Почему опять упал рубль? И сумеет ли отжаться?

Ряд политиков и экономистов объясняют нынешний российский кризис тем, что из-за ОПЕК+ рухнула цена на нефть, ну и коронавирусом. Складывается ощущение, будто мы своём кризисе нисколько не виноваты.

В общем, получается старая песня про белого бычка — «опять нам англичанка гадит!». Ну, в данном случае, конечно, не англичанка, а Саудовская Аравия, пытающаяся заставить Россию жить по её правилам.

Да ещё эта проклятая пандемия Codiv-19, которая, как пытаются нам намекнуть, зародились то ли в американской, то ли в китайской лаборатории и была выпущена на свободу то ли случайно, то ли намеренно. Зачем кому-то разрабатывать вирусы? А как же, — говорят нам, — ведь это оружие в экономической войне между двумя супердержавами. Но если придерживаться такой версии, надо считать американцев или китайцев полными идиотами, ведь вирус не знает границ и незамедлительно ударит по самому агрессору.

Ну да ладно, Бог с ними со всеми. Главное — что мы как всегда ни в чём не виноваты. Как кричала героиня одного советского фильма: «Не виноватая я! Он сам пришёл!».

…Что ж, вспомним урок мировой истории, заданный многим странам в 1973 году. 17 октября того года страны ОАПЕК (Организации арабских стран-экспортёров нефти) вкупе с Египтом и Сирией, которые только что потерпели сокрушительное поражение в войне против Израиля, объявили нефтяное эмбарго западным странам, поддержавшим евреев. И стоимость нефти — о, ужас! — в мгновение ока взлетела с 3 (трёх) до 12 (двенадцати) долларов за баррель.

Сегодня эти цены кажутся смешными. Но Западу тогда было не до смеха. Когда основной энергоноситель в один день дорожает в три раза, надо кардинальным образом перестраивать всю экономику, а с ней и жизнь сотен миллионов людей. Западные страны постарались сделать всё, чтобы умилостивить нефтеносный Восток, и на следующий год эмбарго было отменено.

Но самое интересное произошло потом.

Производители нефти, в том числе Советский Союз, почувствовали собственную силу и расслабились в своих мягких креслах. С тех пор цены на нефть выросли во много раз. Но разбогатели только Саудовская Аравия да Кувейт. О других ведущих производителях нефти — Венесуэле, Ираке, Иране, СССР и нынешней его преемнице России — этого не скажешь.

А вот Запад немало преуспел. Он начал переходить от индустриальной экономики к цифровой. За последние примерно полвека именно на Западе были созданы новые технологии, открывшие новую цивилизационную эру, — компьютеры, интернет, мобильная связь, смартфоны, искусственный интеллект…

Эта стратегия постепенного отказа от энергетически затратной экономики привела к тому, что предложение нефти начало обгонять спрос и стали возникать регулярные нефтяные кризисы.

После 1973 года первый такой кризис разразился в 1986-м. В том году средняя цена барреля рухнула до 10 долларов, и это с 35 долларов в 1980-м. СССР, чья экономика, система управления государством да и сами управленцы не были готовы к такому повороту событий, приказал всем долго жить…

Вроде бы печальный пример Советского Союза должен был многому нас научить. Но, видно, недаром в России говорят: пока петух в одно место не клюнет, мужик не перекрестится. Выйдя из тяжёлых 1990-х годов, РФ год от года наращивала добычу нефти: 2001-й — 348 млн. тонн, 2011-й — 511,4 млн. тонн, 2019-й — 560,2 млн. тонн. Ну, соответственно, и экспорт неуклонно возрастал.

Вроде бы все у нас понимают, что необходимо освободиться, наконец, от нефтяной зависимости. Об этом множество раз говорили и писали все, от президента до начинающих журналистов. Но дальше этого дело так и не пошло. По данным Министерства финансов, в последние полтора десятка лет доля нефтегазовых доходов в бюджете страны варьировалась от 36 до 51 процента и в 2018-м составила 46 процентов.

А это означает, что в России по-прежнему сохраняется ресурсная экономика. И если сейчас цена нефти упала вдвое — примерно с 50 долларов за баррель до 25, — то все мы попали в очень тяжёлую ситуацию. Наша Россия фактически очутилась в двойном кризисе — из-за коронавируса и нефтяных цен.

Совладелец ЛУКОЙЛа Леонид Федун говорит, что нынешняя цена нефти катастрофическая для России и надо срочно возобновить переговоры с ОПЕК+, чтобы пойти на сокращение добычи нефти и тем самым поднять её цену. Но авторитетное агентство Блумберг сообщает, что на самом деле Россия будто бы была готова к падению мировых цен на нефть даже до 20 долларов и не станет сдаваться в спорах с Саудовской Аравией, которая играет в ОПЕК первую скрипку. Дескать, если Москва пойдёт на дальнейшее снижение добычи, на чём настаивает Эр-Риад, она может в дальнейшем потерять свои рынки сбыта.

Кто прав, Леонид Федун или министр энергетики Александр Новак, который от лица российского руководства вёл переговоры с ОПЕК+, покажет будущее. И, надо полагать, не такое далёкое.

Однако не менее важен другой вопрос: научит ли, наконец, нашу страну 2020 год тому, что надо на деле, а не на словах лечиться от нефтяной зависимости? Пока этот вопрос риторический.

P.S. Многие сегодня задаются вопросом: сумеет ли наша российская валюта отыграть свои позиции до прежних 60–63 рублей за доллар и 78–80 рублей за евро после того, как пандемия будет побеждена и кризис уляжется? Увы, не сумеет.

Очень вероятно, что рубль поднимется на несколько позиций по отношению к доллару и евро, но к прежним значениям возврата не будет. Во всяком случае, по итогам предыдущих кризисов такого не наблюдалось.

Более низкий курс рубля к основным валютам выгоден экспортёрам. Однако для российских потребителей это будет означать рост цен на многие товары и услуги, ведь во многих из них заложены импортные составляющие.

На сколько процентов вырастут цены, хотя бы приблизительно? Этого не знает никто, даже лауреаты Нобелевской премии по экономике.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

12 − шесть =