Олимпийское движение всё такое противоречивое…

Марианна Баконина
Август17/ 2021

Завершилась самая странная Олимпиада в истории. Медали подсчитаны, спортсмены поздравлены, но противоречия не разрешены.

Тезис про «спорт вне политики», придуманный ещё Пьером де Кубертеном, всегда выглядел, как идеал, который недостижим, но к которому следует стремиться.

Политика на Олимпиадах была всегда. И в 1936-м, когда организаторы уж очень хотели доказать превосходство арийской расы, и в середине ХХ века, когда СССР примкнул к олимпийскому движению и Олимпиада превратилась в «соревнование двух систем». И когда в 1980-м на Московскую Олимпиаду не приехали спортсмены из США и ряда других стран Запада, и когда потом, в 1984-м, Олимпиаду в американском Лос-Анджелесе в отместку проигнорировали СССР и большинство стран Восточного блока.

Да и после распада «лагеря социализма», политики в спорте меньше не стало. Причём сами атлеты, проиграв состязания, начинают объяснять поражение именно политическими резонами.

В России о политически  мотивированной Олимпиаде писали больше и чаще, чем где-либо. Это неудивительно, когда страну лишили флага, гимна и названия. Но грешили на политической почве — все, включая хозяев, где рядовые граждане вовсе не были рады главному спортивному празднику планеты, который пришёл к ним с опозданием на год, вместе с загадочной коронавирусной инфекцией и всё возрастающими затратами.

С громкой политической ноты начала состязания Украина. В Киеве возмутились тем, что на Олимпийской карте Крым значится российским. Японцы оперативно внесли изменения в географию. С аналогичным протестом выступил Сеул — на той же олимпийской карте острова Токто, на которые претендует Япония, не только были окрашены в японские цвета, но и названы на японский манер — Такэсимой. Этот протест попросту не заметили. Острова до конца Олимпиады оставались японскими, вероятно, как и Южные Курилы. О странных японских картах, где Курилы — японские, писали ещё в 2019 году, но сейчас российская делегация, вероятно, предпочла этого не заметить.

Русские на Олимпиаде-2020, прошедшей в 2021 году, вообще многое «не замечали». Не замечали оскорбительных обвинений  в употреблении допинга после русского «золота» по плаванию. Не замечали криков, что Россию недостаточно наказали за якобы доказанную государственную программу по поддержке допинга. Все эти «дырочки в стене и запасная моча, которую досаливали в пробирочках» из рассказов доктора Родченкова, функционеры WADA преподносят как непреложные факты.

Примечательно, что крики начались только после того, как Россия заняла достойное место в общем медальном зачёте.

Про политику вспоминали исключительно после победы того или иного спортсмена. Неважно из России он или из другой «сомнительной» страны. Иранец Джавад Форуги взял золото в стрельбе из пневматического пистолета, ему немедленно припомнили принадлежность к басидж — ополчению, созданному при Корпусе стражей Исламской революции. В своё время президент Дональд Трамп в антииранском раже признал Корпус террористической организацией, хотя это просто часть вооружённых сил Исламской Республики.

И вот уже получивший серебро южнокорейский стрелок сетует, что, мол, недопустимо вручать золотую медаль террористу, надо бы пересмотреть результат. Хотя согласно спортивному кодексу чести следует поздравить конкурента и пожать ему руку. Джавад уж точно этого достоин. В обычной жизни он работает медбратом и тренировался в тире, который сам оборудовал в подвале госпиталя. А басиджи  — это как добровольные народные дружинники в СССР. Их только в команде Трампа могут признать террористами.

Некоторые спортивные чиновники так озабочены политикой, что и медалям не рады. Министр обороны Украины пообещал устроить «кузькину мать» легкоатлетке, завоевавшей бронзу, за то, что та запятнала себя совместной фотографией с гражданкой России. Негоже Ярославе Магучих, младшему лейтенанту ВСУ, стоять на пьедестале почёта, а потом фотографироваться рядом с Марией Ласицкене, капитаном ВС РФ, да ещё с жёлто-голубым стягом в руках. Несчастную деваху на Родине заставили раскаяться и признать, что её фотография после Олимпийской медали — не ликование победы, пусть бронзовой, проникнутое духом истинного олимпийского движения,  а происки российского врага, который преднамеренно заманил ее в фотоловушку.

Ссора с тренером для белорусской бегуньи стала поводом для получения политического убежища. Ещё бы, её вроде бы могут наказать злые приспешники последнего диктатора Европы.  Как наказать — неизвестно, почему — тоже неизвестно, но точно накажут, пытки, застенки… А, значит, гуманитарная виза Польши гарантирована. Этим гарантированным политическим коридором для получения убежища воспользовались сразу несколько белорусских спортсменов. А что? Раз можно? Правда, атлеты-олимпийцы из Ирака и Афганистана отчего-то такой опции покинуть раздираемую войной родную страну не получили. Или не добивались? Или знали, что не добьются привилегий аналогичных белорусским? По политическим мотивам.

Даже внутренняя американская политика на этих Играх обрела новые грани. Ожидаемая героиня олимпийской спортивной гимнастики Симона Байлз просто кинула собственную команду после первых неудач. Причём злоязыкие блогеры писали, что неудачи случились потому, что строгие японцы отобрали у неё при въезде препараты, которые спортсменка привыкла принимать в рамках терапевтического исключения. Не будь этого «исключения» от WADA, зелья, которые она пила всю свою спортивную жизнь, считались бы допингом.

Ну, и Дональд Трамп внёс свою лепту в политизацию Олимпиады в Токио. Невзирая на отлучение от Twitter, он донёс до Интернет-аудитории своё нелицеприятное мнение об американской команде по женскому футболу. Проиграли барышни потому, что в команде «мало патриотов», а возглавляют её «маньяки-леваки». Как пишет Трамп, «если бы Меган Рапино, женщина с фиолетовыми волосами, думала не о левой радикальной политике, а о своей работе, то американки получили бы не бронзу, а золото».

…Всё смешалось в олимпийском доме от Сеула, где до сих пор недовольны, что на форме японских гольфистов эмблема была по мотивам «Восходящего солнца» — имперского знамени Японии, до Вашингтона и Минска. Да ещё Россия без знамени и гимна, хотя фрагмент из Первого концерта Чайковского — всё равно просто до слёз.

Так, может, стоит отказаться от тезиса, согласно которому Олимпийское движение — вне политики? Как уверял Уинстон Черчилль, если у тебя есть враги, то в этой жизни ты что-то, когда-то отстаивал. Как отстаивают атлеты на Олимпиаде.

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двадцать − 2 =