Как Россия пришла на смену Советскому Союзу

1991 год стал одной из важнейших вех в истории не только нашей страны, но и мира. Сегодня те события у многих в России вызывают неоднозначную реакцию. Но историю нельзя повернуть вспять.

Что случилось? 25 декабря 1991 года замена советского кумачового флага над Кремлём на российский триколор ознаменовала распад крупнейшей в мире империи.

Историки обречены на вечный спор, когда этот процесс стал выраженным — в 1989-м, в 1986-м или ещё раньше? Бесспорно одно: все тенденции оформились в события и явления в течение 1991 года. Зимой начали отваливаться национальные республики, а потом и в РСФСР воцарилось двоевластие. С одной стороны — Президент СССР Михаил Горбачёв, с другой — избранный в апреле Президент РСФСР Борис Ельцин.

Попыткой реставрации советского консерватизма стал августовский путч ГКЧП, после которого Горбачёв сложил с себя полномочия — сначала лидера партии, а потом и государства. А в декабре главы России, Украины и Беларуси собрались в Беловежской пуще, распустили СССР и создали Содружество Независимых Государств (СНГ) — политико-экономический блок 11 бывших союзных республик.

Москва могла удержать СССР силой? Вряд ли. Скорее всего, упорство Кремля привело бы к гражданской войне.

В январе центр не сумел вернуть контроль над Литвой, Латвией и Эстонией, несмотря на ввод войск и беспорядки с погибшими в Вильнюсе и Риге. В Вильнюсе, когда группа «Альфа» и псковские десантники штурмовали телецентр, погибли 13 жителей и советский офицер. В Риге было четверо погибших при противостоянии лояльной сепаратистам милиции и рижского ОМОНа, направленного из Москвы. Пролитую кровь поставили в вину Горбачёву. Его оппонент Ельцин, напротив, призвал солдат не участвовать в подавлении «свободного волеизъявления граждан».

В Москве и Ленинграде проходили митинги в поддержку прибалтов. Горбачёву, чтобы удержать Прибалтику в составе Союза, толком не на кого было опереться: в Эстонии и Литве даже местные компартии находились в рядах сепаратистов.

Горбачёв счёл за лучшее сохранить лицо и дал ход референдумам по вопросу об отделении во всех трёх республиках. От 73 до 90 процентов прибалтов предсказуемо высказались за независимость.

К тому времени все республики СССР начинают задерживать платежи в союзный бюджет. К началу апреля долгов набирается на 36 млрд рублей.

Борис Ельцин собирает на Манежной площади 500-тысячный митинг за отставку Горбачёва и суверенитет России. Недовольных полно. В СССР начата официальная регистрация безработных, из регионов прибывают агрессивные команды шахтёров.

Горбачёв одерживает победу на референдуме о сохранении СССР, состоявшемся 17 марта — проголосовало около 80 процентов взрослого населения, 76,43 высказались «за». Но в июне Кремль не смог помешать Ельцину выиграть выборы президента РСФСР у бывшего премьера Николая Рыжкова в первом же туре — триумфатор набрал 57 процентов голосов.

В июле РСФСР признала независимость Литвы. Вовсю идёт подготовка нового Союзного договора как формы мягкой децентрализованной федерации. Если бы не было августовского путча, СССР вполне мог превратиться в ССГ — Союз Суверенных Государств.

20 августа Горбачёв анонсировал подписание  Договора в следующей редакции: «Государства, образующие Союз, обладают всей полнотой политической власти, самостоятельно определяют своё национально-государственное устройство, систему органов власти и управления…».

В чем был смысл августовского путча? Консервативные силы предприняли попытку перехватить власть, «подморозить» страну и тем самым сохранить СССР. Но их поражение только ускорило распад Советского Союза.

Утром 19 августа собиравшаяся на работу страна увидела по всем трём главным телеканалам постановку балета Петра Чайковского «Лебединое озеро». В восемь утра бойцы ВДВ взяли под контроль телецентр в Останкино и перекоммутировали все каналы на Первую программу. На фоне минорной музыки гражданам сообщили о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который принимает на себя всю полноту власти в стране в связи с тем, что политика реформ, начатая президентом Михаилом Горбачёвым, зашла в тупик, а сам он не может исполнять обязанности по состоянию здоровья.

В ГКЧП вошли не какие-то мятежные генералы, а ближайшие сподвижники Горбачёва и первые лица страны: вице-президент Геннадий Янаев, премьер-министр Валентин Павлов, председатель КГБ Владимир Крючков, глава МВД Борис Пуго, министр обороны Дмитрий Язов, спикер союзного парламента Анатолий Лукьянов.

Как вскоре выяснилось, они изолировали Горбачёва и его семью в резиденции в Форосе в Крыму и ввели в Москву около 4 тысяч военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортёров. В качестве программы вывода страны из кризиса В постановлении ГКЧП №1 говорилось, в целях преодоления в стране кризиса приостанавливается деятельность политических партий и свободной прессы, пересматривается Союзный договор. Кроме того, звучат обещания снизить цены и раздать всем по 15 соток земли.

В рядах ГКЧП не было ни одного «народного героя». Наоборот, на транслируемой в прямом эфире пресс-конференции днём 19 августа они предстали с лицами палачей инквизиции в серых костюмах на фоне серого занавеса. У диктатора восстания Янаева сильно дрожали руки. Многим стало очевидно, что ситуацию в стране путчисты не контролируют.

Российское руководство во главе с Ельциным назвало происходящее «реакционным переворотом». Более 100 тысяч человек собрались у Дома Советов (резиденции властей РСФСР). На стороне российских властей оказалось много известных людей — от музыкантов Мстислава Ростроповича и Константина Кинчева до вице-мэра Москвы Юрия Лужкова и его беременной жены Елены Батуриной. На сторону противников ГКЧП перешла часть Таманской дивизии — 10 танков Т-72 во главе с майором Сергеем Евдокимовым. Взобравшись на один из этих танков, Ельцин зачитал свой указ о недействительности решений ГКЧП.

Вечером 20 августа противостояние обострилось: на Садовом кольце, разметав баррикады, начала движение бронетехника путчистов. Сторонники Ельцина полагали, что это начало штурма Дома Советов, о котором говорили уже второй день. Последующее расследование показало, что военные получили приказ лишь передислоцироваться в район Арбата, но тогда это ещё не было известно.

Безоружные москвичи запрыгивали на броню движущихся БМП, пытались закрыть брезентом смотровые щели. Одну из БМП подожгли огневой смесью, экипаж покидал машину под градом камней и металлических прутьев. Чтобы прикрыть отход товарищей, военные стреляли вроде бы в воздух, но за пару минут на стороне защитников демократии три трупа. Дмитрий Комарь разбил голову при падении с брони, Дмитрий Усов был убит срикошетевшей пулей, Илья Кричевский получил огнестрельное ранение в голову, виновника которого так и не установили. Все — молодые ребята до 30 лет.

К двум часам ночи войска путчистов заняли позиции у Белого Дома, но штаб генерала Владислава Ачалова, непосредственно командовавшего операцией, не намерен был начинать штурм без письменного распоряжения ГКЧП. Никто из высших путчистов ответственности на себя так и не взял и после трёх часов ночи Ачалов приказал отвести войска из центра столицы.

Позднее писатель и журналист Олег Мороз рассказал о настроениях в спецподразделении «Альфа» перед возможным штурмом Белого дома: «Военные должны были обстрелять из гранатомётов каждое окно со 2-го по 5-й этаж, после чего спецназовцы, ворвавшись в здание, провели бы зачистку по инструкции: сотрудник открывает дверь помещения, бросает гранату и даёт очередь из автомата».

Многие бойцы отказались участвовать в подобной операции…

Утром 21 августа стало очевидно, что путч провалился. К 17 часам Янаев указом объявил ГКЧП распущенным, а все его решения — недействительными. Путчисты полетели в Форос к Горбачёву, но получили от ворот поворот. Спустя час президент СССР принял российскую делегацию во главе с Александром Руцким, Евгением Примаковым, Вадимом Бакатиным. Горбачёв поговорил с Ельциным по телефону и поблагодарил всех защитников демократии.

В полночь он президент Горбачёв прибыл в Москву. Следом приземлились два борта с членами ГКЧП Язовым, Крючковым и их сподвижниками. Всеъ их арестовали и разместили в подмосковных пансионатах. Янаев был арестован ещё утром в своём рабочем кабинете.

Почему их сразу не расстреляли? А за что? Большой крови путчисты не пролили. В глазах Ельцина и Горбачёва их демарш выглядел абсолютно логичным: советские вельможи дали бой за свои идеалы. А проиграв, ускорили гибель этих идеалов.

22 августа собравшаяся на Лубянской площади толпа защитников демократии хотела брать штурмом здание КГБ, но ограничилась низвержением с постамента памятника создателю госбезопасности Феликсу Дзержинскому.

Погибших Комаря, Усова и Кричевского похоронили со всеми почестями — на Ваганьковском кладбище и присвоением звания Героев Советского Союза, посмертно.

Тем временем под шумок о независимости от СССР объявила и Белоруссия. Верховный Совет БССР придал декларации о суверенитете республики статус конституционного закона. Ещё до окончания путча 12 государств признали суверенитет трёх прибалтийских республик, а Литву уже в сентябре приняли в ООН.

Михаил Горбачёв после попытки нрспереворота был обречён. Ему припомнили, что все путчисты — его же выдвиженцы. Он сложил с себя полномочия генсека ЦК КПСС, а саму Компартию в ноябре Ельцин объявил вне закона.

Президент РСФСР вёл себя так, словно Президент СССР и вся союзная система — просто чердак в доме, покинутый всеми из-за аварийного состояния. Ельцин подписал пакет из десяти указов, связанных с переходом России к рыночной экономике. 7-8 декабря вместе с Президентом Украины Леонидом Кравчуком и президентом Беларуси Станиславом Шушкевичем российский лидер подписал Соглашение о создании Содружества Независимых Государств, где констатировалось исчезновение СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности».

В охотничьей усадьбе «Вискули» в Беловежской пуще, где оформился распад империи, не оказалось ни одного ксерокса, и этот факт сторонники реставрации СССР вспоминают уже почти 30 лет: бумаги на подпись копировали, пропуская через факс. Мол, даже бумага едва стерпела такое кощунство. На самом деле в конце 1991 года сторонников сохранения Союза было крайне мало. Во всяком случае, ни митингов, ни демонстраций в защиту СССР не наблюдалось.

Горбачёв подписал отречение от должности 25 декабря и передал Ельцину ядерный чемоданчик.

Кто герой? 60-летний Борис Ельцин, партийный управленец, сделавший карьеру на Урале и к началу перестройки дослужившийся до первого секретаря московского горкома КПСС.

Однако осенью 1987-го Ельцин вдруг начал публично критиковать партийное руководство, в том числе «культ личности Горбачёва». По словам Ельцина, ЦК не поспевало за перестроечными процессами в стране, поэтому нужно ввести всеобщие, прямые, тайные выборы руководящих партийных органов. Старшие товарищи реагировали на это болезненно. На партконференции Ельцина подвергли публичной порке, где Егор Лигачёв сказал ушедшее в фольклор: «Борис, ты не прав».

О причинах того ельцинского бунта на партийном корабле спорят до сих пор. Вряд ли он сознательно создавал себе паблисити в демократическом лагере с дальним прицелом. Он публично извинялся, просил Горбачева оставить его на работе, а когда попал в больницу с сердечным приступом, пошли слухи о попытке самоубийства.

Несмотря на повторное покаяние, Ельцина лишили статуса кандидата в члены политбюро и перевели на должность первого заместителя главы Госстроя в ранге министра. И вот тогда ему уже ничего не оставалось, кроме карьеры публичного политика демократического толка. На партконференции 1988 года он снова громил консерваторов, признавая за собой только одну вину — выступил не вовремя, перед 70-летием Октября.

Ельцин пошёл в депутаты, его избрали председателем Верховного Совета, а оттуда уже пролегла прямая дорога в президенты РСФСР.

Он очутился в своей стихии — лихой харизматик, хорошо знающий психологию и быт трудового человека. При этом, правда, весьма средний управленец, но героический образ на танке как нельзя кстати скрасил его хозяйственные неудачи.

К тому же президент с медвежьей комплекцией оказался весьма гибким. Депутат Сергей Бабурин вспоминал, как начавшего было своё выступление с танка Ельцина перебили телевизионщики: мол, господин президент, у вас невыгодный ракурс, надо сменить. Президент сменил позу и начал заново.

(Отрывок из новой книги, которая должна выйти из печати в этом году)

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четырнадцать − девять =