Этот безумный, безумный ковидный мир!

Марианна Баконина
Декабрь15/ 2020

Пандемия породила немало тайн и загадок. Вот всего одна из них: почему в Москве и Петербурге, двух самых коронавирусных городах, власти принимают столь разные противоэпидемические меры?

Московское метро конца 2020 года. В масках девять из десяти пассажиров. В разгар разгула столичных QR-кодов и прогулок по расписанию хорошо, если каждый второй в метро был в маске. Что изменилось? Что заставило москвичей спрятать личики? Разъяснительные меры или неумолимые контролёры? Подругу дочери намедни оштрафовали за отсутствие перчаток, маска на ней была. Пяти тысяч рублей ужасно жалко, тем более гигиенический смысл перчаток ещё менее понятен, чем польза тотального «омасочивания».
Уже не кажется странной разделительная разметка в вагонах и на перронах. Её стараются соблюдать, по мере возможности и сил. Но если все разрешённые разметкой места заняты, пассажиры садятся на помеченные запретительными кругами. Это разумно. В конце концов, кто сказал, что вирус разлетается в стороны, а не строго по прямой? Вот в Сбербанке считают, что «боковое» инфицирование невозможно, поэтому дистанцию для стоящих в очереди нарисовали, а банкоматы раздвигать не стали, они в отделениях банках по-прежнему стоят тесно. Да и на эскалаторах даже не в час пик затруднительно соблюдать требуемую полутораметровую дистанцию.
От усевшегося рядом пассажира остро пахнет лекарствами. Хорошо, что чую это через маску, обоняние не утрачено. Но сердце тревожно сжимается — от чего этот человек так усердно лечится? Запах лекарств преследует и в вестибюле, и в подземном переходе. Становится совсем страшно. Что-то многовато больных на душу пассажирского населения.
Краем глаза вижу в углу автомат с надписью «антисептик», запах становится сильнее, а на душе спокойнее — эти источающие ароматы больницы граждане не лечатся, а усиленно дезинфицируются. Как горько шутят владельцы магазинов в Нью-Йорке — «Мародеры и поджигатели! Используйте санитайзеры для рук. Спасибо за понимание!» А что остается, после коронавирусной паники с погромами?.
На Ленинградском вокзале процент публики в масках существенно выше, чем в конце июня, но сама публика наличествует. В начале апреля вокзалы, с которых отправляются поезда, курсирующие между двумя столицами, превратились в пустыню, а «Сапсаны» были заполнены едва на четверть. Сейчас полным-полна коробочка, правило шахматной рассадки на пассажиров поездов и самолетов, видимо, не распространяется. Чай, не театры с концертами, где вирус, надо понимать, бесчинствуют с куда большей силой.
Российские железные дороги уже наладили карантинный ритуал. Вежливые стюардессы разносят маски и влажные спиртовые салфетки, измеряют пассажирам температуру. В апреле, когда страну посадили по домам, ничего подобного в «Сапсанах» не было. Были только информационные таблицы в кармашках кресел и тревожный голос в динамике, рекомендующий оповестить персонал в случае резкого ухудшения здоровья. Этот совет дают пассажирам и сейчас.
Но в целом никакой паники, хотя цифры заболевших и умерших в Москве и особенно в Петербурге несопоставимы с весенними, когда всех рассадили по домам, а скверы и парки были перетянуты бело-красными лентами, как место преступления. Видимо, все уже привыкли к уханьскому злу, о котором по-прежнему так мало известно. Оттого, наверное, и меры властей кажутся хаотичными, невнятными.
В Петербурге прикрыли фуд-корты. В Москве — нет. Почему? Шанс подхватить вирус в лифте торгово-развлекательного центра ниже, чем за столиком со снедью? В Петербурге на новогодние каникулы закроют почти всё — театры, музеи, кинотеатры, концертные залы, детские елки. На пять самых новогодних дней — с 30 декабря по 3 января — запретят работать барам, кафе и ресторанам. Потом они могут открыться, но работать только до семи вечера.
Почему? Есть научно доказанные данные, что вирус активизируется по ночам? В какое именно время? Сейчас общепит работает до 23.00, и активисты карантинного «Сопротивления» бьются за возврат ночного обслуживания. Бойцов «Сопротивления» подавляют силами полиции и Следственного комитета. Иногда приходится пускать в ход дубинки. Может, лучше объяснить откуда такие временные рамки? Почему китайский вирус именно в Петербурге особенно лютует в ночные часы? Перед Новым Годом и сразу после он будет косить всех вокруг круглосуточно, а после третьего января начнёт свирепствовать ещё и по вечерам? До 19.00 будет белым и пушистым, а потом вдруг станет агрессивным и непредсказуемым? Вот и приходится городским властям в благорасположении своём закрывать всё подряд, чтобы «снизить заболеваемость при личных контактах».
У властей есть какие-то секретные исследования относительно контагиозности SARS-CoV2 в разное время суток? Так покажите–расскажите. Если исследование убедительное, мы поверим, и не надо будет класть носом в пол нарушителей, которые искренне не понимают, почему коронавирусные риски пребывания в баре или ресторане резко возрастают после семи часов вечера или после двадцати трёх.
Вот датские ученые опубликовали исследование про маски. Участвовали шесть тысяч человек. Половина из них два месяца просто соблюдала социальную дистанцию и дисциплинированно мыла руки, а вторая половина вдобавок носила маски везде, где предписано антиковидными правилами. Все пребывали вне безопасного дома не менее трёх часов в день. В итоге число подхвативших COVID-19 оказалось примерно одинаковым, разница в пользу «масочников» составила три десятых процента, меньше статистической погрешности…
Вот такие чудеса в Датском королевстве. Почему бы их не учесть при разработке антивирусных мероприятий в будущем году, который, надеюсь, будет не таким странным и безумным. Без тотальных карантинов и прочей антисептично-масочно-перчаточной истерии и коронавирусных игрушек.
С трудом поверила своим глазам, но европейские производители уже наводнили рынок актуальной коронакризисной продукцией — куклы в масках, наборы «антиковидный доктор» (ребёнок может взять у куклы тест на коронавирус и в случае позитивного результата начать лечение)… Безумный, безумный, безумный год.
Утешает одно — человечество все это уже проходило, как минимум единожды. Сто лет назад, когда бушевала «испанка», болезнь куда более грозная, чем уханьский коронавирус. Тогда всё было точно так же: маски, карантины, истерика… Лечить «испанку» не научились, вакцину не придумали. Она сама ушла, точнее преобразилась в сезонный грипп, с которым мы с той поры сосуществуем и неплохо себя чувствуем, хотя грипп тоже убивает…

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

три × один =