Сила Твери — в правде нашей истории | Мозгократия
 

Сила Твери — в правде нашей истории

В этом древнем городе история не смогла прервать связь времён. Перед Тверью всё оказалось бессильно — пожары, войны, мятежи, революции, реформы, кризисы… Приезжайте в Тверь!

 

Тверь, до недавнего прошлого Калинин, стоит посетить всем. Независимо от того, ностальгируете ли вы по СССР, тоскуете ли по Российской империи, оплакиваете ли исконную, ещё Киевскую, Русь или верите в скорое великое будущее России.

Тем не менее, в представлении большинства столичной публики Тверь — всего лишь провинциальный городок на пути между Москвой и Петербургом и максимум, чего он заслуживает, так это визита в рамках «путешествия одного дня». Столичная публика не догадывается, что это место силы, где «связь времён» прочна настолько, что Трехсвятская улица благополучно пересекает площадь Ленина и упирается в набережную Степана Разина, а памятник благоверному князю Михаилу Тверскому стоит в трёх сотнях метров от памятника Ленину. И такой исторический коктейль нисколько не смущает местных жителей и не должен смущать всех остальных, потому что сила — в правде, в правде истории.

Тверь — город трагической судьбы. Мог бы стать Москвой, в смысле «собирательницей земель русских», но не стал. Михаил Ярославич Тверской был замучен в Орде благодаря интригам князя московского, кстати, кузена по линии Александра Невского.

Нынешняя Тверь — древний город без древних памятников. Пожары случались везде, в том же Новгороде Великом, но Тверь в ХVIII веке при Екатерине II выгорела дотла, только головешки остались.

После тех великих пожаров Тверь могла бы стать вторым европейским городом России после Петербурга, хотя бы с архитектурной точки зрения. Отстраивать выгоревший город заново, по велению императрицы, бросили лучшие архитектурные силы страны — Матвея Казакова, Андрея Квасова, Петра Никитина, Василия Баженова, Карла Росси. Исключительно из-за косности местного купечества европейский город со сплошными улицами и едиными фасадами получился только в центре — на трёх улицах и одной набережной. Но зато есть Путевой дворец, окружённый садом, который пытается походить на петербургский Летний сад, каким мы его знали до реконструкции.

Тверь от века к веку шла в ногу со всей Россией. Строго по Ленину, бурное развитие капитализма сопровождалось глобализацией и демократизацией. К началу ХХ века город обзавёлся не только пролетариатом с буржуазией, но и костёлом с мечетью, построенными на деньги местных католиков и мусульман и при поддержке местных капиталистов, что свидетельствовало о толерантности и мультикультурализме.

Потом, как положено — советская власть, национализация, социалистическое соревнование и имя всесоюзного старосты Михаила Калинина, с которым город прожил без малого шесть десятилетий. Правда, сам дедушка Калинин никогда в Твери не жил. Он родился и первые 14 лет провёл в деревне Верхней Троице Тверской губернии. Тем не менее, Михаила Ивановича город не забывает, то и дело на глаза попадаются вывески «Kalinin Hostel», «Kalinin Bar», ну и проспект Калинина, само собой.

Сегодня в Твери, как в зеркале отражаются все века и все эпохи не только городской, но и российской истории.

От соборной мечети, которая опять мечеть, а не ресторан «Восток», по улице Советской можно дойти до памятника князю-мученику Михаилу Тверскому, а от него, по той же Советской, прогуляться до площади Ленина, украшенной, как положено, памятником вождю. Набережная Афанасия Никитина, набережная Степана Разина, волжские просторы, а вдоль Волги ряды двухэтажных домиков в стиле «провинциальный классицизм». И тут же кинотеатр «Звезда», шедевр  постконструктивизма — здание в форме бинокля. И пусть сейчас здесь крутится реклама «Человека-паука» и «Али, рули», а кинозалы оборудованы Dolby3D, всё равно слышно как «в городском саду играет духовой оркестр».

Городской сад совсем рядом, и новомодные аттракционы не сумели затмить те, что памятны тем, кто присутствовал на открытии кинотеатра «Звезда»  в 1937 году. А чтобы ностальгия совсем уж захлестнула тех, чьё детство прошло в СССР, у входа в парк красуется автомат с газировкой. Он, конечно, уже не тот, АТ-100С — вода с сиропом двух видов на выбор. У автомата электронные внутренности, и выдаёт он пластиковые стаканчики, но помыть стаканчики можно тут же,  а дизайн всего чудо-устройства скопирован с любовью и старанием.

Маленькая Тверь и впрямь хранитель той самой цепи времён, о которой когда-то переживал Гамлет. Но при этом Тверь — живой город для живых людей, с их заботами и хлопотами, мечтами и горестями, а не печальная руина, превратившаяся в музей. И, значит, у России есть не только прошлое, но и будущее.

Расскажите друзьям:
  • Юрий Смольянов Reply
    3 недели ago

    Говорят, Екатерина Вторая считала Тверь вторым по красоте городом после Петербурга. От автора материала хотелось бы узнать, как много этой красоты с тех времен сохранилось? Бесспорно красивый древний город с богатой историей, настоящее культурное и архитектурное достояние России. Но панегирик вряд ли уместен. Не радует экология и состояние окружающей среды, жители задыхаются от дыма и вредных выбросов в атмосферу и в воду, природа гибнет…

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двенадцать − один =