Коллективный недуг — легисломания | Мозгократия
 

Коллективный недуг — легисломания

 «Ударим законопроектом по разгильдяйству и хулиганству, решим законопроектом все проблемы!» Так должен звучать лозунг, который необходимо повесить над входом в здание в Охотном ряду, где уже седьмой созыв заседают народные избранники.

На любое происшествие, на любое преступление, на любую инициативу снизу значительная часть думных мудрецов отвечает резко и хлёстко. Законопроектом. Как правило, суровым. Они хорошо запомнили латинскую пословицу: dura lex, sed lex. В смысле — закон суров, но это закон. Так что в их представлении, чем суровее будут законы, тем слаще жизнь соотечественников.

Участились подростковые самоубийства? Появились сайты смерти? Ужесточим статью за доведение до самоубийства! Особенно через интернет! А лучше ужесточим наказание за все преступления, которые через интернет, будь то мошенничество или кража персональных данных!

Вот так. Резко, сурово, по-депутатски, чтобы мышь через интернет не проскользнула и не разбила пресловутое золотое яичко и не огорчила деда с бабой…

Врачи Скорой помощи жалуются, что пьяные больные их бьют? Придумать новую статью в УК! За нападение на врача сажать! Вплоть до пожизненного!

Пьяный мажор на «порше» сбил десяток пешеходов? Ужесточить наказание за пьяную езду! А виновников ДТП с жертвами тоже сажать, на 20 лет или лучше тоже пожизненно! Тех, кто часто нарушает ПДД, — на осмотр к психиатру и штрафовать! Беспощадно!

Повышают штрафы, увеличивают сроки, придумывают невиданные законы. Неустанно.

На моей оперативной памяти только ПДД и наказания для виновников смертельных ДТП ужесточали раза три. Как резонансное ДТП, так переписывают административный и уголовный кодексы. А пьяные всё ездят и ездят… И время от времени врезаются в автобусные остановки.

Может быть, потому, что на деле, в реальной жизни, которую в Охотном ряду не видят или делают вид, что не видят, реальные крутые пацаны не лишаются прав, а просто откупаются от ГИБДД? А если даже и лишаются, не зря же на каждом сайте, где рассказывают о ПДД, штрафах и нарушениях, мигает реклама квалифицированных юристов, которые обещают вернуть права, изъятые за пьянку в любой ситуации. С многозначительной пометкой: «Знаем судей СПб и ЛО!». В таких обстоятельствах штрафы можно повышать до бесконечности, пьяных за рулём и убитых ими пешеходов меньше не станет.

Доведение до самоубийства — тоже существующая в УК РФ статья за номером 110. До трёх лет тюрьмы. Только в судах таких дел почти нет. Следствие начинается исключительно после реального самоубийства, или после попытки покончить с собой. Но очень сложно доказывать умысел, прямой или косвенный. В Следственном комитете и полиции такие дела зависают, если конечно не было шумихи в прессе. Вот разразился всероссийский скандал после газетной публикации, и в итоге некто Филипп Лис, создатель групп смерти в социальных сетях, — под следствием и арестован. Неизвестно, как шло следствие по делу о самоубийстве главной героини статьи. Точно известно, что правоохранительные органы запросили посмертную характеристику на выбросившуюся из окна школьницу. Следствие в социальных сетях вели мамы, а потом связались с журналистом. Большой вопрос, сел бы создатель группы смерти, если бы не мамы и пресса. И при чём тут, спрашивается, очередной закон про доведение до самоубийства через интернет? Что он изменит в практике следственных органов и прочих правоохранителей?

Или с врачами кошмарные истории: тут напали, там избили, здесь попытались изнасиловать. Жуть и мрак! Уже готовы поправки в УК: за нападение на врача — до пожизненного!

А если неадекватные клиенты побьют, ограбят или попытаются изнасиловать, скажем, не фельдшера, а разносчика пиццы? Ещё одну статью в УК писать будем, про нападения на разносчиков пиццы? На очереди электромонтёры, сантехники, почтальонши, сотрудницы бюро добрых услуг, далее — очередная бесконечность, как с гигантскими штрафами за пьяную езду. Главный вопрос: кто и по каким параметрам будет определять уголовно-правовые приоритеты — за врача до пожизненного, за разносчика пиццы — двушечка? Кто-нибудь в Думе слышал насчёт равенства перед законом? В Конституции, кстати, записано.

Но думцы, обуянные законодательным ражем, об этом не думают. Некогда. Они строчат законы. Неустанно. Неусыпно. Невозбранно.

Есть такая болезнь — легисломания. Слепая вера в силу закона, которым якобы можно улучшить и исправить всё что угодно. Болезненная страсть. Мания.

Этот диагноз сама себе поставила ещё Екатерина Великая и даже иронизировала, на сей счёт в переписке с Вольтером и Дидро. Однако она была женщина умная и придумала лекарство от вредной болезни. Рецепт прост: следует осознать, что «не есть возможно на всё отдельный регламент написать».

Екатерина, женщина с чувством юмора и собственного достоинства, излечилась, но болезнь, ею открытая, оказалась заразной. Причём распространяется, как эпидемия и нередко поражает большие коллективы серьёзных товарищей в солидных костюмах. Любой законопроект они воспринимают как нечто сверхценное, способное изменить мир и жизнь.

Вообще-то, легисломания — своеобразный недуг. И нередко он носит эпидемический характер. В парламентском случае лечится тремя надёжными средствами — честными выборами, свободной прессой и реальной отчётностью перед избирателями.

Беда только в том, что зачастую поражённые легисломанией воспринимают любой совет подлечиться как чей-то личный или коллективный выпад и зачисляют советчиков в стан врагов. В нашей бурно текущей жизни, боюсь, что в стан врагов Родины. А сами  продолжают целеустремленно строчить и править многострадальные законы в надежде, что так можно исправить и улучшить мир…

А вдруг этот мир рухнет под тяжестью нелепых указов и постановлений? Легисломаны об этом не задумываются.

 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × один =