Мыслетеребилка, или Почему журналисты пишут книги?

Редакция
Февраль12/ 2020

На встрече «Мысли о смыслах», прошедшей 6 февраля, арт-директор Дома журналиста беседовала с главным редактором интернет-журнала «Мозгократия» Сергеем Ачильдиевым о его новой книге, о жизни и журналистике.

Недавно у Сергея Ачильдиева вышла в свет книга «Век-Волкодав». Она и послужила поводом для встречи в парадном зале Дома журналиста. Это вторая книга Сергея Ачильдиева, представляющая собой сборник материалов, ранее написанных для газеты «Невское время» и интернет-журнала «Мозгократия». По словам автора, он отобрал для издания самые интересные материалы и постарался «выстроить их в порядке внутреннего смысла».

– Название книги – образ из стихов Мандельштама «Мне на плечи кидается век-волкодав», – по просьбе собравшихся автор поясняет концепцию издания. – XX век был тяжелейшим веком в истории России, во всяком случае новой истории. Не буду называть все войны, репрессии и так далее. Десятки миллионов погибло. И свобода не в госпожах ходила. В книге здесь рассказываю и о своем прошлом, и о людях, с которыми встречался. Некоторые из них живы, другие нет, одни известные, другие – нет.

На вопрос ведущей о том, почему так много журналистов пишет книги, Сергей Ачильдиев постарался ответить откровенно и обстоятельно: «Известна старая фраза о том, что газета живет всего один день. Но не только газета, один день живут и журналистские материалы. Таков закон природы. И некоторым журналистам хочется выскочить из этой круговерти, в которой они живут. Ведь что такое жизнь журналиста? Это постоянная «мыслетеребилка», как говорил Дюма-сын. Не помню кому, он писал в письме (процитирую, вероятно, не очень точно): «И вновь я занимаюсь этим страшным делом, каждое утро, которое является ничем иным как постоянной мыслетеребилкой». И наша мыслетеребилка – это поиски сюжетов, поворотов, встречи с людьми. А всем же хочется «плюнуть в вечность»… Это тоже закон природы. Хотя далеко не всем это удается. Молодые авторы обычно думают: «Я сейчас все-все напишу, и мир изменится». На самом деле мир не меняется. Я считаю, что если читатель задумался о том, о чем ты написал, если это навело его на какие-то мысли – ты молодец, ты попал, добился своего, большего добиться невозможно».

Впрочем, книга была лишь отправной точкой для того, чтобы поразмышлять о вечном и насущном. Как неоднократно отмечала во время беседы Ирина Иванова, «Мысли о смыслах» – это не презентация очередного из многих и многих издаваемых журналистами изданий. Это творческая встреча с интересным человеком и профессионалом, это откровенный разговор о жизни и профессии, это поиски смыслов, недостаток которых испытывают в наше время многие. В ходе беседы Сергей делился воспоминаниями и размышлениями, и, конечно, многие вопросы так или иначе касались той профессии, которой он отдал уже почти полвека, – журналистике. Даже документальную повесть о своей жизни, опубликованную в книге, он считает не столь мемуарами, сколь журналистским материалом.

— Когда я написал эти мемуары, то показал их другу, — рассказывает Сергей Ачильдиев. — Он прочитал и сказал: «А что они у тебя такие политизированные?» Я удивился, но позже, уже когда книжка вышла, понял, что он прав. Там действительно есть такой налет политизации. Потому что я привык писать то, что называется «авторскими колонками». Чем они отличаются от мемуаров в моем понимании? В авторской колонке на первом месте всегда социальная проблематика, а личная – на втором. Если без личного, то какая же это авторская колонка. В мемуарах, наоборот, на первом месте – авторское, на втором – социальная проблематика. Но меня учили, что на публикацию имеет право только то, что имеет социальную значимость. Если нет социальной значимости, нечего тащить это в газету.

– Сейчас и не надо тащить в газету, можно любую бредовую идею растиражировать в интернете на миллионы. Это кризис нашей профессии или какая-то новая реальность? – интересуется Ирина Иванова.

– На самом деле это существовало всегда, – пожимает плечами Сергей. – Я в журналистике с 1973 года. И журналисты зачастую пишут бредятину. Но в газете есть редактор, который отсеивает или помогает вытащить. Ведь все тексты четко разделяются на тексты, в которых нужно просто поправить запятые; тексты, которые нужно отредактировать; тексты, которые можно переписать; тексты, которые переписать невозможно – их надо сразу выкидывать в корзину. Когда нет такого ограничителя, как редактор, тогда в интернет все и тащат. Но и там есть хорошая журналистика. Возьмите любую газету, откройте и, читая, поймете – это журналистика, а это не журналистика. То же самое с телеграм-каналами, блогерами и так далее. Все от качества зависит, от способностей, от мозгов. И очень многое зависит от школы. Как в науке есть школы разных ученых, так же и в любой профессии, в том числе и в журналистике.

При этом журналистика – это стремительно меняющаяся профессия. Сергей вспоминает корифея советской журналистики – Анатолия Аграновского, на работах которого учился профессии. И признает, что сейчас читать его сложно. И не потому, что сменилась система, а потому, что была другая подача материала, другое осмысление. «Те, кто изучал историю журналистики, знают выдающихся журналистов XIX века. Это были прекрасные публицисты, но сегодня их читать очень тяжело, – продолжает мысль Сергей Ачильдиев. – Журналистика меняется очень быстро, вся стилистика меняется».

Изменения журналистики вряд ли можно назвать «кризисом профессии». Это лишь отражение быстроменяющегося мира, в котором, как метко выразился Сергей Ачильдиев, «стабильно лишь одно – нестабильность».

– Я помню, как в годы моего детства и юности любые научные достижения вызывали восторг, – говорит Сергей Ачильдиев. – Судя по свидетельствам в литературе, эти достижения вызывали еще больший восторг в конце XIX века, когда уже начинались автомобили, локомотивы, аэропланы, телефоны. Это вызывало восторг. Правда не всегда. Первые телефоны появились здесь в Петербурге, если не ошибаюсь, в 80-е годы XIX века. Естественно, это стоило бешеных денег и предлагалось только очень состоятельным людям. И многие из них отказывались. В том числе и по причине «а вдруг мне дама позвонит, а я не одет». Люди не готовы к новому. Как писал в своей прекрасной книге Тоффлер еще в конце 60-х годов XX века, когда все постоянно меняется, человек чувствует себя все более и более дискомфортно.

Ирина Иванова: «Мы сами наполняем свою жизнь смыслами. И делаем это каждый день, решая, что для нас важно, а что – нет, отдаваясь всей душой одному делу и оставаясь совершенно равнодушными по отношению к другому… Говорят, что время, в которое мы живем, как раз отмечено кризисом смыслов. И появилась идея сделать такой вечер – может быть, он будет один, может, несколько – «Мысли о смыслах». Сегодня разговор о жизни, о смыслах представляется мне довольно актуальным».

 

Спасибо Союзу Журналистов! 

Текст: Светлана Дмитриева

Фото: Тамила Зухраева


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

4 × 3 =