Победа на грани. Горестные заметки на полях

Победа на грани. Горестные заметки на полях

Есть аксиомы — то, что признают истинным без требования доказательств, чтобы не плодить бесконечные цепочки аргументов и контраргументов. Отталкиваясь от этих аксиом, можно доказывать все прочие теоремы и спорить о частностях. Победа в Великой Отечественной, а с ней и во Второй Мировой, казалось бы, та самая аксиома, где споры о сути неуместны, а любое уточнение или дополнение сообразуется с величием и трагизмом всенародного подвига, оплаченного безмерно дорогой ценой…

С каждым годом аксиома Великой и Страшной войны превращается в нечто невообразимое и пугающее. Всё, что происходит вокруг Победы сейчас, заставляет страшиться будущего.

Я не про салатики в столовой СПбГУ, украшенные георгиевской ленточкой, выложенной из морковки и оливок. Хотя это просто кулинарная пошлость.

Я не про меню в модных клубах и ресторанах, где в канун Девятого мая предлагают блюда вроде «гренки Победы» или «клубенек Победы», а потому что с тушёнкой. Не про банковский вклад «Ваша Победа», где банковские услуги рекламируют на фоне гвоздик, пилоток и тех же георгиевских ленточек. Не про дискотеки, где проводят шоу «Катюша», предлагают поднять «фронтовые сто грамм» и готовят коктейль вечера «Патрон». Всё это уже пошлость, к тому же помноженная на жадность.

Я не про подарки ветеранам от чиновников с просроченным майонезом и поздравительные открытки с флагами протектората Богемии и Моравии. Не про плакаты, где Победу рекламируют с помощью отфотошопленных снимков водружения звёздно-полосатого знамени на Иводзиме и не про билборды, где лозунг «Они сражались за Родину» проиллюстрирован фотографией экипажа Люфтваффе в кабине бомбардировщика Ю-88. Это тоже пошлость, только помноженная на чёрствость, невежество и бюрократический раж.

Я даже не про фильмы «к дате», снятые и сыгранные с холодным носом, как будто можно ничтоже сумняшеся перенести «Каменскую» или «Тайны следствия» в август 1941-го, и — рейтинг гарантирован. Я не про модные показы от «Молодой гвардии» (Господи, за что настоящим молодогвардейцам такое посмертное наказание), где дефилируют в футболках с принтами орденов и в шортах с датами начала и окончания войны. Я даже не про научно-социологические исследования вроде книжки «Победа-70: реконструкция юбилея», где в анонсе обещают с помощью масштабного комплексного анализа показать читателю, «насколько эффективной как для власти, так и для её оппонентов оказалось празднование 70-летия Победы». Словечко «эффективно» весьма многозначительное. Эффективно пишут конъюнктурные книги, моделируют одежду, снимают кино. Это тоже пошлость, но помноженная на дурновкусие и творческую «гибкость позвоночника».

Я и не про споры о символах, мол, «красный мак» — это правильно, а «георгиевская лента» — отстой и тоталитаризм. Это тоже пошлость, помноженная на политическую конъюнктуру. Если ты украшаешь себя красным маком, «чтобы как в Европе», забыв, что у деда был орден Славы с той самой лентой, то ты предаёшь и деда, и Победу. Впрочем, георгиевская лента на бампере «Мерседеса» да ещё с лозунгом «бабулина трофейная» тоже предательство. Вряд ли бабуля одобрила бы…

Всё это не только пошло, но и страшно. Всё это обесценивает и уничтожает то великое, чем стала Победа для сотен миллионов тех, кто пережил войну, для десятков миллионов тех, кто отдал жизнь за то, чтобы она состоялась.

Но самое страшное, что заглушает Победу, — это громом литавров, именно он превращает её в пустой звук.

Самое страшное, на мой взгляд, именно ликование. Праздник, у которого слёзы уже высохли. Слёзы высохли, а праздник остался.

Мы сегодня у опасной черты. Тем, кто был на войне сыном полка, кто был призван пусть даже в семнадцать лет уже в победном сорок пятом, сейчас никак не меньше 85-90. Тех, кто видел ту войну, кто пережил её в тылу, становится всё меньше. А ведь это они и только они имеют право на ликование по случаю Победы. Радостные сцены из кинохроники: поцелуи, песни, танцы, салюты и гимны. На это имели право только они. Но даже у них звенели в душе горькие строки: «Я знаю, никакой моей вины / В том, что другие не пришли с войны, / В том, что они — кто старше, кто моложе — / Остались там, и не о том же речь, / Что я их мог, но не сумел сберечь, — / Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…».

Они знали и помнили, какой была цена Победы. Они могли ликовать, но делали это со слезами на глазах.

Сегодняшнее ликование их внуков и правнуков, в котором перепутаны даты, имена, фотографии, пилотки, гимнастёрки, где рёв «ура» сопровождается кривлянием байкеров в сбруе, — смещает и путает моральные смыслы, так же как чудовищный, но, к сожалению, популярный девиз «можем повторить». Всё это на фоне Победы выглядит уже не пошлостью — кощунством.

Именно бессмысленное, беспощадное и аморальное ликование страшит больше всего. Именно оно может привести к непоправимому.

Они, те, кто помнят, уходят. Рвутся живые ниточки, связывающие и оправдывающие праздник на фоне трагедии. И единственный выход — вспомнить про слёзы на глазах этого праздника.

Должно стать больше цветов на могилах. Больше не показной, а реальной заботы о тех, кто ещё жив. Больше семейных историй и меньше бюрократов, когда выходит Бессмертный полк. В этом году чиновники, хоть и старались, но не сумели формализовать шествие. Может, догадаются, что народную акцию не имеет смысла загонять в планы мероприятий и разнарядки?

…Первоначально слово «аксиома» имело значение «истина, очевидная сама по себе». Сейчас аксиомой для всех нас должно стать осознание того, что теперь День Победы — повод для траура, а не для радостных торжеств. Если не осознаем, может повториться непоправимое — то, что, не ведая, что творят, скандируют любители лозунга «можем повторить». Победа деда сейчас у опасной черты, балансирует на грани.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

16 + двадцать =