Бегство в никуда и ниоткуда

Марианна Баконина
Ноябрь16/ 2021

Душераздирающие сцены на польско-белорусской границе озябшие дети и женщины, убогие шалаши, колючая проволока, штыки и щиты спецназа. А еще вечные вопросы кто виноват и что делать?

Тысячи мигрантов с Ближнего Востока рвутся в новую европейскую жизнь. Сытую, чистую, безопасную. Ради этого они готовы на всё. Собственно, так и отвечают журналистам обитатели палаточных лагерей на границе:

— Либо Польша откроет границу, либо мы здесь умрём!

Уже есть погибшие — замёрзшие, умершие от истощения и травм.

Варшава и Вильнюс настроены воинственно, ощетинились бронетранспортёрами и водомётами, клубятся слезоточивым газом. На помощь полякам, которые держат на границе с Белоруссией две полноценные дивизии с авиаподдержкой, уже приехали британские специалисты по техническому укреплению границ. Европейцам очевидно — кто виноват.

Не признанный Европой президент Александр Лукашенко, снова превратившийся в последнего диктатора Европы, цинично ведёт гибридную войну, используя несчастных беженцев, как таран, чтобы отомстить Западу за отказ признать выборы и санкции, вынудить цивилизованный мир вернуться к диалогу с Минском. Польские дипломаты формулируют это максимально дерзко — государственный терроризм, к которому причастна также Москва. От Москвы и требуют усмирить разбушевавшегося батьку.

В этой однозначной и твёрдой позиции есть много лукавства и двойных стандартов, но очень мало реализма. Хотя бы потому, что для Европы Лукашенко уже год как никакой не президент, а раз так — странно требовать от него хоть что-то. Потому и звонит канцлер Ангела Меркель президенту Владимиру Путину. С международно-правовой точки это тупик, ситуация, которая в шахматах называется цугцванг — что ни сделай станет только хуже.

Хуже и становится. Посиневшие дети на пенёчках, беременные женщины, скорчившиеся на охапках еловых лап, спираль Бруно среди ёлок и берёз, грохот вертолётов, вой сирен и вопли из громкоговорителей:

— Вам здесь не рады!

В этих декорациях рассуждения об общечеловеческих ценностях и правах человека, демократии, равенстве и братстве выглядят вопиющим ханжеством и лукавством. Польские и литовские власти отговариваются тем, что, мол, если, как это предписывают законы гуманизма и человечности, они пропустят этих замёрзших и голодных, обогреют, накормят и отправят в Германию, куда они все рвутся, то к границе рванут сотни тысяч, как в 2015 году из Турции. А такого допустить никак нельзя, хотя б и усилиями всего блока НАТО. Такой у них ответ на вопрос «что делать?».

Другой вопрос «кто виноват?» Если следовать логике еврочиновников, белорусские спецслужбы лаской, уговорами, обманом или силой вынудили тысячи людей в Ираке или Сирии продать последнее имущество, купить билеты в Минск и шагать в сторону погранпереходов Брузги-Кузница или Бенякони-Шальчининкай. И если бы не коварные спецслужбы Лукашенко, все эти люди спокойно сидели бы в своих Эрбиле, Басре или Эль-Хасаке (подавляющее большинство беженцев — курды из Ирака и Сирии, но есть и арабы).

Странное предположение. В этих странах война идёт уже не первый десяток лет. Война с диктаторами вроде Асада или Хусейна, война с ИГИЛ… Потоки беженцев оттуда не иссякают…

Польские и прибалтийские официальные лица, так же как бюрократы из Международной организации по миграции и Агентства ООН по делам беженцев, указывают на то, что беженцы на границу пришли не из воюющих стран, а из вполне безопасной Белоруссии и советуют им просить убежища в Минске или договариваться о возвращении на Родину.

И в этих рекомендациях тоже чрезвычайно много лукавства и ханжества. Те же Польша и Литва считают Лукашенко кровавым гонителем свобод и охотно принимают беженцев с белорусскими паспортами. Точно такая же история с возвращением в Сирию, Ирак, Йемен или Ливию — страны, разрушенные непрекращающейся войной всех со всеми, к тому же не считающиеся ни демократическими, ни безопасными.

Но эти обстоятельства благоразумно замалчиваются. Проще и политически выгоднее винить во всём батьку, заманившего несчастных в белорусские пущи. Но тогда кто, какие спецслужбы заманивают мигрантов на утлые лодчонки на французском, турецком или ливийском берегу, чтобы плыть в сторону Лампедузы, Крита или Лесбоса? Чьи спецслужбы заталкивают искателей новой жизни в гигантские опломбированные фуры, которые пойдут через Ла Манш?

Страны, откуда уезжают искатели счастья, разрушены войнами, которые не они развязали. Мечта о безопасной жизни породила большой бизнес по переправке в новый дивный мир. Жестокий, кровавый бизнес, в котором потоки мигрантов — просто источник многомиллионных доходов. А поток, селевый или людской, всегда найдёт щель, в которую можно просочиться ради своего будущего и будущего своих детей.

Прямо сейчас разворачивается ещё один миграционный кризис, о котором не пишут и не спорят в западной прессе. На границах Афганистана с Пакистаном и Ираном. С момента прихода к власти талибов в Иран ежедневно прибывает от трёх до пяти тысяч афганских беженцев. Иранцы, у которых, скажем так, своеобразные отношения с Вашингтоном и всё очень плохо с экономикой, не кричат, что это гибридная война с использованием человеческих тел в качестве оружия, которую спровоцировали американцы своим двадцатилетним пребыванием в этой стране и соглашением с ужасными талибами. Они не ощетинились щитами и штыками и не отгоняют беженцев слезоточивым газом. Если бы так – какой вопль возмущения издала бы демократическая пресса…

Иранцы открыли пункты регистрации на погранпереходах, строят лагеря, рассматривают документы. Кого-то депортируют, кого-то принимают. Сейчас в этих лагерях более 300 тысяч человек. Кстати, международное сообщество не торопится расширить помощь обложенным санкциями иранским властям, хотя признаёт, что Иран и Пакистан приняли за последние десятилетия 90 процентов спасающихся от войны афганцев, много миллионов, гораздо больше, чем Европа в так напугавшем её 2015 году.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × 5 =