Репутация прогнулась под изменчивый мир | Мозгократия
 

Репутация прогнулась под изменчивый мир

Раньше человек с подмоченной репутацией умирал заживо, а иногда и по-настоящему — пустив себе пулю в лоб. Сегодня умерла сама репутация. По крайней мере, в старом своём значении. 

 

«Он — нерукопожатый», «его реноме разорвано в клочья», «у неё плохая репутация»,  — теперь все эти выражения встречаются только в старинных романах. 

Погуглите слово «репутация»: в первых строках выпадают «репутационный менеджмент» или «репутационный маркетинг», а ещё — Uber и ВезуЕду, переживающие о репутации своих таксистов и курьеров. 

Репутацией своих игроков озаботился мегашутер Overwatch. Вот уже полгода их ранжируют по шкале от 1 до 5. В принципе это разумно. В  Overwatch две команды игроков по шесть человек ведут сражение на сложно устроенной карте в сложно устроенном мире. Ведут битву за Будущее. Именно так, с большой буквы. 

Перед каждым сражением игроки выбирают себе персонажей-героев — различные герои обладают разными характеристиками и навыками, делающими их подходящими для той или иной роли в сражении. Способности различных персонажей дополняют друг друга, и игроки должны работать в слаженной команде, чтобы добиться победы. Так что если в команду проберется какой-нибудь отпетый эгоист, заведомый подонок или  назойливый нытик,  команде не видать победы как своих ушей. 

Overwatchкак говорится, — в тренде. 

Легко заметить, как пекутся о репутации своих сотрудников и услуг всевозможные крупные компании или сервисы. «Мегафон», МТС, Сбербанк, ВТБ, Yandex или Telegram обязательно пришлют после обращения к их сотрудникам или приложениям коротенькую анкетку: мол, оцените по пятибалльной шкале, понравилась ли улыбка курьера или качество связи — это поможет нам улучшить, повысить, углубить то, с чем вы столкнулись, а потому ваш отзыв очень важен для нас. 

Не знаю, в какую метачёрную дыру попадают потом эти Big Data и позволяют ли они адекватно оценить работу конкретного телефониста, приложения, таксиста или курьера. Репутация, она же реноме — штука эфемерная, а её в наш цифровой век пытаются взвесить, измерить чуть ли не в нанограммах. 

Всё было просто, пока мир был локальным. Соблазнил девицу и не женился — тут же тебя изгнали из высшего общества. Проиграл в карты полковую кассу — прочь из офицерского собрания. Сдал подельников полиции  жди дохлую рыбу от собратьев из Коза Ностры. Женился на разведёнке  изволь отречься от престола. Начал подмешивать в тесто отруби  получи красную карточку от гильдии булочников 

Оценивали недостойные деяния и выносили приговор люди из ближнего круга, они пеклись не только о репутации сотоварища, но и о своей собственной. Так было ещё в середине прошлого векаНе на пустом месте появилась тогда шутка: «Газетой можно убить муху, а можно и человека». Хотя репутационные приговоры уже становились всё более остранёнными 

Ну, а потом всё и вовсе пошло наперекосяк, в полном соответствии с анекдотом начала 1990-х:  

 Я дам вам за эту любезность 10 тысяч долларов, и никто об этом не узнает. 

 Давайте 20, и пусть об этом знают все 

О репутации вдруг перестали заботиться. Дивиденды начали приносить не безупречные, а скандальные личные репутации. Пьёт? Бьёт подругу? Нюхает кокаин? Зато какой музыкант! Торгует влиянием? Берёт взятки? Зато политический мастодонт! 

Не зря крылатую фразу «Любое упоминание в прессе, даже самое негативное, кроме некролога, это  реклама» приписывали то известному супер-острослову Марку Твену, то политическому тяжеловесу Уинстону Черчиллю. 

Репутация, в сущности, продукт совокупности оценок. Но как в современном мире взаимосвязаны репутация и конкретные оценки, в том числе негативные? Чаще всего никак. 

Правда, ещё и теперь  можно встретить леденящие душу заголовки: «Министр обороны Чехии Лубомир Метнар может уйти в отставку из-за того, что в его дипломной работе обнаружили плагиат», «Министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг был самым популярным политиком в Германии. Его прочили на пост канцлера. Он не воровал денег из бюджета. Он списал большую часть докторской диссертации». Но всё это пережитки далёкого прошлого. Лучшее тому подтверждение — российский «Диссернет» с сотнями уличённых в плагиате чиновников и политиков, которые, тем не менее, продолжают процветать на прежних высоких должностях. 

Повторяю: репутация  актив неосязаемый, неважно о человеке речь или о компании. И то, как их воспринимают окружающие, должно иметь последствия. А последствий как раз и нет. Хотя бы потому, что любые грехи отныне легко смыть с помощью профессионала от репутационного маркетинга. Сеть переполнена рекламой: «Корректировка имиджа. Удаление негативной информации из Интернета. Управление репутацией. Выборы под ключ. Дорого». «Вытеснение негативных отзывов о компании. Гарантия конфиденциальности. От 41999 руб. Получите рост продаж за счёт увеличения доверия к Вашей компании. У нас скидка 17%. Работаем по KPI».  

Но ведь откорректированная репутация — это и не репутация вовсе, а нечто вроде девственности, восстановленной хирургом.  

Никто в современном мире не знает, что за зверь репутация и что с ней делать, особенно если она плохая. Вот и разработчики мегашутера Overwatch уже полгода высчитывают репутацию игроков, вычисляют грубиянов, трусов, эгоистов, старательно выставляют им заслуженные единицы и — ничего. Другие игроки не могут отказаться от игры с тем, у кого плохая репутация, вышвырнуть его из команды. Просто вступая с таким в игру, они заранее знают, что всё пойдёт не так из-за вот этого парня со скверной репутацией. 

Так и вступают в битву за Будущее! Сражаются за Будущее в непревзойдённом командном шутере плечом к плечу с трусами, нытиками, предателями и эгоистами! 

Расскажите друзьям:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

три × пять =