Михаил Сперанский: «Законы без нравов не могут иметь полного действия» | Мозгократия
 

Михаил Сперанский: «Законы без нравов не могут иметь полного действия»

247 лет назад родился выдающийся русский государственный деятель, реформатор, законотворец Михаил Сперанский. 

 

В коллекции президентской библиотеки   «М.М. Сперанский (1772 – 1839)» Сперанский представлен во всех трёх видах его деятельности — как автор плана либеральных преобразований, инициатор создания Государственного совета и руководитель кодификации  основных государственных законов Российской империи. 

Сын священника одного из сельских  приходов Владимирской губернии, он благодаря своим способностям, глубоким нравственным корням  и трудолюбию был привлечён императором Александром I к реформированию российского права и к началу 1810-х годов стал фактически вторым человеком в государстве. 

Михаил окончил Владимирскую семинарию, при поступлении в которую получил фамилию Сперанский (от лат. «sperare» — надеяться). Как лучшего ученика Сперанского направили в семинарию при Александро-Невской лавре в Петербурге и в 1792 году, по окончании курса, оставили в семинарии в качестве профессора математики, физики и красноречия. А уже через три года назначили префектом (начальником) семинарии. 

Казалось бы, карьера складывалась блестящая, но  «у нас есть свидетельство, — пишет В. Якушкин в издании «Сперанский и Аракчеев», — что, несмотря на служебные успехи  и на милости со стороны начальства, Сперанский нередко тяготился тогдашними условиями своей службы. Он писал другу: “Я болен… и в бесконечных хлопотах. Пожалей о человеке, которого все просят, который всем хочет добра и редким сделать его может, и рвётся тем самым, что положение его многих обманывает, — положение, а не сердце. Пожалей о человеке, которому столько завидуют”». 

В 1801 году, после службы в канцелярии генерал-прокурора, Сперанский получил чин действительного тайного советника и занялся составлением различных государственных указов и манифестов. Через год, по поручению Александра I, написал    «Записки об устройстве судебных и правительственных учреждений в России» (1803), на базе которых ещё через шесть лет представил  «План государственного преобразования графа М.М. Сперанского» (1809). В этой работе 37-летний автор проявил себя как сторонник постепенного преобразования самодержавия в конституционную монархию на основе продуманного плана. 

В 1803-1807 годах Михаил Михайлович служил в Министерстве внутренних дел. В эти годы он написал работы, выдвинувшие его в ряд первых политических мыслителей того времени: «Размышления о государственном устройстве империи», «О духе правительства». В 1807 году он стал статс-секретарём императора, а в 1808-м сопровождал Александра I в Эрфурт для встречи с Наполеоном Бонапартом, который назвал Сперанского «единственной светлою головою в России». 

В 1809 году, по поручению Александра I, Михаил Михайлович составил план государственных преобразований — «Введение к уложению государственных законов». Это был проект реформ, которые должны были быть проведены сверху и сохраняли при этом самодержавную власть царя, что раскрывает в своём исследовании «Жизнь графа Сперанского» барон М. Корф;  ознакомиться с изданием можно в электронном читальном зале Президентской библиотеке.  

В плане Сперанского была разработана стройная система центрального и местного управления, основанная на принципе разделения властей — законодательной, исполнительной и судебной. Вводилась выборность в распорядительные и исполнительные органы власти, но участие в управлении было предоставлено лишь лицам, обладавшим определённым имущественным цензом. Высшим распорядительным органом являлась Государственная дума, соответственно, на местах — губернская, уездная и волостная думы. По такому же принципу формировались и органы исполнительной власти. Учреждался также и другой верховный орган, призванный объединить деятельность законодательной, исполнительной и судебной властей, — Государственный совет, законосовещательное учреждение при императоре. Члены в него не избирались, а назначались самим императором. 

Деятельность Сперанского в качестве Государственного секретаря и незаменимого помощника императора пришлась на время, о котором Пушкин сказал: «дней Александровых прекрасное начало» Этому времени посвящена и книга Ф. Уманца «Александр и Сперанский». 

О понимании роли Сперанского в упорядочении законодательства говорил Николай Карамзин: «Сей труд велик, но он такого свойства, что его нельзя поручить многим. Один человек должен быть главным, истинным творцом Уложения Российского; другие могут служить ему только советниками, помощниками, работниками… Здесь единство мысли необходимо для совершенства частей и целого; единство воли необходимо для успеха». 

Но нашлись у Сперанского и крайне влиятельные недоброжелатели вроде Алексея Аракчеева. Их доносы на имя Александра I привели к ссылке  Сперанского в Нижний Новгород и далее в Пермь. 

О противостоянии двух государственных мужей рассказывается в исследовании В. Якушкина «Сперанский и Аракчеев» из фонда Президентской библиотеки. В этом труде есть цитата из письма Пушкина: «Вы и Аракчеев, вы стоите в дверях противоположных этого царствования, как гении зла и блага». На основании тезиса Сперанского «Перемены в свободе и во власти происходят на нравственной основе» Пушкин сделал своё заключение: «Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества…» 

Не все смелые проекты Сперанского удалось осуществить, однако  в 1810 году был учреждён Государственный совет, а в 1811-м завершена реорганизация министерств. 

Влияние Сперанского на эпоху Александра I, как и его вклад в развитие и упорядочение законодательства при Николае I, оценили и современники Сперанского, и его потомки. В издании «Император Николай I и Сперанский» А. Филиппов называет осуществлённое «Полное собрание законов» в 45 томах, вобравшее в себя более 30 тысяч различных указов, актов и постановлений, «гигантским предприятием», «величайшим делом этого царствования». «Как бы ни судили впоследствии потомки о кодификации нашего права в это царствование, — пишет автор, — имена императора Николая I и графа Сперанского будут всегда вспоминаться вместе как живые свидетели грандиозного дела, ими совершённого».  

 

 

Так говорил Михаил Сперанский: 

— Я нахожу в России два состояния: рабы государевы и рабы помещичьи. Первые называются свободными только по отношению ко вторым; действительно же свободных людей в России нет, кроме нищих и философов. 

 

— При всех четырёх генерал-прокурорах, различных в характерах, нравах, способностях, был я, если не по имени, то на самой вещи, правителем их канцелярий. Одному надобно было угождать так, другому иначе; для одного достаточно было исправности в делах, для другого более того требовалось: быть в пудре, в мундире, при шпаге, и я был — всяческая во всем. 

 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 × 3 =