Вестерн по-кавказски

В 1996-1999 годах Чечня превратилась в российский дикий Запад, где автомат Калашникова сделал людей равными. Но к правовому государству, как в Америке, это не привело.

Что случилось? Весной 1999 года 36-летний предприниматель ингушского происхождения Муса Келигов, у которого похитили брата в Чечне, организовал за свой счёт частную боевую операцию в осином гнезде чеченских ваххабитов — в Урус-Мартане. Ему удалось освободить брата и физически уничтожить похитителей.

Эта история продемонстрировала, что после Хасавюртовского мира один из субъектов РФ превратился в дикое поле, а заодно стала плевком в лицо политиков, утверждавших, что «использовать силу в Чечне бесперспективно».

Кто кого и зачем украл? Магомеда Келигова похитили в Чечне 15 сентября 1998-го. Он был старшим из пяти братьев, руководил автозаправкой в ингушском городе Малгобеке и часто ездил по делам в Грозный.

Три месяца о нём не было не единого сообщения. За это время умерла его 16-летняя дочь, а спустя неделю появились посредники — неизвестные требовали за Магомеда Келигова 5 млн долларов. Келиговы могли заплатить, но ветеран Афганистана Муса поклялся этого не делать.

Он отправился в Чечню, встретился с полевыми командирами и выяснил, что брата похитили люди Ризвана Вараева, одного из 12 «эмиров» Урус-Мартановского джамаата. Муса Келигов собрал 86 человек из своего рода, экипировал их за свой счёт и создал тренировочную базу в заброшенном пионерском лагере под Бамутом.

А что местные власти? Никто особо не интересовался, что здесь делают около сотни вооружённых людей. По местным обычаям (адатам) нельзя вмешиваться в дела боевых группировок, если, естественно, они не пришли с войной. Главное, чтобы старший в группе был вайнах — уважал адат и отца.

Пока шли тренировки, Келигов под видом торговца приехал в Урус-Мартан и похитил престарелого отца Вараева. Предложил обменять старика на Магомеда, но получил отказ — бандит был очень жаден.

Отряд Келигова четыре раза штурмовал дома, где могли прятать Магомеда, но напрасно. Зато освободили четырёх других заложников. Вскоре Муса вычислил в своём отряде агента Вараева, которого бандит шантажировал, похитив родственника. От этого двойного агента Келигов и узнал день и час, когда Вараев будет выезжать со двора своего дома в Урус-Мартане.

22 июня 14 ингушей устроили засаду, в которую попали три машины вараевского кортежа. В первой машине было убито четыре человека, во второй — ещё двое. По третьей машине промахнулись из гранатомета, и автомобиль скрылся. Одним из убитых был младший брат Вараева Аслан, а самого Ризвана взяли живым.

И это все происходило в УрусМартане, где чуть ли не всё мужское население — вооружённые боевики? Да, прямо в городской черте.

К Вараеву быстро подоспела подмога — четверо людей Мусы были ранены, одна машина выведена из строя. В салоны двух оставшихся «Жигулей» втиснулись 15 здоровых мужиков. Впоследствии они не могли это повторить, как ни пытались. Когда у одной из машин прострелили колесо, его поменяли его за 10 секунд, словно на «Формуле–1».

У Келигова имелась рация, настроенная на волну, которой пользовались местные ваххабиты. Слыша их переговоры, Муса сумел провести своих людей в обход ловушек. Они дерзко проехали через весь Урус-Мартан, а потом через Грозный в Ингушетию.

После обмена видеокассетами с записью пленников стороны договорились обменять Ризвана Вараева на Магомеда Келигова на чечено-ингушской границе. Но за час до встречи Муса застрелил Вараева.

Что?! Келигов с самого начала сказал бандиту, что убьёт его за смерть своей племянницы. Но если Вараев расскажет ему все о других своих пленниках, он умрёт легко, если нет, то долго и мучительно. Вараев рассказал про восьмерых заложников, чеченцев и ингушей, четверых из которых он застрелил, потому что за них не платили выкуп. Ещё один — мальчик-осетин — задохнулся из-за кляпа, который вставил ему полевой командир. Тем не менее, бандиты открыли ему веки, сфотографировали и получили выкуп, как за живого.

Застрелив Вараева, Муса бросил его тело в кузов «газели» и поехал на встречу. С Мусой поехало около 60 человек, со стороны ваххабитов прибыло не менее 200. Пригласив их командира в свою машину, Муса сказал:

— Ризван мертв. Вон он сзади лежит. — В висок чеченца уперся ствол пистолета: — Если не прикажешь сейчас же перевести брата на эту сторону, ляжешь рядом.

Ваххабит выбрал жизнь, а Муса с освобождённым Магомедом уехал в сторону Назрани. Преследовать их не решились.

У российских властей были какие-то претензии к Келиговым? Всё-таки даже покупка огнестрельного оружия на территории России уголовно наказуема а тут хоть боевик снимай. В газете «Коммерсант» была опубликована реакция начальника управления по борьбе с похищениями ГУБОП МВД России Михаила Сунцова на события, о которых говорила вся страна. Но милицейский чин вообще ничего не сказал о законности такого предприятия. Лишь пояснил, что операция Мусы Келигова возможна исключительно на национальном уровне в контексте кровной мести одного клана другому.

Создавалось впечатление, что силовики и не пытались оценивать происходившее в Чечне с точки зрения российских законов.

В те годы имел место уникальный прецедент в Петербурге: отец подследственного чеченца Артура Денисултанова выкупил пленного российского солдата Сергея Леонтьева и обменял его на своего сына.

Денисултанов-младший сидел в «Крестах» по подозрению в вымогательстве, но «железных» доказательств против него не имелось. Казалось бы, де-юре есть только два варианта — либо передавать дело в суд, либо отпускать подследственного. Но оказалось, что российским следственным органам вполне по нраву разруливать вопросы по-кавказски. Следователь Алексей Сучков с согласия Генпрокуратуры освободил Артура Денисултанова под подписку о невыезде, как только его отец Абдулла доставил солдата Леонтьева в Петербург. Обмен был произведён в офисе организации «Солдатские матери России» при большом стечении прессы и общественности.

Что же касается Мусы Келигова, то в 2001-м президент Владимир Путин назначил его главным федеральным инспектором в Республике Ингушетия, а затем заместителем полпреда президента в Южном федеральном округе. Келигов способствовал избранию президентом Ингушетии прокремлёвского кандидата Мурата Зязикова, а в 2007-м назвал эту кампанию «самым большим грехом в своей жизни».

И ещё один штрих в этой истории. В 2002-м было предотвращено покушение на Келигова.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × четыре =