Как отделиться от государства? | Мозгократия
 

Как отделиться от государства?

Денис Терентьев
Январь23/ 2019

С этого года власть хочет поставить самозанятых на учёт и получать с них свою долю — от 4 до 6 процентов. Пока этот эксперимент затронул Москву, Татарстан, Московскую и Калужскую области. 

 

 

Налоговые проценты вроде бы гуманны. Но методы работы налоговиков на местах нередко отдают опричниной. И самое главное: нарушается негласный пакт, который сложился между властью и народом. 

Общественный договор у нас очень прост: если власть так роскошно ворует, она не должна лезть в народные гроши. Распиловщики нефтяной ренты не должны соваться за долей к беднякам, которые сдают бабушкины квартиры, нянчатся с детьми и делают ремонты. 

Нарушая этот пакт, правящий класс рискует лишиться равнодушного отношения масс к его яхтам, дворцам, огромным банковским счетам и госзаказным синекурам. 

 

Между ордой и деревней 

Ещё пять лет назад в Высшей школе экономики насчитали 17-18 миллионов, не платящих налоги, а в Росстате говорили про 15 миллионов. Вице-премьер Ольга Голодец отметила, что правительство не понимает, где и как заняты аж 38 миллионов трудоспособных россиян. Это больше, чем жителей Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии, Чехии, Словакии и Болгарии вместе взятых. К моменту взятия Берлина советская армия была в 2,5 раза меньше. 

Идея вытащить «нелегалов» из сумрака и обложить данью, конечно, витает в воздухе давнро. Это даже часть общего государственного дискурса, который уже окрестили «Люди — это новая нефть». 

Почему такие расхождения в оценках числа самозанятых? Да потому что власть не хотела лишний раз озвучивать, что в XXI веке чуть ли не половина сельского населения живёт натуральным хозяйством. Кто-то получает пенсию или пособие, кто-то продаёт у трассы молоко, грибы, ягоды. Получать с этих людей налоги вряд ли рентабельно: визгу будет много, а шерсти мало. И государству оставалось только вытравливать их в города посредством сокращения сельской инфраструктуры, «оптимизацией» школ и больниц. Те, у кого есть дети, действительно уезжают, но многие доживают не так уж скверно. 

Вот, к примеру, в деревне на Псковщине живут Игорь и Макс, мужики 40-45 лет. Дети у обоих выросли и уехали в Псков и Петербург, а мужикам с жёнами на природе нравится. Руки у обоих золотые: и печку сложить могут, и фундамент поменять, и квартирный ремонт любой сложности потянут. Возьмут заказ в Москве или Питере, ударными темпами его исполнят и кайфуют дома, пока деньги не кончатся: кино смотрят, рыбачат, баньку топят. Иногда в Прибалтику мотаются: что-то купить, что-то продать. С государством у них никаких отношений: не оно им, не они ему. А у чиновников на таких, как Игорь и Макс, зубы крошатся: будто оба у них воруют. 

Вдоль федеральных железных и автодорог целые посёлки заняты обслуживанием пассажиропотока. Например, поезд Москва-Адлер имеет на своём пути два десятка остановок на небольших станциях. И тотчас к нему бежит, кажется, всё местное население с пирожками, водкой, мясом в горшочках. Вряд ли они зарегистрированы в налоговой. 

В городах сотни программистов, фотографов, бухгалтеров, журналистов хранят дома трудовую книжку. Но большинство самозанятых всё-таки обитают в гаражах. 

— В нашем гаражном кооперативе 300 боксов, и половина из них используется для заработка, — рассказывает Артём из Владимира. — То же самое было двадцать лет назад, но тогда в основном разливали левую водку, перебирали неизвестного происхождения машины. А сегодня в одном боксе собирают мебель, во втором делают краску, в третьем — стеклопакеты. Один гараж даже переоборудован под кафе, чтобы ребята могли нормально питаться в течение дня. Выйти из тени? Зарегистрироваться? Да ко мне тут же слетится пятнадцать комиссий, проверяющих всяких, которые хотят одного — урвать с меня денег. Я лично музыкальными инструментами занимаюсь, в месяц получается 30-40 тысяч в лучшем случае. Мне же на хлеб и воду не останется! А сейчас мы ментам местным скидываемся понемногу и живём спокойно уже двадцать с лишним лет.  

Во многих городах нелегальное производство явно превосходит легальное. В Москве или Петербурге, где в гаражах просто хранят автомобили, не поверят. А, например, в Самаре над каждым гаражом — печная труба. Многие крупные производства пережили постсоветскую бескормицу только благодаря «гаражному ожерелью» вокруг. Ведь сколько раз бывало: находчивый гаражник нашёл рынок сбыта, например, кустарным перфораторам — а за ним и продукция соседнего завода начала продаваться. Или рабочие ходят на работу, чтобы сделать на заводском оборудовании какие-то детали для гаражного производства. А правительственным экономистам, «потерявшим» 38 миллионов россиян, часто невдомёк, почему на заводе год не платят зарплату, а он по-прежнему пыхтит. 

Замглавы Минтруда Татьяна Блинова признала, что в 2015 году число безработных россиян росло на 20 тысяч в неделю. Но на биржу труда почему-то вставало в 4-5 раз меньше. 

 

Не надо, я сама 

Несмотря на то, что Госдума одобрила в первом чтении введение «налога на профессиональный доход» с 2019 года, она так и не потрудилась объяснить, кто такие самозанятые. И где грань с занятыми в «теневой экономике», к которой относят те же гаражи. 

Много говорилось, что самозанятых не нужно путать с индивидуальными предпринимателями. Но у нас в стране ИП вынуждены открывать, например, журналисты и сценаристы, чтобы получать гонорары, хотя де-факто предпринимательской деятельности они не ведут. И тоже самое вынуждены делать лица ещё десятков профессий. 

Ещё в 2013-м Минфин и Минэкономразвития предложили ввести патенты для самозанятых и брать за них по первости немного — по тысяче рублей в месяц. Но народ не решился дать даже палец, резонно опасаясь, что следом отхватят всю руку. В 2017-м правительство поступило хитрее, определив три категории самозанятых — репетиторы, домработницы и нянечки. Им объявили налоговые каникулы на два года и предложили добровольно встать на учёт в налоговой службе. 

Но по всей стране совету последовали лишь 2,5 тысячи человек. И очень похоже, что среди этих «сознательных» немалая часть как раз «индивидуальные предприниматели», которым сегодня приходится платить в ПФР и ФФОМС до 30 тысяч рублей в год, даже если у них вовсе нет оборота. 

К осени прошлого года Дума обсуждала уже новый законопроект. Жители в четырёх пилотных регионах должны зарегистрироваться в ФНС с помощью мобильного приложения и отчислять 4 процента от каждой сделки с физическим лицом и 6 процентов, если партнёр имеет юрлицо. Своё лицо власть тоже показала: хотя в законе прописаны те же три категории самозанятых (репетиторы, домработницы и няни), за неповиновение уже предусмотрены санкции: у тех, кто впервые не сообщил в налоговую о своём доходе, отберут 20 процентов, во второй раз — все 100. А злостных уклонистов упакуют по 171-й статье Уголовного кодекс РФ (незаконное предпринимательство). 

Тонкий момент: пока вроде бы ФНС готова верить самозанятым на слово — 10 тысяч он заработал или 50 тысяч. Но менталитет налоговиков, особенно в провинции, таков, что они и в среднем-то предпринимателе видят холопа, который ежесекундно пытается объегорить царёву казну. Ему могут заблокировать счета, если у него всего лишь глаза бегают. Или, наоборот, не бегают, хотя должны бы. А самозанятый по сравнению со средним предпринимателем и вовсе клоп. Можно ли клопам рассчитывать на уважительное отношение, когда на каждого из них появится учётная карточка?  

Но, вполне вероятно, в этом и смысл: контроль ради контроля. По словам экономиста Андрея Заостровцева, расходы на администрирование нового налога (слежение, контроль) могут оказаться выше сборов по стране. Зато люди будут помнить, что они на контроле, привыкнут постоянно оправдываться и объяснять, на какие деньги купили новое пальто. В законе есть нюанс, отдающий крепостным правом: в течение года менять регион регистрации можно не более одного раза. Это тоже делается для удобства налоговиков, которым самозанятые должны будут отчитываться каждый месяц. Предполагается, что няня посидит с чьим-то ребёнком и возьмёт у работодателя ИНН для отчётности. А работодатель не будет против?  

Другой момент: согласно исследованию аналитического центра НАФИ, у 89 процентов людей, работающих теми же нянями и репетиторами, есть постоянная или временная работу, с которой работодатель и так платит налоги и страховые взносы. Какова вероятность, что такие люди пойдут регистрироваться в качестве самозанятых? Скорее уж они продолжат жить по старинке. А если власти развернут на них реальную охоту, то просто бросят подработки и будут смотреть на диване фильмы. Такова цель правительства, у которого каждый шестой гражданин за чертой бедности, — не дать людям заработать? 

Впрочем, кто сказал, что обложенные со всех сторон самозанятые лягут на диван? Простые люди всё больше интересуются экономикой: вон в Москве чтения Адама Смита собирают тысячи слушателей. Не говоря уже о возросших просмотрах лекций российских экономистов онлайн. Люди всё меньше надеются на хорошего царя и пытаются понять, почему Россия такая богатая и бедная одновременно? Так, не ровён час, даже обыватель заметит, что под успешным развитием передовых стран одни и те же рецепты. А нам втолковывают из телевизора вещи прямо противоположные. 

В этой ситуации депутатам Думы разумнее даже не пытаться лезть в народный карман. Но у них тоже новые тренды. Даже на уровне риторики исчезает надоевшая обязанность убеждать, будто они заботятся о росте доходов населения. Куда проще, нахмурив брови, вещать о необходимости мобилизоваться и подтянуть пояса в нелёгкие для России времена. 

Давно осознанная вещь, что державный курс от населения никак не зависит, увеличила число пробных попыток залезть в народный карман. Отменили льготы старикам и повысили пенсионный возраст. Какие последствия? Никаких? Ну так мы НДС повысим, акцизы на бензин и налоги на дачи. Снова ничего? Ну, тогда мы за нянь и гаражников сейчас возьмёмся. Проблема в том, что думцам будет не остановиться, даже когда из вулкана полетит первая лава. 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

12 + 16 =