Как угодить духам?

Марианна Баконина
Январь05/ 2021

Здесь вода сливается с небом, а скалы перетекают в песок. Священные сэргэ вырастают из-под земли сами собой. Здесь древний шаманизм — живая традиция. Это — Ольхон, друзья мои!

Ольхон — самый большой и единственный обитаемый остров Байкала. Этот остров издревле считали местом силы. Люди здесь поселились много тысяч лет назад, и тогда же появились первые святилища. Потому что не надо быть семи пядей во лбу, чтобы, выйдя на мыс Бурхан к скале Шаманке, уразуметь — уж если где и спустился с Неба на Землю Хан-Хото Бабай, посланный на Землю высшими богами, тенгриями, так это именно здесь. Если где и поселился в образе орла-беркута его сын и первый в истории человечества шаман Хан-Хубуу Нойон, — так тоже здесь.

А как иначе, ведь здесь самое подходящее место!

Среди этих суровых скал, зыбучих песков и елово-сосновых рощ любой человек осознаёт… нет, даже не осознаёт, а кожей, ушами, глазами приходит к пониманию — весь мир одухотворён, и у всего, что вокруг нас, есть душа или дух. Всё, что нас окружает — леса, поля, горы, реки, озёра, деревья и камни, — все они одушевлены. Эти невидимые нам духи обязательно помогут человеку. Надо только правильно их попросить. Но могут и навредить, если о духах забывают, случайно или намеренно их оскорбляют и унижают.

Для правильного общения с духами и нужны шаманы, люди, обладающие таким же даром, что и живущий в пещерах Шаманки в образе орла Хан-Хубуу Нойон. Он первым получил шаманский дар от высших божеств-тенгриев. Так в незапамятные времена родился шаманизм, самая древняя человеческая религия, которая жива до сих пор и будет жить вечно.

По преданию, сюда, на Ольхон, в ХIII и ХV веках переселялись самые упрямые шаманисты и самые опытные шаманы — все те, кто не желал переходить в ислам, как это делали в Золотой Орде, или становиться буддистами, как призывал воцарившийся в Китае Хубилай, внук Чингисхана.

Характер у местных жителей и вправду решительный, неуживчивый, строптивый.

— Это вы сами вязали? — интересуюсь у бабушки, торгующей вязаными шапками.

Другая бы согласилась: мол, а как же, ручная работа, потому как хэнд-мейд ныне в цене. Но нет:

— Ещё чего! Буду я вязать! Монгольская машинная вязка! Верблюжья шерсть!

Водитель разбитого «уазика», единственного транспортного средства, способного одолеть здешнее бездорожье, он же по совместительству гид, подчёркнуто немногословен:

— Вот, смотрите, впереди скала. Видите, Лев. А вот там, справа — Черепаха.

Суров, немногословен. И верно, чего рассусоливать?

Едем дальше. Мыс Саган-Хушун. Красота неописуемая. Дух захватывает. Гид по-прежнему суров:

— Скала Три брата. Ослушались своего отца-шамана, окаменели.

Поучительная история. Сразу веришь. Отца-шамана надо слушаться.

На вопрос о том, сколько на острове коров (а их тут кажется великое множество, гуляют по всему острову на свободном выпасе), отвечает предельно честно:

— Не знаю. Но меньше, чем раньше. Сам восемь коров держал. Потом снёс коровник.

— Почему?

— Домики поставил для туристов. С коровами труднее. Их любить надо, ухаживать за ними. Никуда не уедешь.

Разумеется, с туристами проще. Они сами о себе позаботятся.

Следующая остановка — скала Любви. Действительно, очертаниями похожа на большое сердце. Сюда шаманы рекомендуют приходить с дарами для духов и за детьми. На левой половине скалы — просят девочек, на правой — мальчиков. Не левой стороне подношений в виде конфет, монет и ритуальных ленточек — заала — явно больше. Удивляюсь вслух. Вмешивается другой гид, помоложе нашего:

— Я сам сюда за девочкой приходил, после двух парней!

Тогда всё ясно, мальчики у местных суровых мужчин получаются сами собой, а вот ради дочки надо как следует умаслить местных духов. И умасливают. Успешно.

Духи всего сущего любят, когда с ними обращаются почтительно. И здесь это умеют.

 

Здесь куда ни глянешь, видишь сэргэ — ритуальные столбы или деревья, которые связывают мир верхний, где обитают тенгрии, мир людей и мир нижний, где живут злые духи.

 

Вообще-то, сэргэ по-бурятски — коновязь, столб к которому привязывают лошадей возле юрты. Но уже тысячи лет сэргэ — больше, чем коновязь. Это символ обители, и неважно кто-то там обитает — люди или духи. Сэргэ нельзя выкапывать, срубать, сжигать или уничтожать любым другим способом, пока он сам не исчезнет. По воле высших сил. На сэргэ надо повязывать платки, шарфы и ленты — заала, чтобы напомнить духам о своих просьбах и молитвах. Здесь верят, что бесконечный на острове ветер раскачивает ткань и доносит написанное до небес. Даже если человек уже давно ушёл от столбов и занят другими делами, духи его услышат.

А возникают сэргэ по воле людей. Прямо сейчас. Вольно или невольно.

Вот группка туристов вдруг решила, что ленточки будут хорошо смотреться на дереве в конце дорожки. На ветру затрепетало с десяток лент. Через неделю их уже сотни. Через месяц — тысячи… Духи Ольхона слышат их… Так говорят местные шаманы… А шаманы знают дорогу к духам…

Особенно здесь, на Ольхоне, где одухотворение природы не атавизм или пережиток старины, а живая традиция. Актуальная как никогда, особенно на фоне глобальной озабоченности относительно климата и охраны окружающей среды. Нельзя обижать реки, моря, озёра, камни, горы, пески, цветы и зверьё с птицами. Людей нельзя обижать. Это становится так очевидно в краю шаманов.

Не верите? Проверьте! Здесь на Ольхоне, рядом с девятой святыней шаманской Азии.

Фото автора. 


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

пятнадцать − 11 =