Будущее. Неужели наши дети всю жизнь будут школярами?

Сергей Ачильдиев
Январь06/ 2021

Кем станут нынешние школьники через 10-20-30 лет? Как им строить своё будущее, если их профессия может исчезнуть? С этими вопросами люди столкнутся скорее, чем им кажется.

Куды бедному хирургу податься?

Эх, хорошо было бабушкам-дедушкам сегодняшних старшеклассников! Раньше в отрочестве каждый мог мечтать о будущей профессии во всех подробностях.

Хочешь быть врачом? — Сходил в поликлинику, в больницу, посоветовался со знакомым доктором. Задумал стать адвокатом? — Посидел на заседании районного суда, посмотрел, что такое адвокат в конкретном деле. Решил стать таксистом? — Расспросил, у кого из ребят в классе папа, дядя, старший брат работает по этой специальности, и узнал у него, каково это долгую смену крутить баранку…

А в наше время? Мечтай — не мечтай, смотри — не смотри, узнавай — не узнавай,  всё равно на деле выйдет всё совсем не так.

Представьте себе такой сюжет: нынешний выпускник медицинского вуза через полтора десятка лет становится прекрасным практикующим хирургом, отличным профессионалом, но тут выясняется, что ни в одной клинике Москвы и Петербурга его знания и руки уже не нужны, даже самые сложные операции отныне делают роботы. Можно поехать, например, в какую-нибудь районную больницу Брянской, Омской или Челябинской области, но там эти роботы тоже появятся, через пять лет. Что делать?!..

И это не выдумки. Поверьте, так и будет. Может, только не через 15, а, скажем, через 20 или 25 лет.

Двое оксфордских исследователей Карл Бенедикт Фрей и Майкл А. Осборн ещё в 2013 году подсчитали, что «в США в зоне высокого риска находится  47 процентов профессий» [6. С. 381].

Если вы снова не верите, оглянитесь вокруг — сколько профессий, которые ещё не так давно были массовыми, исчезли на наших глазах! Продавец гастронома, который взвешивает вам триста граммов колбаски, двести сыра и столько же сливочного масла, — теперь огромная редкость. Ателье по ремонту бытовой техники не найти днём с огнём. А уж фотоателье, в которых проявляли фотоплёнки и печатали фотографии, — вообще остались только в памяти старших поколений. Нигде не требуются больше чертёжники, машинистки, телефонистки, типографские наборщики…

РБК констатирует: 85 процентов видов деятельности, которые всего через 10 лет  будут выполнять сегодняшние школьники, ещё не только не существуют, но даже не имеют названий [1. С. 25].

Короче, перед сегодняшней молодёжью сплошная VUCA — нестабильность (Volatility), неопределённость (Uncertainty), сложность (Complexity) и неоднозначность (Ambiguity). Этот термин ввели двое американских специалистов — Уоррен Беннис и Берт Нанус. И было это в 1987 году, когда в мире уже отчётливо проявились тенденции развития информационного общества [5. С. 28].

 

Новая формула жизни

С древнейших времён у всякого, кто чему-то учился и чему-то выучился, жизненная схема была проста: «одна жизнь = одно образование = одна профессия = одна карьера». До самого недавнего времени так жило подавляющее большинство людей. Многие нынешние бабушки-дедушки и сегодня с гордостью объявляют своим внукам: «Я всю жизнь проработал(а) на родном заводе!»

Теперь такого уже нет и не будет. Теперь, объясняет проректор по развитию и координации Московской школы управления «Сколково» Светлана Миронюк, формула занятости принципиально иная: «одна жизнь = непрерывное образование + саморазвитие = несколько профессий + новые компетенции = несколько карьер с множеством развилок» [4. С. 18].

В общем, человечество вступило в новую эру. И чем больше людей это скорее поймут, тем для них же лучше.

Что конкретно, как считают специалисты, должен понять нынешний молодой человек?

Во-первых, твоя учёба — это не для преподавателей, не для родителей, не для аттестата зрелости (диплома) и не для начальства (если речь о дополнительном образовании). Это твоё личное дело, и оно в твоей жизни такое же важное, как любовь, женитьба, семья, рождение и воспитание детей.

Во-вторых, твоими важнейшими личными качествами должны стать творческое начало и инициативность. Это означает, что учиться ты будешь — причём не только в школе и вузе, а каждый день, до глубокой старости — не потому, что так надо, но потому, что тебе это интересно, и ты знаешь, что такое счастье открытий, и по-другому просто не умеешь.

И, наконец, в-третьих, одним из самых главных твоих открытий станет понимание того, что та самая VUCA — не препятствие, а средство, чтобы успешно строить профессиональную карьеру. Это как сёрфинг — можно бояться огромной волны, а можно её оседлать и мчать по жизни с чувством победителя. Более того, если сорвался — ничего страшного, лови другую волну, а за ней третью и так далее.  Получив за жизнь несколько профессий, ты ощутишь себя богаче и поймёшь, что она была очень интересной.

 

А обычного человека не забыли?

Повторяю: так считают самые продвинутые специалисты, занимающиеся проблемами будущего в сфере образования, рынка труда и психологии лидерства.

И у них имеются железобетонные аргументы. Наступающая модернизационная цивилизация — это перманентно обновляющиеся технологии, которые постоянно влекут за собой кардинальные социальные, культурные, этические перемены. К тому же экономика этой новой цивилизации — уже не ресурсно-индустриальная, как было в ХХ веке, а креативная, и специалисты ей требуются креативные, постоянно обновляющие свои знания, чтобы выдавать новые идеи.

…Всё чётко и ясно. Но когда пытаешься представить себе такого сёрфера — неизменно креативного, до глубокой старости беззаветно влюблённого в учёбу, во всех смыслах успешного и каждый день радостного, — видишь перед собой этакого суперменистого, никогда не унывающего трудягу, у которого всегда всё хорошо… Наверное, такими могут быть не люди, а роботы, но если всё-таки люди, то в воображении Томаса Мора или Николая Чернышевского.

Тем не менее, допустим, такая генерация и вправду появится. (Некоторые утверждают, что она уже есть.) Немногочисленная, но всё же вполне реальная. Допустим…

Ну, а все прочие-то как? Те, кто не готов учиться и переучиваться всю жизнь,  кто не умеет радоваться новым знаниям и, вообще, не мечтает строить карьеру, пусть даже только профессиональную? С ними чтó прикажете делать? Всех скопом записать в безнадёжные лузеры, социальный отстой?

Сотрудники Массачусетского технологического института, авторы книги «Вторая эра машин» Эрик Бриньолфсон и Эндрю Макафи успокаивают: «…повара, садовники, сантехники, плотники, дантисты и сиделки <тоже> не будут заменены машинами — по крайней мере, в ближайшем будущем. Все эти профессии предполагают большое количество сенсомоторной работы, способности к распознаванию закономерностей и сложной коммуникации» [2. С. 263]. Под словом «машины» авторы имеют в виду роботов с более или менее развитым искусственным интеллектом.

Короче говоря, можно надеяться, что представители всех вышеперечисленных профессий, а также психологи, литераторы, режиссёры, художники тоже будут считаться успешными людьми. Те, кто будет уметь профессионально рождать новые идеи, а также помогать нуждающимся и выполнять работы, не подвластные в обозримом будущем роботизированным системам, — все они тоже смогут рассчитывать на достойное материальное вознаграждение и уважение в обществе. И — заметьте! — имея при этом одно, иногда к тому же всего лишь среднее специальное образование.

Я бы, кроме того, включил в тот же перечень артистов, танцоров, певцов, музыкантов-исполнителей — думаю, всё-таки люди захотят видеть на сцене и в кино не роботов (пусть даже последней модели), а себе подобных.

 

Умение думать и размышлять

В середине прошлого века грамотой  владела лишь половина населения земного шара, а к концу 2010-х годов — уже ⅘ [3. С. 94]. Человечество может себе поаплодировать. Но на овации переходить не стоит, потому что в наше время уметь читать, писать и управляться с некоторыми арифметическими действиями — Средневековье. Тем более, как показывает практика, даже в весьма продвинутых странах окончившие среднюю школу не очень далеко ушли от тех, кто овладел только грамотой.

Хорошо известны данные, полученные сотрудниками Центра экономических исследований Ragnar Frisch (Норвегия): на протяжении минувших четырёх десятилетий каждое новое поколение  теряло в уровне  интеллекта в среднем 7 пунктов по шкале IQ. И это не единственное исследование, давшее аналогичные показатели. Да что там исследования! То же самое вам подтвердят вузовские преподаватели и школьные учителя с большим стажем.

На первый взгляд, парадокс — жизнь становится всё сложнее, образование вроде бы тоже, а знания и способность мыслить у молодёжи снижаются. Как же так?

На самом деле это объяснимо. С одной стороны, желание постигать новое и размышлять блокируется у молодого человека непомерным информационным обвалом. Зачем что-то учить и напрягать мозг, если всё, что надо (и не надо), можно получить в два-три клика? С другой — школа, с её ОГЭ и ЕГЭ, даёт новое как скучную обязанность и не поощряет умение думать, дискутировать и высказывать свою точку зрения. Главное — заучить алгоритм.

Таким образом, бóльшая часть людей ещё смолоду превращается в пользователей. Само по себе это не страшно. Будущее, каким бы оно ни было, не потребует, чтобы каждый второй становился созидателем.

И вообще, проблема, уверен, будет вовсе не в этом. Она — как и в прошлом, а также в настоящем — будет в том, что юзеры слишком часто станут занимать должности, где должен быть именно созидатель — человек, думающий, размышляющий, имеющий своё мнение и умеющий его отстаивать.

 

Литература

  1. Журнал РБК. 2020, № 9
  2. Бриньолфсон Э., Макафи Э. Вторая эра машин. М., 2017
  3. Дитон А. Через тьму к светлому будущему // Через 100 лет: ведущие экономисты предсказывают будущее. М., 2017
  4. Миронюк С. «Одна жизнь=несколько карьер с множеством развилок» // Журнал РБК. 2020, № 9
  5. Себрант А. «Нестабильность порождает новые возможности» // Журнал РБК. 2020, № 9
  6. Харари Ю.Н. Homo Deus. Краткая история будущего. М., 2019


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

шесть − один =