Дмитрий Шостакович: «Вместо покаяния я писал Четвёртую симфонию»

Наталья Корконосенко
Сентябрь22/ 2017

В понедельник, 25 сентября, исполнится 111 лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича, классика мировой музыки. В канун дня рождения композитора, а также 75-летия со дня первого исполнения его Седьмой симфонии в блокадном Ленинграде Президентская библиотека приступила к формированию коллекции, связанной с историей создания этого выдающегося произведения, жизнью, творчеством Шостаковича и его музыкального окружения.

На портале Президентской библиотеки представлены программка под названием «Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича» за 9 августа 1942 года и мультимедиа документ «В Президентской библиотеке состоялось мероприятие, посвящённое 75-й годовщине первого исполнения Ленинградской симфонии Д.Д. Шостаковича»14 сентября этого года специалисты Президентской библиотеки провели видеосъёмку исполнения Седьмой («Ленинградской») симфонии Шостаковича в зале Санкт-Петербургской академической филармонии, которая носит имя Дмитрия Дмитриевича. После цифровой обработки запись концерта пополнит фонд Президентской библиотеки, а её электронная копия будет передана Филармонии.

…Семья Шостаковичей была музыкальной как по материнской, так и по отцовской линии. По вечерам в доме часто устраивали домашние концерты. Не удивительно, что свою дебютную работу — фортепианную пьесу — Дима Шостакович представил в возрасте девяти лет. А в тринадцать поступил в Петроградскую консерваторию на класс композиции и фортепиано.

О нём отзывались, как об исключительном даровании. Особенно восхищался им директор консерватории, композитор Александр Глазунов, который впоследствии, после скоропостижной смерти отца Шостаковича, выхлопотал для Дмитрия персональную стипендию. Тем не менее семья сильно нуждалась, и пятнадцатилетний гений нашёл работу — он выступал тапёром в кинотеатре и при этом упивался возможностью импровизировать.

Свою первую симфонию Дмитрий Шостакович сочинил в 18 лет, в 1926 году она была исполнена на большой сцене в Ленинграде. А ещё через несколько лет её исполняли в концертных залах Америки и Германии. Это был невероятный успех.

Начиная с 1930-х годов, композитор искал свой собственный стиль и много экспериментировал, в том числе в области авангардного искусства. Перепробовал свои силы во всём: в опере («Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда), в песнях («Песня о встречном» на стихи Бориса Корнилова), в музыке для кино и театра, фортепианных пьесах, балетах («Болт»), симфониях («Первомайская»).

Современники композитора отмечали необъяснимую притягательность этого невысокого человека невыразительной, казалось бы, внешности, очкарика, стеснительного до спазмов. Все когда-либо писавшие о Шостаковиче отмечают его бытовую неприспособленность и неприхотливость применительно к условиям работы. Он мог писать музыку практически в любой обстановке, не требуя тишины, какого-то иного комфорта.

Григорий Раппопорт, постановщик фильма-оперетты «Москва-Черёмушки», вспоминает: «Я пришёл к нему вечером в гостиницу “Европейская”. Застал гостей. Шостакович за столом что-то писал, отвечая на шутки. Всем было весело, мне — грустно, потому что надежда получить музыку к фильму пропадала. Шостакович продолжал писать и разговаривал. Я поднялся, чтобы уйти. “Куда же вы?” — спросил Шостакович и протянул мне только что записанные нотные листы — новые фрагменты для “Черёмушек”».

Ровным и благополучным, однако, жизненный и творческий путь Шостаковича не назовёшь. В начале 1936 года его творчество попало под волну критики. Сталину не понравились оперы и «непонятные» балеты композитора. В «Правде» была опубликована разгромная статья «Сумбур вместо музыки», в которой опера «Леди Макбет Мценского уезда» была признана антихудожественной и антинародной, а композитора обвинили в «крайнем формализме», «грубом натурализме» и «мелодическом убожестве».

После войны по нему прошлась вторая волна критики — с обвинениями в «буржуазном декадентстве» и «пресмыкательстве перед Западом». Шостакович был лишён звания профессора обеих консерваторий, Московской и Ленинградской, и изгнан из них. Лишь спустя 13 лет он смог вернуться к педагогической работе в Ленинградской консерватории.

Как видим, мировая величина в музыке, Народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, Лауреат пяти Сталинских и Ленинской премии — Дмитрий Дмитриевич Шостакович не раз подвергался остракизму, нападкам «за формализм в музыке». И только его всепобеждающий, высоко ценимый на родине и за рубежом талант помогал ему подниматься снова и снова, преодолевая все противоречия жизни. А ещё спасало творчество. Даже в самые тяжёлые, поистине отчаянные дни он неустанно трудился. Так было и в приснопамятном 1936-м, когда, как позже вспоминал сам композитор, он вместо покаяния заканчивал работу над Четвёртой симфонией…

 

Так говорил Дмитрий Шостакович:

Без впечатлений, восторгов, без жизненного опыта— нет творчества.

 

Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего её слушать.

 

Настоящая музыка всегда революционна, она сплачивает людей, тревожит их, зовёт вперёд.

 

Мелодия — это мысль, это движение, это душа музыкального произведения.

 

Без творческих поисков нет подлинного искусства.

 

Настоящая музыка способна выражать только гуманные чувства, только передовые гуманные идеи.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

восемь − пять =