И.А. Бунин в печати (1897–2011)», изданный в Воронеже — городе, в котором будущий литератор появился на свет, — сориентирует читателей в бунинском наследии в целом. 

Творчество Бунина — прозаика, поэта, переводчика, лауреата Нобелевской премии по литературе 1933 года — долгие годы было изъято из литературного обращения на родине. Эмигранту не было места в советской литературе. Но когда, наконец, состоялась долгожданная встреча произведений писателя с российским читателем, Иван Алексеевич Бунин сразу занял принадлежащее ему по праву место среди столпов отечественной словесности. Начали выходить большими тиражами его книги. Активизировались исследователи его литературного наследия, что подтверждает и пополнившая электронный фонд Президентской библиотеки подборка авторефератов диссертаций, в которых отражён вклад писателя в национальную сокровищницу культуры.  

Так, например, в электронной копии автореферата диссертации Т. Скрипниковой рассматривается «Духовно-религиозная проблематика и её художественное воплощение в “крестьянской прозе” И.А. Бунина». Т. Зимина-Дырда исследует тему «Поэтика цвета и света в прозе И.А. Бунина, П.А. Нилуса и А.М. Фёдорова». Тема, связанная с изображением костюма как одной из составляющих бунинской художественной лаборатории, раскрывается в электронной копии автореферата диссертации Ю. Поповой «Язык одежды» в творчестве И.А. Бунина: характерологические и сюжетообразующие функции». 

Из автореферата В. Федотовой «Поэтика дневниковой прозы И.А. Бунина»  можно узнать, что на протяжении почти всей жизни писатель вёл дневник, а также внимательно читал дневники, записки, автобиографии и мемуары русских и зарубежных писателей, общественных деятелей, людей искусства. Как пишет автор, «взаимосвязь дневников и художественной прозы Бунина отражается в общности тематики, идейного мира, системы мотивов, структурных и стилистических особенностях в дневниках и произведениях, написанных в других жанрах». Утверждение, что дневники не ставят и не решают никаких собственно художественных задач, значительной части исследователей сегодня кажется спорным. В. Федотова замечает:  «Многие дневники содержат законченные, художественно организованные фрагменты». 

Записи первого десятилетия XX века  передают характерные трансформации в оценке Иваном Алексеевичем назревающей политической бури в России. Ещё в картинах патриархального мира, который как в капле росы отразился в поэзии «Антоновских яблок», Бунин трезвым взглядом реалиста увидел неизбежность смены эпох, бега времени, беспощадно разрушающего всё, что отжило свой век: «да разве могла эта сентиментальная жизнь, равно как и беспутное существование с охотами, с кутежами и пирами, не погибнуть при первом столкновении с новой жизнью?» 

Позже Бунин в состоянии «гнева, ярости, бешенства» писал в «Окаянных днях», что большевики  «ради погибели “проклятого прошлого” готовы на погибель хоть половины русского народа». Это говорилось в дневнике по следам событий, разворачивавшихся в Москве 1918 года и в Одессе 1919-го, после чего вопрос об эмиграции решился сам собой 

Воспринимая революцию как национальную катастрофу, Бунин тяжело переживал происходящее в России. Именно это объясняет подчас зашкаливающе гневную интонацию «Окаянных дней», которую не все поклонники его ранней прозы готовы были воспринять. Но близко знавшие писателя находили объяснение подавленному настроению мыслителя и гражданина Ивана Бунина. Его соратница по литературным и идейным исканиям Галина Кузнецова в своём дневнике писала: 

«В сумерки Иван Алексеевич вошёл ко мне и дал свои “Окаянные дни”. Как тяжёл этот дневник!! Как ни будь он прав — тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами. Коротко сказала что-то по этому поводу — рассердился! Я виновата, конечно. Он это выстрадал, он был в известном возрасте, когда писал это…» 

Какую внутреннюю ломку надо было пройти человеку, чтобы после великолепной «ароматной» бунинской прозы и проработанных тонким резцом художника  реалистически точных стихов написать такое. 

…Президентская библиотека представляет на портале творчество писателя в максимально полном объёме. В том числе ранние стихи и рассказы, опубликованные на страницах дореволюционных журналов — «Новое слово», «Современный мир» и других. В сборнике «1914 год» совсем ещё молодой, пропитанный философией и поэтикой восточного мировосприятия Бунин писал: 

В вечерний час тепло во мраке леса, 

И в тёплых водах меркнет свет зари. 

Пади во мрак зеленого навеса  

Иприютясь, замри. 

А ранним утром, белым и росистым, 

Взмахни крылом, среди листвы шурша, 

И растворись, исчезни в небе чистом   

Вернись на родину, душа!  

Вопреки всем предлагаемым вариантам рая на земле, в том числе сугубо западного, парижского, Иван Бунин всегда твёрдо знал, где его настоящая родина.    

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × 3 =