«Не мог понять он нашей славы…»

Денис Терентьев
Апрель10/ 2017

В Европе всё не так, как в России. Вот и на Дантеса там смотрят совсем по-другому, да и на Пушкина тоже…

Сульц — родовое гнездо Жоржа Шарля Дантеса, убийцы Пушкина. Этот городок находится на знаменитой Эльзасской винной дороге, как называют 120 километров виноградников, уютных винокурен и кабачков от Страсбурга до Мюлуза. Дорога то петляет по игрушечным улицам старинных городков, за которые веками спорили Франция и Германия, то забирается серпантином в предгорья Вогезов. Забавные чучела в окнах домов и аистиные гнёзда на крышах. Во всех эльзасских городках российские номера на машине вызывают оторопь. Только не в Сульце.

— Бученек? — предвосхитил мой вопрос местный житель, сидевший на стуле у входа в магазин, и показал рукой собор на главной площади.

 

Здесь Русью пахнет

Бученек, родовое поместье рода Дантесов-Геккеренов, мало похож на замок: ни грозных башен, ни рва, ни крепостной стены. Поутру здесь всё выглядит вымершим, хотя калитки открыты, а трава на территории тщательно пострижена. На небольшой террасе помещается музей Бученека, открывающийся в 14 часов. К этому времени из недр замка выплывает пожилой мужчина и открывает двери. Ни по-английски, ни тем более по-русски он не говорит.

А метрах в трёхстах от замка расположился трёхзвёздочный Hotel Dantes — уютная гостиница на пятнадцать номеров и отличный ресторан, где приносят салфетки с профилем поэта Пушкина, а сам он улыбается гостям с небольшого портрета над входом. Среди десятка знамён у ворот российский триколор впереди — наравне с французским. Это кое-что значит во Франции, где на родном языке видишь только обидные предостережения: «вдвоём по одному билету не входить», «мусор в унитаз не бросать» и т.д.

Ни отель, ни замок Бученек уже не принадлежат семье Дантеса, однако новый владелец построил бизнес на его семейной драме.

— Have you a free room? — – интересуюсь у портье в гостинице

— Yes, — с улыбкой отзывается он. — Вы можете говорить по-русски.

Анри изучал русский язык в университете в Лионе, его знание было непременным условием приёма на работу.

— Россиянин в Эльзасе — редкий гость, — рассказывает Анри. — Года три назад только одна московская фирма возила туры по винной дороге, но и она разорилась в кризис. С тех пор у нас не было ни одного автобуса с русскими. Непонятно почему, у нас же в любое время года можно купить бутылку хорошего двухлетнего вина за два евро. А сыры? А горный воздух?..

Однажды приехал мужчина на авто с российскими номерами, уточнил, здесь ли жил Жорж Шарль Дантес, смачно плюнул Анри под ноги и уехал, нехорошо ругаясь по-русски. Анри с визитёром не согласен: Дантес, по его мнению, был достойным человеком, именем которого жители Сульца назвали одну из центральных улиц и поставили памятник. В конце двадцатого столетия праправнук Дантеса барон Лотер де Геккерен-Дантес продал Бученек своему приятелю — ресторатору Филиппу Шмерберу, а сам до недавнего времени работал здесь администратором.

И нельзя сказать, что знаменитый род обеднел: у барона, по слухам, мусороперерабатывающий завод в Германии, а сам он живёт в богатом доме под Нантом. Позапрошлым летом он приезжал в Петербург с целью понять русских. Он дал несколько скандальных интервью, катался в каретах с цыганами и спрашивал, скольким русским детям он должен помочь, чтобы они простили Дантеса. В Сульц барон вернулся мрачнее тучи и в Бученеке с тех пор появлялся лишь однажды.

— Россия не хочет знать другого Дантеса, кроме убийцы гения, — заключил портье. — И это очень плохо.

 

Эхо Чёрной речки

Про историю дуэли 37-летнего поэта и 24-летнего кавалергарда написаны тома. Они были женаты на сёстрах. Для Пушкина это был тринадцатый поединок, для Дантеса — первый.

За четыре месяца до дуэли на Чёрной речке француз уже получал от Александра Сергеевича вызов и вежливо от него отказался. Ревнивый гений всё-таки добился своего 27 января, настояв на том, чтобы стреляться с десяти шагов вместо тридцати. На следствии Дантес говорил, что собирался стрелять в ногу поэта, но увидев с какой неумолимой решительностью тот рванул к барьеру, испугался за свою жизнь.

Так или иначе, Дантеса приговорили к смертной казни, но большая часть петербургского света была на его стороне. Казнь заменили изгнанием, и, проведя два месяца в казематах Петропавловки, Дантес покинул Россию: зимой, с недолеченной раной, в открытых санях, лишённый всех званий и наград. Голландия, интересы которой представлял его приёмный отец Луи де Геккерен, лишила его герба и гражданства. Он вернулся в Сульц с беременной женой Екатериной, зятя которой он застрелил, на шею и без того небогатого отца.

Десять лет он ничем особым себя не проявил. Говорят, поклялся не возвращаться на военную службу к любому правителю. Зато успешно делал детей: Екатерина Гончарова родила ему трёх дочерей и сына, умерев от послеродовой горячки в 1843 году. Их сын, тоже Жорж Дантес, станет блестящим офицером, уже в 20 лет удостоенным ордена Почетного легиона за подвиги в ходе мексиканской экспедиции. Их младшая дочь Леони закончит жизнь в жёлтом доме. Хотя в семье было запрещено вспоминать имя Пушкина, она знала наизусть многие произведения поэта и разговаривала с его портретом, как с иконой.

Только в 1848 году Дантес начал политическую карьеру. Ему тогда исполнилось сорок лет, а в Париже совершилась революция: король Луи Филипп I отрёкся от престола, народ провозгласил Вторую республику. Дантес — видный деятель Учредительного собрания. Президентом страны стал его ровесник принц Луи Бонапарт, который высоко ценит Дантеса, даёт ему важные поручения при европейских дворах. Российский император Николай I, некогда объявивший Дантеса персоной нон грата, подолгу разговаривает с ним в Потсдаме. В итоге бывший изгнанник стал командором ордена Почётного легиона, сенатором Франции и лучшим мэром родного Сульца. Именно Дантес создал в городе канализационную систему. Его именем названа улица, на которой проложили первую трубу.

На старости лет он стал писать мемуары, но ничего не рассказал в них о причинах дуэли в Петербурге на Чёрной речке. По крайней мере, так считалось до недавнего времени. В прошлом году барон Лотер де Геккерен-Дантес заявил, что его предок и Луи де Геккерен были оскорблены Пушкиным, обвинившим их в гомосексуализме. Сам великий поэт записал на эту тему в своем дневнике: «О том, что Дантес предаётся содомскому греху, стало известно в свете мне первому, и я с радостью сделал эту новость достоянием общества. Узнал я об этом от девок из борделя, в который он захаживал. Они рассказали мне по секрету, как их верному другу, что Дантес платил им большие деньги за то, чтобы…», — далее неприлично. Эту версию подтвердил и Андрей Карамзин, сын историка Николая Карамзина, который встречался с Дантесом в Баден-Бадене и видел полученное им от Пушкина письмо, по сравнению с которым запись в дневнике кажется вполне невинной.

Впрочем, Дантесы почему-то не спешат оправдать своего предка. Лотер де Геккерен-Дантес говорит, что семейный архив якобы находится у его матери, которая его никому не показывает. И всё из-за того, что его дядя Клод выкрал часть документов, и на их основе итальянская исследовательница Серена Витали опубликовала книгу «Пуговица Пушкина». В этой книге приводится переписка Дантеса и Геккерена, которая очень смахивает на диалог двух любовников. Правда, свечку никто не держал, а престарелый Луи де Геккерен до самой смерти прожил в Сульце под опекой своего приёмного сына. Жорж Шарль скончался, когда ему было 84 года, и он никогда не высказывал сожалений о дуэли с Пушкиным. Просто не любил её вспоминать.

 

Эпоха Пушкина

Музей Бученека занимает всего полторы комнаты. Центральный экспонат в нём — картина местной художницы, на которой изображены Пушкин и его супруга Натали в разгар бала, отвернувшиеся друг от друга с выражением неприязни на лице. Заказал картину кто-то из потомков Жоржа Шарля. Все остальное плохо вяжется с понятием музейной коллекции: тарелочки, вазочки, чернильницы и гусиные перья.

Надо отдать должное хозяину Филиппу Шмерберу: он попытался сделать из родового гнезда Дантесов не только ресторан а ля рюс, но и культурный центр. Помимо вкуснейших борщей, блинов и пельменей, которые очень любил запретивший вспоминать Пушкина Жорж Шарль, в замке появились тематические залы «Александр» и «Натали». Здесь регулярно собирается русскоязычная французская интеллигенция. При поддержке российского Генконсульства прошёл фестиваль «Эпоха Пушкина» и несколько вечеров романсов на стихи великого поэта. И цивилизованные люди не видят кощунства в том, что это происходит в доме его убийцы.

— В Сульце люди не понимают, почему славный род словно выпрашивает прощения у русских, — признаётся Анри. — А они приезжают сюда какие-то озлобленные и непримиримые, словно всё знают про ту историю. Барон Лотер рассказывал, что Дантес вызвал Пушкина на дуэль за оскорбительное письмо, а в российских школах учат, что наоборот. Но тогда почему француз стрелял первым?

На местном кладбище члены фамилии Дантес занимают отдельный участок. Могилы участников петербургской трагедии рядом: Луи де Геккерен, его приёмный сын Жорж Шарль Дантес с женой Екатериной, урождённой Гончаровой. В России последнее время раскручивается версия, будто эти трое разработали целый заговор с целью уничтожения великого гения. Может быть, так и было на деле, а может, виноват сам вспыльчивый и острый на язык стихотворец. Но скорее всего, правых в этой ситуации быть не могло, а определять степень вины на основании нашей осведомлённости спустя 180 лет, глупо. Равно как и плевать на беззащитные могилы.

Сульц-Страсбург- Петербург

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

шестнадцать − 3 =