Павел I. «Самый несчастный из всех русских…» | Мозгократия
 

Павел I. «Самый несчастный из всех русских…»

Император Павел, родившийся 264 года назад, — едва ли не самая загадочная фигура из всех русских царей. Возможно, коллекции Президентской библиотеки помогут кому-то понять его тайну? 

 

«Этот государь родился в недобрый час, — писал о Павле I его современник граф Фёдор Головкин в книге «Двор и царствование Павла I»(1912). — Отец отрёкся от него, а мать его не возлюбила. В его жизни долгое время было что-то неопределённое, непрочное, а от этого постоянное беспокойство легло в основание его характера». 

Это раритетное издание, доступное на портале Президентской библиотеки, — лишь одно из многих в её богатом собрании. Сегодня Библиотека располагает поистине уникальной коллекцией электронных копий исторических документов и книг, посвящённых наследнику Екатерины Великой: «Письма императора Павла I» (1785–1799), сборники указов, заключённые договоры, воспоминания придворных, биографические исследования и другие документы. Все они — часть обширной коллекции Президентской библиотеки «Династия Романовых. Земский собор 1613 года». 

Фёдор Головкин многое знал о тайнах императорского двора. Вот вывод. Который он делает в своих воспоминаниях, говоря об императоре Павле и времени его правления: «В продолжение всей этой неблагополучной эпохи, казавшейся очень длинной, хотя она продолжалась всего пять лет, самым несчастным из всех русских людей был сам император». 

Да и могло ли быть иначе, если с первых минут жизни Павел был отлучён от матери, будущей императрицы Екатерины Великой? «Его рождением обеспечивалось престолонаследие рода Петра Великого. Императрица Елизавета видела в младенце-внуке залог будущности своей империи и взяла на себя заботы о его воспитании», — указывал Е. Шумигорский в книге «Павел I» (1899). 

Многие исследователи сходятся во мнении, что характер Павла Петровича, которого современники называли «своенравным, нервным и раздражительным», сформировали чрезмерная опека со стороны бабушки, отчуждение от матери и влияние «не тех» воспитателей. Это подтверждает, в частности, историческое исследование Д. Кобеко  «Цесаревич Павел Петрович» (1882). 

«Екатерина пока ещё принимала участие лишь простого зрителя, а Павла продолжали коверкать, — отмечал Ф. Каратов в работе «Павел I: Его семейная жизнь, фавориты и убийство» (1902). — А ведь если подумать серьёзно, то Павел был в детстве премилый характер, со всеми задатками будущего хорошего человека: он был умён, откровенен, добродушен, прилежен, старателен, а дурное воспитание сделало из него хитрого, замкнутого, мрачного, строгого и деспотичного человека». 

Отношения с матерью всегда оставались сложными. Павел не простил ей гибели своего отца Петра III после дворцового переворота, в результате которого Екатерина взошла на престол. Н. Шильдер в историко-биографическом очерке «Император Павел Первый» (1901), доступном на портале Президентской библиотеки, пишет следующее: 

«По воцарении Екатерины с её стороны делались несомненные попытки к сближению, но неумолимый рок приводил её старания ко всё более непоправимому разладу. Пропасть между матерью и сыном в продолжении 34 лет раздвигается всё шире». 

Когда Павел вступил на престол, ему шёл уже 43-й год. «Правление императора Павла I как грозный метеор явилось на горизонте России; действия его были тем поразительнее, что оно следовало за веком Екатерины II, исполненным благоразумия, — читаем в электронной копии сборника «Материалы для биографии императора Павла I» под редакцией Э. Каспровича, изданного в 1874 году в Лейпциге. — Россия начала уже вкушать плоды узаконений, изданных сею государыней, — как вдруг при преемнике её владычество законов начало уступать место своеволию, исчезло уважение к долговременной службе, порождающее соревнование; несоизмеримые наказания за лёгкие проступки действовали вопреки дворянской грамоте; люди без заслуг, без способностей возводимы были на первые ступени почестей, и беспрестанно выходили новые постановления, противоречившие один другому». 

Е. С. Шумигорский, автор уже упомянутого биографического очерка «Павел I» писал: 

«Суровое, даже жестокое, соблюдение дисциплины и порядка казалось Павлу необходимым и для того, чтобы обезопасить себя от заговоров, которых он стал чрезвычайно бояться после того, как желание Екатерины устранить его от престола указало ему опасность, угрожавшую ему даже в среде собственной семьи». 

И всё-таки, признают исследователи, Павел I вступил на престол с искренним желанием добиться процветания своего народа, с готовыми проектами реформ, которые, по его мнению, должны были дать новое направление политической и государственной жизни России. 

В 1788 году Павел, во избежание государственных переворотов и интриг, разработал «Акт [о престолонаследии], утверждённый в день… коронации [Павла I]» (1797). Документ исключал возможность отстранения от престола законных наследников. В акте содержалось также важное положение о невозможности восшествия на российский престол лица, не принадлежащего к православной церкви. Закон Павла I, определявший порядок передачи высшей государственной власти, действовал вплоть до 1917 года. 

Деятельность государя Павла была разносторонней, он по-своему сильно любил Россию и хотел её процветания, только не вполне умел этого добиться. Возможно, причина в том, что в пору взросления сына Екатерина близко не подпускала его к участию в обсуждении государственных дел?.. 

В результате, пишет Н. Шильдер в историко-биографическом очерке «Император Павел Первый» (1901), «новое царствование с первых же дней сделалось отрицанием предыдущего; роскошный, пышный двор императрицы преобразился в огромную кордегардию». 

Неудачными оказались попытки нового монарха реформировать армию и государственный аппарат по лекалам прусской военной системы и прусского полицейского государства. Преобразования Павла в этой области вызвали противодействие как со стороны высшей администрации, так и низов. Слишком жестоки были репрессии против генералитета и среднего офицерства, что, в частности, подтверждает электронная копия сборника «Высочайшие приказы государя императора Павла I 1800–1801 годов». Случалось, что были «уволены в один день: трое полных генералов, трое генерал-лейтенантов, девять майоров, 68 обер-офицеров гвардейских полков, 90 унтер-офицеров и одного Преображенского полка 120 человек! Не сказано, за что». Введение неудобной армейской формы по прусскому образцу подняло волну негодования в среде военных. 

Заговор стал созревать и готовиться фактически с первых дней правления. 24 марта 1801 года император был убит заговорщиками в своей новой резиденции — Михайловском замке в Петербурге. События трагической ночи описал в своих мемуарах князь Адам Чарторыйский. 

Автор книги «Убиение Павла I и восшествие на престол Николая I» Теодор Шиман заключает: 

«Погиб полномочнейший властелин величайшей державы в свете, человек, рождённый с весьма хорошими способностями, довольно хорошо образованный и с благородными побуждениями. Почему все эти качества не спасли его от погибели? Потому что первым качеством человека должно быть умение управлять своими страстями, и тогда только он может управлять другими. Гораздо большее число заговорщиков и гораздо осторожнее ведённый заговор не мог бы преуспеть в этом убийстве, если бы не было на то общего молчаливого согласия всей столицы, общего желания всей России». 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

пять × 2 =