2019-й — год великого перелома: от реальности к постмодерну | Мозгократия
 

2019-й — год великого перелома: от реальности к постмодерну

Сергей Ачильдиев
Февраль08/ 2019

Совсем скоро жить россиянам станет лучше, жить станет веселее. Отныне самое важное будет не то, как мы работаем и каков у нас доход, а какие показатели демонстрирует нам статистика. 

 

В апреле 2017 года Росстат перешёл из подчинения правительства в подчинение Министерства экономического развития. Причём не впервые. В первый раз это случилось в 2004-м. Правда, всего на несколько месяцев. Во второй — в 2008-м. И вот в позапрошлом году произошёл третий приход статистиков в Минэкономразвития. 

Почему Росстат сменил прописку в первый раз, сказать не берусь. Но две следующие даты — 2008 год и 2017-й — наводят на вполне определённые мысли. Первая  дата накладывается на кризис, вторая — на последствия кризиса-2014, из которого наша экономика толком не может выбраться до сих пор. Такое впечатление, будто кабмин периодически хочет убрать этот Росстат куда-нибудь подальше, с глаз долой — чтобы не портил и без того плохое настроение. 

А что ещё прикажете думать, если ведомство, которое в силу своей специфики должно быть максимально независимым, фактически понизили в статусе да к тому же поставили в прямую зависимость от того, кого оно должно оценивать? Два года назад против переподчинения Росстата выступили все отечественные аналитики. Наиболее эмоционально тогда высказался первый запред Госдумы по бюджетам и налогам Сергей Катасонов: «Это безумие». 

На самом деле у такого «безумия» есть вполне вменяемое объяснение. Президентские указы, вышедшие в свет в мае прошлого года, содержат такие социально-экономические задачи, которые отечественная экономика к середине следующего десятилетия без кардинальных реформ выполнить не способна. Конечно, побороться за реализацию указов всё же можно, но путь этот опасен и успехов явно не гарантирует. Гораздо проще сменить методику подсчётов, которую, кстати, наш зависимый Росстат уже не раз менял. 

Каким образом это делается новый куратор Росстата, глава Минэкономразвития Максим Орешкин продемонстрировал  на прошлогоднем Петербургском экономическом форуме в интервью телеканалу РБК: «Задача по вхождению России в число пяти крупнейших экономик мира, поставленная президентом, означает, что стране нужно подняться лишь на одну строчку с текущего шестого места. Отставание от идущей на пятом месте Германии — 4–5%. Задача в том, чтобы за предстоящий шестилетний срок рост России на 4% превысил рост Германии. Речь идет о ВВП по паритету покупательной способности, потому что именно по этому показателю и правильно сравнивать размер экономик». 

Почему правильно сравнивать экономики разных стран именно по этому показателю, министр не объяснил. И каким именно должен быть российский прирост ВВП по паритету покупательной способности (ППС) — тоже. 

Всё разъяснили независимые эксперты. Если в пересчёте ВВП в доллары по ППС Россия и вправду на шестом месте, то по ВВП на душу  населения — на 55-м. Кроме того, действительно в позапрошлом году ФРГ по ППС заняла пятое место в мире с ВВП 3,979 триллиона долларов, а РФ — шестое с ВВП 3,745 триллиона долларов. Но даже троечник пятого класса вам скажет: чтобы достичь позапрошлогоднего уровня немцев, россиянам надо с 2018-го по 2024-й ежегодно увеличивать свой показатель в среднем на 33,4 миллиарда долларов, то есть на 8,9 процента. Повторяю: даже тогда  это достижение не позволит обогнать Германию, оно лишь повторит её позапрошлогодний показатель. 

Но откуда возьмутся эти миллиарды и проценты, тоже загадка.  Разве что, если не экономика, то статистические данные станут более послушными. 

И вот уже чиновники самого высокого ранга заговорили о том, что отдельные показатели в стране пошли в рост. Так, глава правительства Дмитрий Медведев, сославшись на «строгую статистику», заявил: зарплаты россиян с 2016 года увеличились на 7,6 процента. А вице-премьер Татьяна Голикова отчиталась о том, что число бедных, оказывается, начало сокращаться ещё с 2017 года и только за девять месяцев прошлого года снизилось ещё на 0,5 процента. Но это пока только начало — через шесть лет бедных в России станет и вовсе вдвое меньше. 

Тем временем — вы не поверите — подоспел и новый показатель роста российской экономики в 2018 году. Буквально на этой неделе Росстат, обновлённый после увольнения в конце декабря прежнего своего начальника Александра Суринова, выдал впечатляющие цифры: экономика за прошлый год выросла на 2,3 процента! И это при том, что даже по крайне оптимистичному прогнозу Минэкономразвития, она должна была вырасти всего на 2,1 процента, а реально, по предыдущей версии Росстата, ещё до увольнения Суринова, рост составил лишь 1,7. 

За счёт чего же происходят все эти чудесные и такие желанные изменения? Откуда они взялись, если инвестиции в значительной степени вынуждены были ограничиваться госзаказами, производительность труда оставалась на прежнем низком уровне и никаких прорывов ни в одной отрасли не наблюдалось? 

Тот же Александр Суринов, ещё в бытность своего руководства Росстатом, как-то признался: «Экономика России описана не тем языком, каким описаны экономики других стран». Иначе говоря, от отечественных статистиков требуют искать новые методики подсчётов, и в последнее время эти методики всё дальше уводят конечные результаты от реальности. Как говорил Сталин, «важно не как голосуют, а как считают голоса». Некоторые, впрочем, приписывают сей афоризм Наполеону III, но сути дела это не меняет: нам показывают не то, что есть, а то, как надо это видеть. 

До сих пор мы имели только журналистов-пропагандистов, которые рисуют нам Россию в фальшиво-розовом цвете, а теперь получаем вдобавок экономистов-пропагандистов, статистиков-пропагандистов и чиновников-пропагандистов. Если бы отечественная экономика росла хотя бы вполовину так стремительно, как наша пропагандистская армия, американцы с китайцами просто поумирали бы от зависти. 

Но, боюсь, как бы они не умерли от смеха. Наглядная иллюстрация того, чем на практике оборачиваются фокусы с методиками и цифрами, — высказывание Татьяны Голиковой в декабре минувшего года: «Миф о бедности пенсионеров, — отчеканила вице-премьер, — это проделки оппозиции, чтобы нанести урон действующей власти». 

В действительности гораздо больший урон не только власти, но и всей России нанесут «проделки» пропагандистов всех мастей. 

Во-первых, теперь нас может ожидать ещё большее расхождение статистических данных с реальностью. При этом, чем сильнее будет это расхождение, тем сильнее оно будет раздражать граждан, вызывая в них недоверие к власти и неверие в неё. 

Во-вторых, властям придётся заводить двойную бухгалтерию, чтобы хоть самим под грифом «сов. секретно» знакомиться с истинным положением дел. Но и это не даст кабинету министров полной уверенности, что перед ними и вправду истинная картина происходящего. Ведь каждый подчинённый (такова уж его природа) хочет выглядеть в глазах начальства лучше, чем он есть на самом деле, а в условиях секретности это сделать гораздо проще. 

В-третьих, введение доморощенных методик расчёта валового внутреннего продукта, производительности труда, бедности и т.д. ещё больше отделяют российскую экономику от остального мира, ведут её к ещё больше автаркии.  

В-четвёртых, любой экономист вам подтвердит, что инвестору лучше иметь о вас плохую, но реальную информацию, чем хорошую, но лживую. В первом случае он ещё может рассчитать план своих действий, а во втором — сразу поймёт, что тут ему искать вообще нечего. 

Ну, и, в-пятых: давно известно — тот, кто пытается обмануть всех вокруг, в конечном счёте обманет самого себя. 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двенадцать + десять =