История вещей. Коллекционные часы

Светлана Белоусова
Февраль14/ 2020

Коллекционирование часов — респектабельное и древнее хобби. Почему? Во-первых, оно дорого стоит. А, во-вторых, история homo sapiens началась с того момента, когда он осознал своё место во времени.

Говорят, первые механические часы появились в Европе в связи с необходимостью упорядочить жизнь христианских монастырей. Чтобы можно было точно привязать ко времени составляющие монастырской повседневности — молитвословие, учение, вкушение пищи, сон, и даже, простите за натурализм, посещение отхожих мест…

Первые в истории человечества пружинные часы появились в 1450 году. Они были слишком крупными, чтобы носить их в кармане или на запястье. Лишь в 1807 году родоначальник фирмы Breguet Абрахам-Луи Бреге сделал и подарил сестре Наполеона Бонапарта настоящие наручные часы.

О приобретении подобных раритетов абсолютное большинство коллекционеров не позволяют себе даже мечтать. Но при этом далеко не все они знают, что обладают куда более ценным (а по существу, бесценным) дезидератом — собственным пальцем. Да-да, именно так, потому что для определения времени наши предки поворачивали руку ладонью вверх, и направленный вверх большой палец выполнял функцию теневой стрелки. Вот такие самые настоящие солнечные часы…

Солнечные гномоны древних египтян, водяные клепсидры греков, переносные бронзовые хронометры римлян, средневековые лунные, свечные, песочные, масляные устройства интересуют коллекционеров чисто платонически. Представить себе, чтобы кто-то начал собирать у себя дома египетские часы-обелиски, просто невозможно. Такие штуковины чересчур велики для размещения в стандартной квартире. Другое дело — часы механические, у них и габариты не чрезмерные (за исключением, конечно, башенных), и по своему устройству они порой оказываются на удивление хитроумными.

Взять, к примеру, коллекцию Музея старинных часов, который находится в Запретном императорском пурпурном городе в центре Пекина. Чего стоят, допустим, подаренные императору Цяньлуну (1736–1795) часы-дворец. Справедливости ради замечу: по точности хода они существенно уступают европейским аналогам. Но зато, стоит провернуть в замке ключ, как дворец оживает, и населяющие его даосские небожители начинают кланяться и протягивать гостям подносы с Персиками Бессмертия.

К слову, собирание старинных часов у китайцев — одно из распространённых хобби. Правда, 99,9 процента «подлинных императорских хронометров», продаваемых на столичном блошином рынке, — банальная подделка… Однако настоящие — старинные, с серебряными крышками — всё-таки попадаются. Причём все они до сих пор ходят!

Запросите в любом интернет-поисковике «коллекционирование часов», и пять из десяти выпавших ссылок предложат вам сведения о том, какие марки часов имеют знаменитости. Ещё три ссылки сообщат новости с часовых аукционов. Одна обязательно окажется рекламной, а последняя, десятая, будет содержать случайную информацию.

Заявить, будто никому не интересно знать, на что селебрити тратят деньги, было бы неверно. Привлекают внимание и аукционные цифры. По крайней мере, новость о 517 тысячах долларов, заплаченных за выставленные на женевских торгах Piguet & Meylan образца 1820 года — впечатляет даже людей с богатым воображением.

Что касается рекламных объявлений, с ними (даже добросовестными) всё ясно.

А вот случайная информация может оказаться по-настоящему занятной.

Так, например, карманные часы «Г. Мозер» столетие назад были очень популярны. Востребованность марки породила множество подделок, поэтому в прейскурантах фабрики Мозера появились предостережения следующего содержания:

«Для устранения случаев злоупотребления названием нашей фирмы считаем необходимым рекомендовать желающим приобрести часы нашей фабрики обращать особое внимание на то — помещены ли на карманных часах перед фамилией “MOSER & Co” буквы “Hy”. Только такие часы являются изделиями нашей фабрики».

…Коллекционирование часов — хобби, что называется, не на час. Те, кого увлекает это занятие, чаще всего рассчитывают не на сиюминутные прибыли за удачную перепродажу редких экземпляров. Настоящий собиратель ни за что не расстанется со своими тикающими эксклюзивами.

Один из таких людей, Павел Васильевич Курдюков, увлёкшись часособирательством ещё в детстве, скопил столько хронометров, что они перестали помещаться в его квартире. Оставались два варианта — либо выбросить не особенно ценные экземпляры на помойку, либо найти помещение, чтобы расположить в нём экспозицию. Так в 1969 году в Ангарске появился Музей часов.

Ещё пример. Несколько лет назад житель Праги Мирослав Свобода, собрав и отремонтировав более 700 старинных часов, решил выставить их на всеобщее обозрение. Финансовые вложения в организацию нового музея оказались не маленькими — покупка и ремонт дома неподалёку от средневекового замка Карлштейн, дорогостоящая реклама нового заведения и лишь после этого приём первых посетителей. Станет ли музей самоокупаемым, покажет время.

И это, наверное, правильно. Не зря же психологи утверждают, что самое трагическое последствие появления в нашем мире часов — возникновение веры в то, будто «время — деньги»…

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 + восемнадцать =