Мысли вразброс. Грядущее прекрасно, ведь там ещё нет нас

Сергей Ачильдиев
Апрель02/ 2021

«А чего думать-то? Компьютер, кино, телевизор — столько умных мыслей вокруг! Бери и пользуйся!», — призналась мне в задушевном разговоре одна проводница поезда дальнего следования. Что скажешь? Права!

Общество

В основе национализма всегда лежит один и тот же принцип: нелюбовь к чужакам и всяческое восхваление «своих», которые сильнее, ловчее, удачливее, а потому всегда правы. При этом никогда не превозносятся «наш ум», «наш профессионализм», «наш талант»… Национализм слишком примитивен, чтобы ценить такие качества.

 

Беда, когда священные коровы плодятся, как кролики.

 

Наши антиевропейцы не упускают случая сказать, что политический марксизм, принёсший столько бед России, тоже пришёл с Запада. Но при этом как-то забывают добавить, что теории Маркса были далеко не единственными в Европе XVIII–XIX веков. Существовали и другие мыслители. Например, Локк, Милль, Гумбольдт, Смит… Но они нашим русским интеллектуалам не приглянулись. Может, потому что эти авторы не предлагали никаких революций, а только уважение к личности и частной собственности, потому что ставили во главу угла не превосходство одного класса над всеми остальными, а личную, гражданскую и политическую свободу для всех без исключения?..

 

Грядущее всегда так прекрасно, ведь там ещё нет нас.

 

Почему хорошее среди людей распространяется плохо, а плохое — хорошо?

 

История

Монотеистические религии провозгласили, что перед Всевышним каждый ответствен сам по себе. Не семья, не община, не артель, не жители той или иной местности…

Этот принцип крайне важен ещё и потому, что во всех отношениях — социальном, моральном, нравственном — ставит коллективизм на второе место по отношению к личности. Между тем и самодержавная, и советская власть, не задумываясь о том, что низводят общество до языческой первобытности, ставили коллективизм во главу угла. Они думали только об одном — так легче управлять.

 

В отличие от Петра I, русская интеллигенция старалась заимствовать у Европы не конечные результаты её достижений, а основы. В искусстве за счёт таких заимствований она быстро научилась развивать и литературу, и живопись, и музыку, не теряя при этом своих русских традиций, чего так боялись славянофилы. На некоторых других «интеллигентских» направлениях тоже были таким образом достигнуты впечатляющие результаты — в организации образования (как в начальной, средней, так и в высшей школе), науки, музейного, выставочного, библиотечного, редакторского дела…

Однако в принципах государственного устройства, социально-гражданского европеизма интеллигенция, как и Пётр, никогда не умела разобраться.

 

Интеллигенция ждала от революции духовно-нравственного возрождения народа и страны. А осенью 1917-го получилось наоборот — духовно-нравственное обрушение. Революционный романтизм разбился о трагическую реальность потому, что интеллигенция ещё может руководить революцией «сверху», но в революции «снизу» она — изгой.

 

Литература

Герои (а с ними и авторы) мировой литературы XVIII–ХХ веков восставали против общества — его норм морали и нравственности, молчаливого согласия с общественными порядками. Но в России — особенно в неподцензурной литературе — это был бунт против государства. Свидетельством тому — «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, «Медный всадник» Пушкина, «Ревизор» Гоголя, произведения Салтыкова-Щедрина, «Мы» Замятина, «Повесть непогашенной луны» Пильняка, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова… Да разве мыслимо всё перечислить!

 

«Доктор Живаго» Бориса Пастернака — роман о лишнем человеке. Это интеллигент, который не видит себе места в советской России. Он был готов перенести вместе со всем своим народом неимоверные страдания Гражданской войны, но тоталитарного режима вынести уже не мог.

Пожалуй, в ХХ веке это первый в русской литературе «лишний человек». Причём не из-за общественных обстоятельств, не из-за свойств собственного характера, а исключительно — из-за новой политической системы.

 

Личность

Страх можно в себе побороть, но трусость — никогда.

 

Он не дурак и не умный. Так, полоумный…

 

Свобода слова — это когда ты можешь говорить, что думаешь, но обязан думать, что говоришь.

 

Самая тяжёлая работа — ничего не делать.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

пятнадцать − 6 =