Будущее. Кто он, клиповый человек?

Сергей Ачильдиев
Апрель08/ 2021

Расхожее мнение утверждает, что клиповое сознание — это привычка перескакивать с одного на другое, мешающая сосредоточиться на чём-то определённом. Но если бы дело было только в этом!

Что такое хорошо и что такое хуже

Жить стало проще, жить стало веселее.

Теперь, чтобы получить информацию, не к чему идти в библиотеку и рыться в тяжеленных пыльных томах энциклопедий. Достаточно нажать две-три клавиши компьютера.

Чтобы узнать, как себя чувствует старенькая бабушка, не надо тащиться к ней через весь город — можно в любой момент позвонить ей по мобильнику.

Чтобы рассказать живущему где-то далеко другу о новостях своей жизни, не требуется битый час скрипеть пером по бумаге, а ему ждать неделю твоё письмо — к вашим услугам тот же мобильник с моментальными средствами бесплатной видео- и письменной связи…

Здорово? Конечно! Всё так легко и просто.

Однако умники утверждают — легко и просто не всегда означает, что хорошо. И вообще, во всяком положительном явлении обязательно скрывается заряд негатива.

Вот, к примеру, ещё в конце 1950-х Анна Ахматова подметила: «Раньше на богомолье в Сергиев Посад отправлялись за двое суток — на ночь останавливались в Мытищах. Теперь электричка до Загорска идёт полтора часа, но в такой поездке слишком много развлекательного»

Иными словами, мы воспринимаем весь мир в рваном ритме, выхватывая из него отдельные куски. Благодаря современным транспортным средствам и чудо-гаджетам таких кусков много, очень много, и мы знаем о происходящем на Земле неизмеримо больше, чем наши предки. Что опять-таки замечательно. Но вот беда, пропусков между этими кусками ещё больше. Буквально с каждым годом наши знания становятся всё шире, но одновременно всё менее глубокими.

Это своего рода регтайм. Но регтайм хорош в музыке, а не в мировосприятии и мышлении. Рваный информационный ритм смещает понятия.

В результате, например, медийное лицо, которое на самом деле может быть абсолютно заурядным, в нашем восприятии оказывается гораздо более значительным, чем крупный учёный или писатель. Однажды на светском приёме одна дама, представляя Артура Миллера, сказала:

— Познакомьтесь, муж Мерилин Монро.

Великий драматург был вне себя:

— Это не я её муж, а она моя жена!

 

Всё не так безобидно

Многие винят в появлении клипового сознания и, шире, клиповой культуры  компьютер. В действительности клиповые технологии возникли намного раньше, когда ещё не только компьютера, но и слова такого никто слыхом не слыхивал.

Современные словари объясняют английское сlip как «отсечение; вырезку (из газеты); отрывок (из фильма), нарезку». И это, на мой взгляд, очень точное определение, поскольку первыми принципы клипового восприятия начали использовать газеты, которые нарезают тексты, размещая их на своих полосах в нужном порядке, и кинематограф, который стал всемогущим благодаря монтажу кадров.

Если в государстве с тоталитарной идеологией подборка газетных публикаций вместе с иллюстрациями к ним (не говоря уж о темах), а также нарезка кинокадров выстраиваются таким образом, чтобы в зрительском подсознании сформировать нужные образы. Врага и защитника, жертвы и героя, проигравшего и победителя…

Если же такой идеологии нет, газетный редактор и кинорежиссёр выполняют схожие задачи, просто добиваясь максимального воздействия на аудиторию. Вот всего один пример из близкой мне профессии. Когда редакция вынуждена опубликовать опровержение по поводу своей ошибки, такое сообщение обычно завёрстывают в правый нижний угол. Он считается «мёртвым» — подавляющее большинство читателей проглядывает-прочитывает полосу слева направо, начиная с верхнего левого угла. В правый нижний угол читатель добирается в последнюю очередь, если вообще добирается.

Однако теперь, с развитием гаджетов, клиповая болезнь стала, конечно, воистину тотальной.

Обратите внимание, как компонуется подборка новостей, будь то газета или новостной портал. На первые места зачастую попадает беременность модной певички или ДТП с участием известного телеведущего. А землетрясение, унёсшее жизни сотен, тысяч человек, оказывается пятым или даже десятым, потому что картинки землетрясения ещё нет да и произошло оно где-то на краю медийной Ойкумены. Таким образом, важность информации зависит не от социальной значимости случившегося, а от того, что интересно массовому потребителю, то есть человеку, простите за откровенность, с не особо высокими интеллектуальными запросами и социальными интересами.

В итоге у читателя складывается искажённое восприятие действительности, причём с мультипликативным эффектом. При постоянном потреблении такой информационной подачи человек привыкает считать второстепенное важным. Начиная с примитивной информации, он очень скоро перестаёт интересоваться более или менее серьёзным сообщением, даже если оно тоже есть. Сам того не замечая, он впитывает в себя то, что не имеет к нему никакого отношения, и пропускает мимо внимания то, что может касаться его близких и его самого.

Со временем у такого читателя исчезает способность понимать тексты с интеллектуальной нагрузкой, тем более пространные, требующие понимания, анализа, мысленного выстраивания причинно-следственных связей.

Таким образом, человек оказывается в виртуальной реальности. Мало того, что он не способен собрать отдельные части в целостную картину, он не способен к какому-либо осмыслению происходящего вокруг или с ним самим. Кроме того, у него ослабляется потребность к сопереживанию, ведь картинки мелькают так быстро, а текст такой короткий, что это чувство не успевает укорениться. А кто бедно мыслит и скуп в чувствах, у того и речь убогая.

Типичный пример клипового сознания — детскость восприятия окружающего.

— Я эту книгу не читал, но она мне не нравится» (на самом деле не нравится, потому что в ней много страниц).

— Этот фильм такой тягомотный! Рассуждают чего-то, спорят… Ну, я курсор сдвинул в конец, а там — поженились, но так и сидят в старой квартире. Кому нужен этот фильм?

— У меня парень такой прикольный! …Нет, ты не подумай чего, он позитивный.

Сегодняшняя клиповая культура — неотъемлемая часть культуры массовой. Если настоящее искусство существует для того, чтобы, как говорил режиссёр Григорий Козинцев, люди не скотели, то клиповая культура — исключительно для развлечения и остроты примитивных ощущений. Так, при выступлении современного эстрадного певца, нет ни песни, ни пения, вместо них — ритмический грохот электроинструментов и мелькание цветовых всполохов.

Вне всякого сомнения, появление у миллионов людей по всему миру клипового сознания — результат манипуляции человеком. Но попав под это влияние, он сам нередко превращается в автоманипулятора. Вспомните, сколько раз вечером вы, сидя перед телевизором, устало переключаете каналы, от первого к последнему и от последнего к первому. Опять ничего интересного! При этом вам кажется, что после рабочего дня ваш мозг отдыхает. На самом деле он трудится с большей нагрузкой — обрабатывая обрывочную информацию, отдельные куски которой никак не связаны между собой, а потому всякий раз воспринимаются как нечто новое.

Такие же клипоманы долгими часами шарятся по сайтам и социальным сетям.

 

Делайте ваш выбор, господа!

Сегодня принято разделять общество по материальному признаку. Эти — сверхбогатые, эти — просто богатые, эти — средний класс, эти — бедняки.

Но уже в скором будущем материальный признак станет вторичным, уступив первенство интеллекту. Уже сегодня ясно, что превыше всего будут цениться не просто уровень образования, но умение мыслить масштабно, стратегически, рождать новые смыслы.

С одной стороны, такая градация людей на рынке труда и в рейтинге общественного престижа будет продиктована необходимостью создания новых технологий и управления всё более усложняющимся социумом. А с другой — истинных интеллектуалов останется мало, ведь клиповое сознание, как часть массовой культуры, крайне заразна, и устоять перед ней удаётся далеко не всякому, только избранным.

Современный философ Фёдор Гиренок, первым в отечественной науке употребивший термин «клиповое мышление», отметил и принципиальную новизну наступающей цивилизации — она впервые в человеческой истории лишает большинство homo sapiens понятийного сознания, то есть умения логически мыслить и придумывать новое.

Кто-то скажет, что это ужасно. Кто-то — что это закономерно и ничего страшного тут нет, ведь и в прежние времена умников было негусто. Но любые оценки не имеют никакого значения. Отменить цивилизацию ещё никому не удавалось. А потому каждому придётся делать ещё один выбор — или поддаться всепланетной клиповой пандемии, или попытаться сохранить в себе интеллектуальный иммунитет.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × 5 =