История с фотографией. Судьбы «Фронтовых подруг»

Григорий Иоффе
Июнь25/ 2020

Вспоминать советско-финляндскую войну у нас долгое время было не принято. А потому она считалась «неизвестной». Вот и фильм «Фронтовые подруги», снятый о той войне в 1940-м, тоже остался неизвестным.

В те декабрьские дни декабря 1939 года, когда с финского фронта стали поступать первые сводки, в Ленинграде начались съёмки фильма «Фронтовые подруги». Эта картина должна была рассказать о только что начавшейся войне.

Сценарий, одним из авторов которого стал Сергей Михалков, был, по всей видимости, уже готов. На платформе вокзала (скорее всего — Финляндского) собралось огромное число людей в форме — снимали сцены проводов военных эшелонов. Массовка состояла по большей части из новобранцев осеннего призыва, служивших в Ленинграде. Настроение у ребят было бодрое: такое приключение вместо строевой, физической и всей прочей муштры!

Одним из этих ребят был мой папа. На вокзале он должен был чувствовать себя вполне уютно и даже уверенно, ведь именно отсюда ходили поезда в любимый с детства Сестрорецк. Теперь, возможно, на улицах Сестрорецка рвутся снаряды…

Студента Аркадия Иоффе лишь пару недель назад призвали в ряды Красной Армии. Он уже знал, что будет прожектористом, но, по закону, солдатом ещё не стал — петлицы на шинелях у будущих властителей ночного неба пока чисты. Видимо, эмблемы получат лишь после принятия присяги, и произойдёт это накануне новогодних праздников, 31 декабря. Тогда и станут эти ребята настоящими бойцами.

Если бы не сохранившиеся у папы фотографии, запечатлевшие участников массовки рядом с исполнительницами главных ролей, многие из которых были их ровесницами, ничего я об этом фильме не узнал бы. Теперь посмотрел его в интернете. Одеты все одинаково: шинели, пилотки или будёновки, через плечо противогаз. У актрис-медсестёр, правда, ещё рюкзачки за плечами — собрались в дорогу, на фронт.

На обороте фотографий помечено: «К-ф Фронт. подруги. ХII 1939 г.». На первом снимке: слева, в пилотке — рядовой Иоффе, в центре — «дружинница Шура». Вернее, Шурой она будет в фильме, а пока она — актриса Екатерина Мелентьева, известная собеседникам на фотографии по роли медсестры Фроси Мухиной из фильма Эраста Гарина и Хеси Локшиной «Доктор Калюжный», поставленного по сценарию Юрия Германа. Теперь мы знаем её как Екатерину Михайловну Мелентьеву-Боярскую, жену актёра Сергея Боярского и маму Михаила Боярского. Кстати, с сыном она снялась однажды, в 1979 году, в сериале «Д’Артаньян и три мушкетёра» — в эпизодической роли женщины, которая бросала тесто в гнавшихся за главным героем гвардейцев кардинала.

О жизни и творчестве Мелентьевой-Боярской узнать несложно. Достаточно открыть книгу об актёрской династии Боярских, написанную театроведом Екатериной Боярской, которая называет себя дочерью Козлевича (Николая Боярского) и двоюродной сестрой Д’Артаньяна. К этой книге и отсылаю заинтересованного читателя.

А пока предлагаю обратить внимание на следующий снимок. Вторая слева на нём вновь Мелентьева, а первая справа — девушка из массовки, получившая в фильме одну из главных ролей (дружинницы Чижика), — Ольга Федорина. О ней широкой публике известно, к сожалению, мало, а точнее — ничего неизвестно. По бескрайним просторам интернета кочует лишь одна и та же короткая биография артистки.

Но вот газета «Кузбасс» от 5 марта 2015 года с очерком о Федориной. Именно из Кузбасса, из Кемерово, она приехала в Ленинград учиться на врача. Но случайно наткнулась на объявление: киностудии «Ленфильм» требуются девушки в возрасте от 17 до 22 лет для массовых съёмок. Пришла пробоваться в массовку, а получила роль!

Снявшись во «Фронтовых подругах», осенью 1940 года Ольга Федорина поступила в 1-й Ленинградский медицинский институт. Первый курс окончила как раз в те дни, когда фильм выходил на экраны. А уже через месяц началась война, и роль, которую она играла в кино, стала её жизнью. Окончив курсы санинструкторов, Ольга уже в августе 1941-го приняла боевое крещение. Прошла всю войну, получила пять наград. И не раз, склоняясь над раненым бойцом, слышала: «Это ты, Чижик?»…

Врачом Ольга Павловна Федорина так и не стала. Наверное, все военные годы вспоминала она фильм, на съёмки которого попала случайно. И после войны окончила Одесское театральное училище, а потом долгие годы работала в Симферополе, в Крымском академическом русском драматическом театре имени Максима Горького.

Но всё это будет потом, пока же на платформе Финляндского вокзала идут съёмки…

Стоп! А может быть — и не Финляндского? Это же кино. А в кино лето снимают зимой, зиму — летом, для сцен в каком-нибудь северном море вполне подходит обычный бассейн с кусками пенопласта вместо льдин.

В очередной раз нахожу в интернете фильм, прокручиваю начало до сцены на вокзале. Вот платформа, множество военных, строй сандружинниц, лирическая сцена прощания главных героев и, наконец, снятые с высокой точки, с перспективой уходящих путей, кадры отхода поезда. Сравниваю со старыми фотографиями. Нет, не похоже.

Собственно, по «киношной» логике, если войска отправляются на войну с Финляндского вокзала, то снимать это надо, например, на Балтийском. Причём выбор Балтийского был бы куда логичнее.

Напротив, за Обводным каналом, если перейти его по Ново-Петергофскому мосту и выйти на Лермонтовский проспект — растянувшееся метров на двести жёлтое трёхэтажное здание под номером 54, построенное в 1822–1825 годах архитектором А.Е. Штаубертом. В нём вплоть до 1917 года располагалось Николаевское кавалерийское училище. Здесь же находилась Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, в которой учился Михаил Лермонтов и из которой в 1834 году он был выпущен корнетом в лейб-гвардии гусарский полк. После Октябрьской революции хозяином здания по-прежнему оставалось военное ведомство. Здесь в 1920-е — начале 1930-х годов квартировала Борисоглебская кавалерийская школа, а с 1932-го располагался 2-й зенитно-прожекторный полк, тот самый, куда моего папу привезли с призывного пункта военкомата. Тот самый, солдаты которого участвовали в съёмках фильма «Фронтовые подруги».

В общем, чтобы заполнить перрон Балтийского вокзала военной массовкой, надо было лишь построить солдат полка и совершить 300-метровый марш-бросок через Обводный канал…

Судьба «Фронтовых подруг», снятых Виктором Эйсымонтом, на киностудии «Ленфильм», оказалась не совсем обычной. Картина, рассказывающая о работе прифронтового госпиталя во время советско-финляндской войны, вышла на экраны в мае 1941 года и не успела обрести массового зрителя. Хотя и не прошла незамеченной — в 1942 году несколько участников съёмочной группы были удостоены Сталинской премии.

В майском, 1941 года, номере журнала «Санитарная оборона» были опубликованы фотографии с кадрами из фильма, а также тексты прозвучавших в нём песен с нотами (музыка Виссариона Шебалина, слова Сергея Михалкова и Натальи Кончаловской). В середине июня того же года на фильм откликнулся журнал «Работница». Корреспондент журнала отметила, что создателям «Фронтовых подруг» хватило художественного вкуса, чтобы «избежать как грубого натурализма, так и слащавой сентиментальности». Отдельно была выделена работа Зои Фёдоровой. По словам автора рецензии, актриса сумела выстроить рисунок роли «мягко, без нажима», продемонстрировав убедительную игру и в лирических сценах, и в боевых эпизодах.

В другой рецензии, вышедшей через тридцать лет после выпуска «Фронтовых подруг», обращалось внимание на несовершенство сценария, авторы которого были далеки от реальных военных событий, а потому конструировали фабулу «по ремесленным правилам сюжетосложения». И тем не менее: «По чуткому ощущению предгрозовой атмосферы и по своим явным актёрским достоинствам картина могла бы рассчитывать на самый широкий успех. Но она появилась на экранах за месяц до начала Великой Отечественной войны, и, разумеется, это обстоятельство значительно приглушило зрительский резонанс»

Сергей Михалков, рассказывая о полученной за «Фронтовых подруг» Сталинской премии, вспоминал: было ощущение, что выдана «охранная грамота» — «теперь уже не посадят».

Сталинской премии второй степени были также удостоены режиссёр Виктор Эйсымонт, соавтор сценария (посмертно) Михаил Розенберг, оператор Владимир Рапопорт и актриса Зоя Фёдорова — исполнительница роли Наташи Матвеевой. Однако Зою Фёдорову вскоре после Победы всё-таки посадили — «за шпионаж», который выразился в попытке выйти замуж за американского офицера. И Сталинская премия её не спасла.

(Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru)


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

8 + шестнадцать =