Возраст под санкциями

Глава Министерства здравоохранения и соцразвития Вероника Скворцова сообщила, что продолжительность жизни в России возросла до 72 лет. Но сами по себе эти приятные цифры ещё ничего не значат, человеку важно жить не просто долго, а качественно.

Качество жизни — научный термин, который включает в себя все возможности человека — и материальные, и социальные, и духовные. В том числе потребительские: кто же захочет на старости лет сидеть впроголодь у сломанного телевизора? Но, с другой стороны,  иметь работающий телевизор и глядеть с утра до вечера сериалы или агитационные ток-шоу, выходить на улицу и сидеть на скамеечке, понимая, что жизнь ушла далеко вперёд и ты давно находишься на её обочине, — тоже тоска необозримая.

Одним словом, без интересов, увлечённости, да что там — без азарта не бывает полноценной жизни. Даже в старости, а может быть, в старости — тем более.

В 1990 году, ещё в Советском Союзе, стали создаваться у нас федерации ветеранов спорта. Эти спортсмены старше 40 лет (хотя настоящее атлетическое ветеранство начинается после 60) соревнуются между собой, переходя каждые пять лет в новую возрастную группу. Выезжают ветераны и на международные соревнования. Я видел в Турку индийского бегуна, которому 101 (!) год, а на недавнем чемпионате Европы в Италии в забеге на 60 метров успешно выступал 105-летний (!) поляк Станислав Ковальский. И это были не какие-то чуть живые зомби, а вполне адекватные пожилые люди. Вы бы видели, с каким восторгом и уважением во всех странах смотрят на этих супер-веретанов зрители!

Конечно, без особенностей наследственности тут дело не обошлось, но в любом случае федерации ветеранов появляются в тех странах, где уровень жизни достаточно высок и где власти серьёзно озаботились качеством жизни всех возрастных групп своего населения.

А теперь о грустном.

Известный допинговый скандал, в результате которого от участия в Бразильской Олимпиаде отстранили российскую команду, а чуть позже и легкоатлетов-паралимпийцев, впрямую коснулся ветеранов. Только об этом нигде не говорят. Теперь и пожилые российские спортсмены не могут выезжать на международные соревнования. Цель ошеломляющего решения понятна – изоляция России по всем направлениям.

Ветеранский спорт – своеобразная народная дипломатия. Здесь складываются устойчивые дружеские отношения со сверстниками из других стран, что, если честно говорить, редкость в спорте высших достижений, где победы на крупных турнирах делают молодого спортсмена известным и богатым.

В 2015-м Евгений и Тамара Пудовниковы привезли на Европейские игры ветеранов в Ницце все ингредиенты со своего огорода и приготовили французским друзьям настоящий борщ. А пару лет тому назад в городе Валмиера (Латвия) местный атлет Валдис Цела отдал мне свою золотую медаль, поскольку добыл её в результате не совсем корректной перепрыжки, организованной судьями в секторе. И таких проявлений интернационального дружелюбия среди спортсменов-ветеранов множество…

Сейчас стратегия удушения российских легкоатлетов-ветеранов на международном уровне несколько изменилась. К соревнованиям нас всё же решили допустить. Для этого следует пройти несколько антидопинговых тестов. Но поскольку в России, как считается, это сделать невозможно, следует ехать, допустим, в Англию и самому оплачивать это дорогостоящее действие.

Правда, не все организаторы так жестоки. В апреле 2017-го в Окленде прошли Всемирные игры ветеранов, что-то вроде олимпийских игр для возрастных спортсменов. Туда россиян допустили, и некоторое число наших соотечественников, нашедших деньги на поездку, отправились в Новую Зеландию и вернулись с медалями. Прошлым летом эстонцы и латыши, пойдя на нарушение санкций, пригласили на свои открытые первенства россиян. И мне даже удалось стать чемпионом Эстонии, получив свою порцию аплодисментов от местных сверстников.

Было бы неверным сказать, будто давление на ветеранов осуществляется только на международном уровне. И внутри нашей страны — по крайней мере, в Петербурге — многие нам не особо рады. Всё начинается с тренировок. Спортсмен должен где-то готовиться к соревнованиям. Но почти все спортивные объекты, принадлежавшие раньше  профсоюзам, проданы этими же профсоюзами в частные руки. Когда-то каждое крупное предприятие имело свой стадион. Теперь их нет. На Зимний стадион, что на Манежной площади, зимой несколько человек по просьбе спорткомитета пускают. Летом же тренироваться абсолютно негде.

Об этом страшно сказать, но предстоящий 2 июня Открытый чемпионат Санкт-Петербурга по лёгкой атлетике для ветеранов вообще неизвестно, где проводить. Стадион «Приморец» (туда без навигатора не доберёшься) на ремонте. Остаётся лишь стадион Московского района. Этот объект районного значения остался один на все пять миллионов жителей города. Города, имеющего поистине великие спортивные традиции!

…Понять ход мыслей чиновников не просто, но всё же попытаюсь. Наверное, они думают, что масса зрителей собираются смотреть только на молодых красавцев и красавиц, которые ставят умопомрачительные рекорды. Да, у нас зрителей, конечно, поменьше, но тоже немало. И эффект, в том числе для государства, неизмеримо выше. Наш, ветеранский, спорт — исключительно для здоровья. Причём, в отличие от чиновников, зрителям это понятно. На них состязания ветеранов имеют большое агитационное воздействие. Двое моих приятелей-сверстников, побывав на одном из соревнований, тут же записались в бассейн, плавают уже второй год, сбросив лишний вес и нормализовав давление.

Другими словами, от нас, спортсменов-ветеранов, государству прямая выгода. Чем активней жизнь пожилого человека, тем меньше оно должно тратиться на медицину.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × четыре =