Где наша дорога чести?

Владимир Соболь
Декабрь09/ 2021

«Досадно  мне, что слово «честь» забыто / И что в чести наветы за глаза», — сокрушался Владимир Высоцкий. А мы, нынешние, всегда ли помним это слово и понимаем, что оно значит?

I.

Толковый словарь определяет честь более риторически, чем логически: «моральное или социальное достоинство, то, что вызывает, поддерживает уважение… самое драгоценное,.. то, чем гордятся…» Но оглянемся вокруг — кого сейчас уважает общество, что именно предъявляет своему окружению нынешний человек?! Деньги, деньги, деньги, житейский комфорт и вещи.

Высших чиновников отправляют в тюрьму за растрату. Ну, положим, это крапивное семя всегда искало, как бы обогатиться. Но ведь и генералы с полковниками делят казённые суммы. Преподаватели высшей школы подписывают зачётки согласно некоей негласной таксе. Капитаны аварийных судов прыгают в спасательные шлюпки раньше команды и пассажиров. Поборы судейских и полицейских стали основой телесериалов, тягучих, но весьма откровенных.

Однако только ли наше время в том виновато?

Почти полтора века назад один персонаж Достоевского высказался весьма резко:

— Русскому человеку честь одно только лишнее бремя. Да и всегда было бременем, во всю его историю. Открытым «правом на бесчестье» его скорей всего увлечь можно. Я поколения старого и, признаюсь, ещё стою за честь, но ведь только по привычке. Мне лишь нравятся старые формы, положим, по малодушию; нужно же как-нибудь дожить век.

Это знаменитая цитата из романа «Бесы». И произносит этот монолог Кармазинов — персонаж самому писателю глубоко неприятный. Как и его прототип — Иван Тургенев. Кар — значит «чёрный», и Достоевский основательно чернит своего антагониста.

Однако многое  в нашем быту подтверждает правоту Кармазинова. Полистайте хотя бы пословицы русского народа, собранные Владимиром Далем. «Что за честь, коли нечего есть», «Честь честью, а дело делом», «Честь добра, да съесть нельзя», «Хороша и честь и слава, а лучше того каравай сала»…

А в романе Михаила Булгакова «Белая гвардия» герои повторяют слова Кармазинова, когда видят, как генералы спасаются в тёплых вагонах. Убегают, оставляя  своих солдат на морозе под пулями.

Спасение гетмана из осаждённого Киева случай не единичный. «Век гусарской чести», о котором тоскует Александр Городницкий, закончился много раньше ещё Первой мировой, Великой войны. Тогда император Александр III, человек далеко не сентиментальный, даже официально вернул в армию дуэли, чтобы поднять рыцарский дух командного состава. Приказ по военному ведомству от 20 мая 1894 года предписывал суду общества офицеров разбирать дела о ссорах своих членов. И в определённых случаях предлагать соперникам решить противостояние поединком. На этом, кстати,  построена  повесть Александра Куприна.

 

II.

И всё же,  всё же, всё же…

В том же сборнике пословиц и поговорок Даль приводит иные присказки и суждения. «Дай бог тому честь, кто умеет её снесть», «Бесчестье тяжеле смерти», «Хоть плетьми высеки, только чести не лишай»…

Да и в русской литературе немало персонажей, которым честь куда важней и барыша, и комфорта, и даже славы.

— Иди с богом своей дорогой. Я знаю твоя дорога — это дорога чести, — напутствует фельдмаршал Кутузов полковника князю Болконскому. И тот вполне подтверждает мнение главнокомандующего даже своей гибелью.

Сегодняшнему читателю кажется бессмысленным геройство полковника, оставшегося стоять рядом с вертящейся бомбой. Но в те времена умение выдержать артиллерийский огонь, не разрывая строя, было одной из важнейших характеристик солдат и офицеров. Причём не только в России.

В фильме «Капитан Алатристе» принц Конде по ходу битвы при Рокруа (XVII век) предлагает кучке израненных пикинёров сложить оружие. Те отказываются и объясняют своё решение фразой короткой, но ёмкой:

— Испанская пехота, мсье.

Вообще, понятие чести было крайне важным для элиты любого общества. Джозеф Конрад в романе «Лорд Джим» показывает, как ошибка, совершённая неопытным юношей, ломает всю его жизнь. Штурман  бросает корабль с пассажирами, увлечённый примером своих старших товарищей. Джим понимает, что они — от капитана до механика — просто подонки, но подчиняется стадному чувству.

Рассказчик, капитан Марлоу, пытается понять суть человеческого поведения. Он обсуждает ситуацию с французским морским офицером, спасшим покинутое судно. Повидавший жизнь лейтенант сначала настроен весьма снисходительно и признаётся, что и ему хорошо знаком страх перед действием, перед сражением. Но потом  высказывается  определённо:

— Я допускаю, что человек может преуспевать, хорошо зная, что храбрость его не явится сама собой… <…> Но честь, честь, monsieur!.. Честь, вот что реально! А чего стоит жизнь, если… честь потеряна?..»

И за совершённый  проступок героя романа, в конце концов, казнят. Не моряки, но другое сообщество. Может быть, более примитивное, но и более откровенное в действиях и суждениях.

 

III.

«Береги честь смолоду» — таков эпиграф к «Капитанской дочке» Александра Пушкина. И, собственно, повесть именно об этом, а не о восстании Пугачёва. О Яицком бунте писатель составил историческое исследование, а в художественной прозе он занимался душой человека.

Пётр Гринёв, безусловно, человек чести. Вспомним хотя бы, как он, уже ускакав от бунтовщиков, возвращается на заставу в надежде спасти пойманного Савельича. И от предложения Пугачёва отказывается, потому что ощущает себя офицером русской армии, а не случайным человеком, лишним на этом свете.

Честь — привилегия офицерского корпуса, которая досталась ему от рыцарских времён. Считается, что отдание (а правильней — воздание) чести — когда офицеры прикладывают руку к козырьку фуражки, — символ, оставшийся от Средневековья. Приветствуя друг друга, рыцари поднимали забрало.

В советской литературе, несмотря на все идеологические шоры, тоже выходили на первый план люди чести. Конечно, прежде всего, они появлялись у военных писателей. «Мёртвые сраму не имут» назвал свою повесть Григорий Бакланов. В повести Василя Быкова «Сотников» одноимённый герой, в отличие от Рыбака, после того как оба они попали в плен, отказывается пойти на сделку с нацистами — это для него предательство не только в отношении Родины, но и собственной чести.

А лётчики, защищавшие «Балтийское небо» в романе Николая Чуковского! Когда я перечитывал его недавно, то как-то на память пришёл английский роман «Дело чести». В этой книге Джеймса Олдриджа истребители сражались в греческом небе, не считаясь с численным перевесом противника. И на другом краю Европы, над Финским заливом эскадрилья капитана Рассохина атакует армады немецких бомбардировщиков, спасая корабли на Кронштадтском рейде.

Человек чести и Фёдор Серпилин в трилогии Константина Симонова. Там, кстати, есть один эпизод весьма значимый. Командующий армией, разъярённый неудачами, набрасывается с упрёками на своего начальника штаба. Серпилин понимает, что Батюк сейчас может «дать волю рукам». И понимает, что тогда у него будет выбор всего из двух действий: вынуть пистолет и — либо застрелить Батюка, либо застрелиться самому. А собеседник Ивана Синцова в том же романе «Солдатами не рождаются» кричит: я ему – особисту – морду при людях бил, а он такой-сякой не застрелился! И Синцов отвечает ему — еще чего захотели! То есть: от кого ждёте вы чувства собственного достоинства…

Люди чести встречаются в нашей литературе и в мирных делах. К примеру, Владимир Устименко из эпопеи Юрия Германа, Денис Дробышев из повести Даниила Гранина «Кто-то должен».

И, тем не менее, наша литература о чести вспоминает не слишком часто, а иногда с непонятной иронией. Причиной тому, возможно, чрезмерная увлечённость некоторых авторов «маленьким человеком». А честь присуща только большому. Не в смысле — сильному мира сего, а тому, кто ощущает себя Личностью.

Здесь, пожалуй, стоит  вспомнить Чехова. Антон Павлович в письме Суворину писал, что хватит восторгаться маленькими людьми. Они мешают жить большим. Опять-таки не в смысле социальной иерархии.

Думаю, и в современном мире, в обыденной нашей жизни, понятие «честь» крайне необходимо. Честный человек — не только тот, кто не украдёт пять рублей со стола, как заметил ещё Достоевский.

Даже толковый словарь в статье о чести замечает хотя бы и в скобках, что речь об уважении к себе самому.  Честный человек – тот, что поступает в соответствии с своим кодексом поведения. Даже когда его никто не видит!

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × 4 =