Ольга Мигунова: «Я пять лет работала с Вольфом Мессингом»

Григорий Иоффе
Январь15/ 2021

Год назад на Первом канале с успехом прошла премьера телесериала «Ученица Мессинга».  На сей раз знаменитый маг выступил в роли Пигмалиона, создавшего свою Галатею — Ольгу Мигунову.

 

Повторят ли прошлогодний показ в этом январе, не знаю. Но одно могу сказать с полной уверенностью: ученица Вольфа Мессинга — реальный человек. И тоже уникальный.

 

Сколько всего накапливается у нас за долгие годы! Самый хороший повод избавиться от лишних вещей — Новый год. Все срочные дела вроде уже переделаны, время есть… Так на днях я наткнулся на один из своих старых колымско-чукотских журналистских блокнотов. А там запись: «Встреча с О. Мигуновой».

И сразу вспомнил её улыбающееся, открытое лицо, на котором не было ни тени усталости. А ведь гастрольный тур по городам и посёлкам Колымской трассы, включавший в себя свыше полусотни концертов, уже подходил к концу. И на каждом выступлении — я видел это сам — она творила чудеса, работая долго и с полной самоотдачей. Публика неизменно была в удивлении и восхищении.

— Ольга Петровна, — спросил я, — это правда, что вы единственная в мире женщина-гипнотизёр, выступающая на эстраде?

— Увы, да. У нас в Советском Союзе выступают пять мужчин и одна женщина — Ольга Мигунова.

— Но почему «увы»?

— Женщине всегда трудно осваивать мужскую профессию. Возникает масса дополнительных сложностей. Зритель ждёт тебя совсем другой, с этаким огромным носом, дикими глазами. Посадишь его на сцене, а он вместо того, чтобы настраиваться на работу, тебя разглядывает… К тому же я много езжу. Семь месяцев в году в разъездах и только пять с семьёй. При этом не делаю разницы между столичными, заграничными залами и сельскими клубами, где 75 мест, а набивается человек 300.

…Она с детства мечтала стать художницей. Но, когда ей было шестнадцать лет, впервые попала на выступление Вольфа Мессинга. Назавтра пришла снова. И тут…

— …И тут он мне мысленно посылает сигнал: завтра в 10 часов быть у него в 706-м номере гостиницы «Россия». Утром выхожу на улицу, сажусь в метро, делаю какие-то пересадки, прихожу в гостиницу, поднимаюсь в номер, стучу, открывается дверь — Мессинг! Он всё про меня знал. «У вас, — говорит, — врождённые способности, но нет техники. Вам надо учиться, а мне нужна ученица» Я сказала, что артисткой быть не собираюсь, нет у меня таких планов. Он ответил, что у меня впереди два месяца, есть время подумать.

Вернувшись домой, она рассказала всё родителям. Они были люди далеко не легкомысленные: папа — командир полка, мама — школьная учительница.

— Такие артистки, как ты, у меня в каждом классе, — сказала мама.

А через два месяца папа вдруг говорит:

— Не пора ли тебе ехать?

Она уже училась в институте на художника-графика. Но сразу перевелась на заочное и поехала к Мессингу.

— И он стал меня учить, — продолжала рассказ Ольга Петровна. — Это была каждодневная учёба, каторжные тренировки, отработка молниеносной техники. Когда я сильно уставала, он садился за рояль и играл. Через три месяца я уже стала его ученицей — делала два опыта в программе. Через полгода стали работать в паре, и потом пять лет работали рука об руку… Таких людей больше не будет. Он для меня кумир! Он дал мне возможность широко посмотреть на жизнь…

— Значит, Мессинг нашёл у вас какие-то особые данные? — спросил я.

— Да, но их одних оказалось мало. Тут всё дело в биотоках. Они есть у всех, но в разном, так сказать, количестве. Мои биотоки поглощают ваши, и вы слушаете мои команды. Это строится на научной основе, на той же самой, какая лежит и в основе работы врача-гипнотизёра.

— А чего больше в ваших выступлениях — науки или искусства? Вот начинается очередной сеанс, поднимаются на сцену добровольцы. По какому принципу вы их отбираете?

— По темпераменту. Флегматик и мне, и зрителям менее интересен, чем, скажем, холерик.

— Итак, сеанс начался. Человек на сцене выполняет ваши команды. Насколько проявляется при этом его личность? Или вы внушаете ему, что отвечать?

— Нет, в человеке проявляются его характер, его индивидуальность. Вот в сцене базара девушка говорит: «У меня ягода, а продавать не умею…» Кстати, под гипнозом нередко раскрывается талант. Однажды 12‑летний мальчик пел голосом необыкновенной чистоты. Ему обязательно надо учиться. Я так надеялась, что он снова придёт на концерт, чтобы поговорить с ним, с его родителями. Но, к сожалению, больше я его не видела.

— А не приходят к вам испытуемые после выступлений с претензиями? Мол, опозорили меня на весь свет!

— В нашей профессии существуют свои этические нормы, которые я никогда не переступаю, а потому и конфликтов, как правило, не бывает. Кроме того, я стараюсь выдерживать определённый эстетический уровень. Всё на сцене должно делаться красиво! Вот убаюкивание ребёнка. Кое-кто из гипнотизёров предлагает испытуемым качать свой собственный башмак. Зачем, когда можно качать собственную руку? Или предлагается номер «цирк». Один пациент — дрессировщик, другой — тигр. Я против такого «цирка», против любого унижения зрителя.

— Пользуетесь ли вы своим уникальным умением в жизни?

— Нет. Это опять же вопрос этики. Да мы и права на это не имеем. И неинтересно это. Иногда слышишь: «Тебе что, загипнотизировала мужа — и довольна» Глупо. Да и кому нужна, скажите пожалуйста, такая любовь?

— На ваши выступления толпами валят дети. Кроме того, для них вы даёте специальные концерты. Есть ли разница в работе с детьми и взрослыми?

— У ребёнка меньше жизненного опыта, зато больше фантазии, он работает без оглядки, не закрепощён. Спрашиваю: «Ты что делаешь?» — «Стираю» — «Что стираешь?» — «Пельмень» — «Разве его стирают?» — «Так я ж его уронил!..» Иногда в такие минуты сама буквально перевоплощаюсь в зрителя, смеюсь вместе со всеми.

— Как сказываются на психике испытуемых последствия пребывания на сцене? Не вредно ли это, и прежде всего — детям?

— Напротив. Сеанс даёт хорошее самочувствие, бодрость, отличное настроение, ощущение после него такое, будто проснулся ясным солнечным утром.

…Я был на концерте Мигуновой, который в тот день был уже третьим. Поинтересовался, откуда столько сил, как она снимает нервное и физическое напряжение.

Оказалось, помогает аутотренинг. Хорошим гипнотизёром могут стать очень немногие, но освоить самовнушение, по мнению моей собеседницы, способен и должен каждый:

— В нём кроется немалый резерв для повышения эффективности любого труда.

…Есть в блокноте ещё две записи беседы с Ольгой Мигуновой.

Первая о том, что, имея такие способности, не жалеет ли она, что не стала врачом.

— Жалею и мечтаю об этом! Но Мессинг как-то сказал: если ты встанешь на путь артиста, то уже не сможешь уйти со сцены. Он был прав! Кто познал сцену…

— И вы, значит, людей не лечите? — не удержался я.

— Почему же, лечу. Например, головные боли, заикание… И всегда с удовольствием помогаю врачам, когда ко мне обращаются за помощью или консультацией…

Так это было тогда, в феврале 1985-го. А теперь, насколько я знаю, Мигунова — доктор медицинских наук. Она работала с Вольфом Мессингом пять лет. Потом на протяжении 35 лет дала свыше пяти тысяч концертов. Окончила медицинский вуз и открыла свой медицинский центр.

Ещё одна запись  в блокноте — сожаления моей собеседницы о том, что её учитель не оставил никаких записей.

— К великому огорчению, — сказала Ольга Мигунова, — Вольф Григорьевич не написал ни мемуаров, ни хотя бы заметок о своём огромном жизненным и профессиональном опыте.

Остались только легенды. О том, как он предсказывал будущее, как проходил без пропуска к Берии и Сталину, как мог легко манипулировать людьми… Да, он многое мог, но очень многого не мог себе позволить. Небесный дар был дан ему вместе с чувством собственного достоинства и десятью заповедями, исключающими такие понятия, как подлость и предательство.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

13 + 1 =