Как это было? Танки стреляют по парламенту

Денис Терентьев
Апрель10/ 2020

События октября 1993-го ещё долго будут оставаться самой болевой точкой в новейшей истории России. Кто тогда был прав, кто виноват? Чтобы ответить на этот вопрос, сперва надо знать факты. 

 

Что случилось? Утром 4 октября 1993 года шесть танков Т-80 Кантемировской дивизии заняли позиции на Калининском (Новоарбатском) мосту и выпустили 12 снарядов по верхним этажам Белого дома, здания, где находился Верховный Совет России. 

Это был кульминационный момент в противостоянии президента и парламента. 

А нельзя было поделить власть мирно? Проблема в том, что ещё по советским законам Съезд народных депутатов и Верховный Совет обладали неограниченными полномочиями. Пост президента ввели позднее, хирургически точного разграничения двух ветвей власти не прописали, а за два года ситуация с полномочиями настолько запуталась, что никто уже, словно по Бабелю, не мог разобраться, «где кончается полиция и где начинается Беня». 

Взять, например, важнейший финансовый вопрос: де-юре, парламент формирует бюджет, а правительство его исполняет. Тогда в случае конфликта ситуация выглядит так: премьер-министр объявляет, например, реформу энергетики, а Верховный Совет не даёт на неё средств  и возникает коллапс. 

Учитывая недовольство населения «шоковыми реформами», парламент критиковал и саботировал действия правительства, набирая популярность. 

Получается, что реформаторы  за президента, а консерваторы  за парламент? Это всё равно, что утверждать, будто в 1917-м за белых было дворянство и казаки, а за красных  рабочие и крестьяне. Вектор указан верно, хотя в действительности всё было куда запутаннее. 

Например, среди защитников Белого дома была группа студентов философского факультета МГУ, а накануне танковой стрельбы в стан парламента перешли 12 вооружённых бойцов 326-го полка ПВО. Вместе с тем расстрел парламента публично поддержали 42 деятеля культуры (так называемое «Письмо 42-х»), включая демократичнейших Дмитрия Лихачёва и Булата Окуджаву. Взять крупнейших писателей: Василий Белов и Юрий Бондарев — за парламент, а Даниил Гранин и Василий Аксёнов — против. 

Внутри противоборствующих лагерей тоже не было полного единства. По воспоминаниям Александра Руцкого, возникали конфликты между охраной парламента и баркашовцами, когда члены РНЕ вывешивали на здании лозунг «Бей жидов, спасай Россию!». Да и сам Верховный Совет, защищаемый красно-коричневыми группировками, можно назвать «парламентом» с большой натяжкой. 

Тем не менее, спустя 20 лет опрос Фонда «Общественное мнение» показал, что симпатии россиян с высоты лет на стороне Верховного совета: в 2013 году 20 процентов были уверены в правоте ВС и только 9 — в правоте президента Бориса Ельцина. А в октябре 1993-го те же респоденты разбились на два лагеря практически поровну: 16 процентов за парламент, 14 — за Кремль.   

Неужели все 1059 депутатов были против Ельцина и реформ? Нет, но большинство. 

Корень оппозиции составили пять фракций, объединившихся в начале1993-го на Съезде народных депутатов в блок «Российское единство». Тон задавали коммунисты, аграрии, националисты, отставные военные. Они называли рыночные реформы «грабежом народа» и требовали импичмента Ельцина. Съезд назначил на 25 апреляреферендум с четырьмя вопросами: о доверии президенту, об одобрении социально-экономической политики правительства, о досрочных выборах президента и парламента. Кремль призвал своих сторонников голосовать «да-да-нет-да» (парламент, конечно, ровно наоборот) и победил: Ельцин получил поддержку 58,67 процента проголосовавших, а болезненные реформы поддержали 53,05.  

В сентябре уже президент перешёл в наступление, издав указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», распускавшем и Съезд, и парламент. Ельцин сослался на невозможность продолжения сотрудничества с законодательной властью, ставшей препятствием на пути экономических реформ, и на превращение Верховного Совета в «штаб неконструктивной оппозиции», занимающийся политической борьбой. 

Конституционный суд под председательством Валерия Зорькина немедленно признал этот указ неконституционным. Верховный совет принял решение об отрешении главы государства от должности, назначив «и.о.» перешедшего на сторону парламента вице-президента Александра Руцкого. 

Здесь находится точка невозврата? Попытка договориться чуть было не увенчалась успехом в ночь с 30 сентября на 1 октября. 

В гостинице «Мир» состоялись переговоры между представителями Съезда Рамазаном Абдулатиповым и Вениамином Соколовым и президентской стороной во главе с шефом ельцинской администрации Сергеем Филатовым и мэром Москвы Юрием Лужковым. Депутаты согласились сдать все нештатное оружие в Белом доме в обмен на возвращение давно отключённых электроэнергии, теплоснабжения и телефонной связи. И согласовали отход вооружённых формирований и регулярных войск. 

Однако в Белом доме решили, что их соратники превысили свои полномочия. После этого ситуация начала развиваться по трагическому сценарию.  

Как дело дошло до танков? 21 сентября, сразу после объявления указа №1400, тысячи сторонников парламента пришли к Белому дому на стихийный митинг и возвели первую баррикаду, а исполнительная власть блокировала даже гараж Верховного Совета, не говоря уж о милицейских кордонах на подступах к Краснопресненской набережной. 

24 сентября зафиксировано первое серьёзное столкновение в районе станции метро с символическим названием «Баррикадная». Толпа заблокировала десяток грузовиков с солдатами внутренних войск, ОМОН стрелял поверх голов. 

27 сентября в районе площади Восстания демонстранты стали останавливать троллейбусы, обесточивать их и выстраивать в несколько рядов, перегораживая Садовое кольцо. На баррикаду пошли строительные леса и несущие узлы от трибуны, построенной для празднования 500-летия Арбата. Первый штурм ОМОНа был отбит. 

3 октября сторонники парламента сами перешли в наступление. Они смяли оцепление на Новом Арбате, захватили бывшее здание СЭВ напротив Белого дома. Погрузившись в несколько армейских грузовиков, боевики «министра обороны» ВС генерал-полковника Альберта Макашова направились к телецентру «Останкино» и проломили его двери тяжёлым автомобилем как тараном. В 19.12 внутри телецентра по неустановленным до сих пор причинам произошёл взрыв, погиб солдат-срочник. После этого проправительственные войска открыли огонь по собравшимся у телецентра людям. Погибло не менее 46 человек, в том числе несколько журналистов. 

В 20.30 бывший первый вице-премьер Егор Гайдар по телевидению обратился к сторонникам Ельцина с просьбой собираться у здания Моссовета, где из 2,5 тысяч бывших военных формируют отряды «защитников демократии» (этим оборотом именовали своих сторонников обе стороны). До раздачи оружия проправительственным силам дела не дошло, но Гайдар получил соответствующую гарантию у председателя Госкомитета по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу. 

Есть мнение, что до ночи с 3 на 4 октября не все армейские генералы исполняли приказы президента Ельцина, некоторые открыто симпатизировали парламенту. Но с появлением у Моссовета своих боевиков, колебаний стало меньше, и ночью силовое превосходство Кремля стало подавляющим. Правда, элитное спецподразделение «Вымпел» отказалось участвовать в штурме и вскоре было расформировано. И не от большой уверенности в победе Кремль привлекал в свои ряды сотрудников служб безопасности частных компаний. 

Штурм Белого Дома начался в 07.25, когда, разметав баррикады, на площадь Свободной России въехали пять БМП. Всего в штурме участвовало около 1700 человек, 10 танков, 90 БТР, 20 БМП и свыше 60 БМД. Из парламента отвечали только автоматы и пулемёты. А в 09.20 по зданию ВС ударили танки. Загорелись верхние (с 12 по 20-й) этажи здания. В 14.30 появились первые сдавшиеся защитники парламента. Их перевозили на стадион «Лужники» и спорткомплекс «Дружба». После 17 часов Белый дом покинуло около 700 человек, они шли, держа руки за головами.  

Боевые действия были локализованы вокруг Белого дома? Нет, во всей Москве было неспокойно. Боевики ВС штурмовали, стреляя на поражение, здание издательско-полиграфического комплекса «Московская правда» на улице 1905 года. Атака была отбита омоновской охраной, уличная перестрелка переместилась в сторону 

Ваганьковского кладбища. 

Сколько всего погибло людей? По данным комиссии Госдумы, было убито 158 человек (130 гражданских лиц и 28 военнослужащих и сотрудников милиции), 423 человека были ранены. Одна из самых драматичных историй  10 погибших в перестрелке между военнослужащими дивизии Дзержинского (подчинённой МВД) и Таманской дивизией (подчинённой Минобороны). «Дзержинцы» подвозили на броне своих БТР добровольцев, пришедших защищать демократию по зову Гайдара, а «таманцы» приняли их за боевиков ВС и открыли огонь на поражение. Впоследствии всех погибших посмертно наградили, а главы МВД и Минобороны, которые отвечали за координацию их действий, стали Героями России. 

Более 10 жертв противостояния были убиты снайперами, но кто они и на чьей стороне сражались до сих пор не установлено. Во время штурма снайперскими выстрелами были убиты четверо сторонников Бориса Ельцина: сотрудник ГУВД Москвы Михаил Дроздов, старший лейтенант ВДВ Константин Красников, водитель ОВД «Зюзино» старший сержант Александр Панков, младший лейтенант группы спецназа «Альфа» Геннадий Сергеев. 

Обстоятельства гибели Сергеева особенно подробно разбирали в СМИ  выходило, что стреляли из здания, где находились свои. А милиционер Николай Балдин был убит выстрелом сверху вниз в шею на Краснопресненской набережной вечером 5 октября. То есть спустя сутки с лишним после сдачи Белого Дома. Ни один снайпер в итоге задержан не был. 

Не установлен и персонаж в милицейском бушлате, который 3 октября находился в колонне сторонников ВС, идущей к Белому дому по Конюшковской улице. Он дал очередь из автомата по солдатам в оцеплении  ранил шестерых военных, один из которых скончался. Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры позднее признал, что его коллегам запретили проверять оружие внутренних войск, милиции и армии. Следователи «отстреляли» 926 стволов, изъятых после 4 октября в Белом доме  из них не был убит ни один из 158 погибших. 

Означает ли это, что некая третья сила провоцировала стороны, не особо желающие поднимать градус конфликта, пока не пролилась кровь боевых товарищей? Возможно, мы когда-нибудь узнаем правду. 

Чем завершилась буза для лидеров Верховного Совета? Руслан Хасбулатов, Александр Руцкой, Владислав Ачилин, Альберт Макашов, Станислав Терехов были арестованы. Однако 23 февраля 1994 года Государственная дума России объявила всем им политическую амнистию. Ни один из вожаков фронды впоследствии не уехал за границу: Руцкой в 1996-2000 годах работал губернатором Курской области, Макашов дважды избирался депутатом Госдумы. 

Главным следствием событий 1993 года стала президентская диктатура, де-юре продлившаяся до 12 декабря, когда в первый и последний раз в истории прошли выборы в Федеральное Собрание (то есть в обе палаты парламента, а не только в нижнюю  Государственную Думу). Результаты выборов шокировали сторонников Бориса Ельцина: пропрезидентский блок «Выбор России» во главе с Егором Гайдаром набрал лишь 15,5 процента голосов, получив в совокупности всего 64 места в нижней палате парламента. Триумфатором стал популист и националист из ЛДПР Владимир Жириновский, чьи 23 процента голосов потянули на 59 мест в парламенте. 

Сторонник Ельцина, писатель Юрий Карякин в прямом эфире прокомментировал итоги выборов: «Россия, одумайся! Ты — одурела». Политологи до сих пор обсуждают, сколь значительными были имиджевые потери президента-демократа, расстрелявшего парламент из танков? Не утратил ли он тем самым поддержку тех широких слоёв, считавших ельцинские реформы частью пути в цивилизованные страны, где подобные эксцессы исключены в принципе?.. 

 

(Отрывок из новой книги, которая должна выйти из печати в этом году)  

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × два =