Возвращать ли Дзержинского на Лубянку?

Сергей Ачильдиев
Февраль24/ 2021

Одно из громких событий этих дней — предложение вернуть на Лубянскую площадь монумент создателю ВЧК. Похоже, авторы этой инициативы даже не представляют себе, насколько это опасно.

С призывом вновь установить памятник Феликсу Дзержинскому на одной из главных площадей Москвы выступили мастера письменного и устного слова — Игорь Молотов, Захар Прилепин, Александр Проханов, Дмитрий Пучков, Леся Рябцева…

В августе 1991 года после победы над ГКЧП, на волне всеобщей эйфории, собравшийся на Лубянке народ едва не скинул железного Феликса с высокого постамента на асфальт. Это была плохая затея: вес скульптуры — 11 тонн, а рядом под землёй — метро. К счастью, монумент всё же удалось аккуратно снять и увезти от греха подальше. Сейчас он стоит в столичном парке искусств «Музион».

С тех пор «светлая» идея вернуть монумент на прежнее место возникала с методичной регулярностью. В 1998-м её выдвинули «левые», в том числе известный деятель Аграрной партии Николай Харитонов. В 2002-м — мэр Юрий Лужков. В 2015-м — КПРФ. Совсем недавно, в декабре прошлого года, — организация «Офицеры России»… И всякий раз очередная инициатива заканчивалась ничем.

Сторонники второго пришествия бронзового Дзержинского на Лубянку, конечно же, всегда оперировали такими понятиями, как «это наша история», «основатель ВЧК — крупнейший деятель нашего прошлого», «необходимо восстановление исторической справедливости» и т.п. Однако в отечественной истории было много чего выдающегося, в том числе деятелей, да и великое множество фактов требует восстановления исторической справедливости… Так почему же именно Дзержинский?

На мой взгляд, самое загадочное объяснение дал блогер Пучков (Goblin) (цитирую по «Газете.ру»):

— Эдмундыча надо вернуть на место, пусть стоит в назидание всем. И тем, кто его валил, и тем, кто ставил.

Ну, про тех, кто валил, я уже сказал. А вот вкратце история про тех, кто ставил, она ещё интереснее.

Дзержинский умер в 1926-м от сердечного приступа. Ему не успело исполниться 49 лет. Вслед затем имя пламенного большевика присваивали городам и посёлкам, колхозам и заводам, улицам и площадям, паровозам и фотоаппаратам… Даже один из арифмометров получил имя Дзержинского.

Но этим, собственно, культ первого чекиста и ограничивался. Дзержинский был не той фигурой, которая требовалась Сталину. У мудрейшего уже имелся достойный предшественник — Ленин, и любой другой был лишним. Тем более Феликс слыл фанатиком идеи, а Сталин таких не любил, особенно во власти. Во власти должны быть фанатики службы, а не фанатики идеи.

Всё изменилось, когда на главную партийно-советскую вахту заступил Никита Хрущёв. Ему понадобился исторический герой, который мог бы своим примером противостоять Сталину. И таким стал Дзержинский — человек-легенда. Здесь пригодилось всё — и фанатичная преданность делу, и «холодная голова, горячее сердце, чистые руки», и «ленинские нормы жизни», «в том числе «революционная законность», за которую боролся «несгибаемый председатель ВЧК».

Именно в хрущёвское десятилетие стали выходить фильмы и книги о Дзержинском, его имя замелькало в советских СМИ, а кабинеты милиционеров и сотрудников госбезопасности, от лейтенантов до высших руководителей обоих ведомств, в обязательном порядке украсил  портрет первого милиционера и первого чекиста.

Тогда же, в декабре 1958-го, площадь Дзержинского увенчал памятник Дзержинскому работы Евгения Вучетича. Характерно, что в открытии монумента участвовал лично Никита Сергеевич.

…И всё-таки: зачем «Офицеры России», Прилепин, Проханов, Пучков и их довольно многочисленные сторонники так хотят вернуть Дзержинского на Лубянку?

Истинный ответ, думаю, прост — чтобы ещё раз перечеркнуть то, что в 1991-м пытались перечеркнуть ниспровергатели советской власти. Сегодня это в тренде.

Однако проблема не только в трендах.

Почему ни Борис Ельцин, ни Владимир Путин не согласились захоронить, наконец,  тело Ленина по-человечески? Да потому, что российское общество крайне политизировано и это может вызвать никому не нужную напряжённость. По той же причине и Дзержинский до сих пор не вернулся на Лубянку.

Но с Дзержинским всё может оказаться ещё хуже.

Дзержинский для наших дней — крайне опасная фигура. В молодости он был профессиональным революционером, подпольщиком, всех, с кем сталкивался, агитировал против власти, выступал с призывами к вооружённому восстанию, а потом, в октябре 1917-го, стал одним из самых активных участников этого восстания.

Если монумент такому человеку появится на одной из центральных площадей столицы, нынешняя пытливая молодёжь, не дай Бог, в два клика узнает, кто это на самом деле, а потом вдобавок вычитает строчки Маяковского:

Юноше, обдумывающему житьё,

решающему — сделать бы жизнь с кого,

скажу, не задумываясь —

«Делай её с товарища  Дзержинского».

И что тогда?..

Нет уж, лучше не возвращать Дзержинского в центр Москвы. Без него и там, и по всей стране будет спокойнее.

…Александр Проханов убеждён, что поскольку в каждом кабинете сотрудников ФСБ висит портрет Дзержинского, то вернувшийся на площадь монумент основателю ВЧК создаст «завершённый архитектурный и исторический ансамбль». А, может, логичнее завершить этот ансамбль другим памятником — например, императору Александру II?

Этот государь, в отличие от Ленина с Дзержинским, прославился не установлением красного террора, не созданием системы заложничества и не классовым подходом в борьбе со своими врагами, он отменил крепостничество для миллионов крестьян и провёл самые масштабные и успешные в истории России реформы, заложившие основы будущей сильной, процветающей России.

Недаром народ назвал Александра II царём-освободителем.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

четыре + 8 =