Будущее. Homo, ты — отстающий!

Сергей Ачильдиев
Февраль25/ 2022

 

Технологии бурно развиваются, а среднестатистический человек остаётся тем же самым. Уже сегодня видно, как этот разрыв катастрофически увеличивается. И он будет расти до тех пор, пока…

 

Нет, не угнаться?

Интеллектуально и физиологически Homo sapiens не меняется. По крайней мере, за последние 10 тыс. лет, со времён появления Древнего Китая. Конечно, сегодня среднестатистический человек выше, сильнее, имеет больший объём знаний и живёт значительно дольше. Но если бы каким-нибудь волшебным образом беременная китаянка тех далёких лет вдруг перенеслась в наши дни и родила в пекинской или московской клинике, её ребёнок благодаря заботе медиков, педагогов и диетологов вырос бы таким же, как его сверстники.

Человек на протяжении тысячелетий остаётся прежним, а вот технологии, которые он изобретает и внедряет в нашу жизнь, то и дело меняются. Причём за последние столетия и особенно десятилетия — с постоянно нарастающей скоростью.

В числе наиболее красноречивых примеров — ваш автомобиль. Вы его считаете новым через месяц после покупки, и через полгода, и даже через год. А он  уже старый, потому что ведущие автопроизводители внедряют новые технологии в свою продукцию минимум ежегодно.

Человек отстаёт от новых технологий по двум параметрам.

Во-первых, он не способен выдержать с ними конкуренцию. Они работают быстро, безошибочно и обходятся намного дешевле — им не нужны выходные, отпуска и больничные, они не требуют повышения зарплаты и готовы пахать в три смены.

А, во-вторых,  они перспективнее — каждые полгода-год технологии совершенствуются, каждые несколько лет качественно модернизируются, тогда как человек способен только одно — пройти курсы повышения квалификации. Но ещё вопрос, насколько качественно он сумеет там обучиться.

Уверяют, что в грядущем у нас одно спасение — непрерывное образование. Вряд ли. Со временем в технологиях произойдёт такой качественный скачок, на который человеческий мозг уже не в силах будет ответить.

Когда именно это случится, никто не знает. Но вряд ли в каком-то заоблачном будущем. Достаточно сказать, что уже сегодня и только в России можно роботизировать 35,5 млн. рабочих мест, т.е. заменить искусственным интеллектом (ИИ) каждого второго работающего [1. С. 41].

 

Больше или меньше у нас свободы?

Основной двигатель человеческой истории — стремление к свободе. Об этом говорили многие выдающиеся мыслители. Поэтому для экономии места и читательского терпения ограничусь всего двумя цитатами.

Георг Гегель: «Всемирная история  есть прогресс в познании свободы…» [4. Т. 8. С.19].

Александр Герцен: ««…история является не чем иным, как развитием свободы в необходимости. Человеку необходимо сознавать себя свободным» [5. Т. 2. С. 530].

А теперь присмотритесь к тому, как воздействуют на свободу личности технологии, появившиеся в последние три десятка лет.

Скажете, человек стал гораздо свободнее? Ещё бы, ведь он, не выходя из дома, заказывает еду, которую доставляют ему к порогу, покупает одежду, книги и лекарства, бронирует билеты на самолёт и места в отелях других стран, заказывает турпоездки… А ещё в несколько кликов получает любую информацию, общается по видеосвязи с друзьями, живущими на другом конце света, смотрит фильмы…

Всё так, вот только это рост не свободы, а лишь удобств и удовольствий. Да, жить стало неизмеримо комфортнее, но не свободнее. Наоборот, свободы стало меньше.

Загибайте пальцы. Возникла массовая психологическая зависимость от вездесущего смартфона и соцсетей. Обретя сотни и тысячи френдов-симулякров, многие заядлые юзеры потеряли настоящих друзей и нередко даже близких. Психика человека оказалась не готовой к обвалу информации, что быстро привело к фрагментарности (клиповости) сознания и даже к восприятию виртуального мира как реальности.

В то же время множество фото- и видеокамер с возможностью идентификации личности, развешенные повсюду — на стадионах и вокзалах, в аэропортах, учреждениях, офисах и цехах компаний, на городских улицах и загородных шоссе, уже поставили под тотальный контроль огромные сообщества.

Но ещё удивительнее, что человек сам не хочет бороться с технологиями за свою свободу. Раздавая соцсетям, госучреждениям и бизнесу свои личные данные и фотографии, он добровольно, без малейших сомнений, лишает себя конфиденциальности. Ещё совсем недавно понятие privacy являлось краеугольным камнем цивилизации, а теперь оно стремительно погружается в пучины истории, в том числе не без нашего собственного участия.

По большому счёту, человек наших дней не понимает, чем грозит ему будущее, и не думает об этом, продолжая жить по законам прошлого — традиционалистского и даже патриархального. Американцы, французы, немцы, украинцы, русские — все мы продолжаем считать, что благая цель оправдывает средства, в том числе средства кулачные и даже военные, что разумный национализм вполне допустим, что наш народ во всех отношениях самее всех других, что законы — это хорошо, но ещё лучше, если их можно обойти, что мы окончили школу, вуз, прочитали пять книг, и теперь знаем всё на свете, и обо всём имеем право судить…

Предложите кому угодно любую шкалу предпочтений, и, уверен, «свобода» наверняка окажется в самом конце рейтинга, проиграв, материальным благам и развлечениям. Это свидетельство того, что нынешний человек и ментально не соответствует наступающей модернизационной цивилизации. Она требует от него активной жизненной позиции и гражданской ответственности, а он по-прежнему жаждет патернализма, популизма и считает, будто за всё отвечает только начальство…

Между тем Станислав Лем ещё 60 лет назад предупреждал:

«Технология более агрессивна, чем мы обычно полагаем. Её вторжение в психику, проблемы, связанные с синтезом и метаморфозами личности, …лишь в настоящее время относятся к пустому множеству явлений. Это множество заполнит дальнейший прогресс. Тогда исчезнет масса моральных императивов, рассматриваемых сегодня как нерушимые, зато появятся новые вопросы, новые этические проблемы» [7. С. 55].

 

Чего ж нам ждать?

Футурологи давно уже разделились на две партии.

Одна — Пессимистенки — предрекает нам печальное будущее. Ещё в 1969 году писатель Артур Кёстлер  опубликовал статью с характерным названием «Человек — ошибка эволюции», в которой сказано:

«…список ископаемых животных — мусорная корзина, куда Верховный Конструктор сваливает отвергнутые варианты. Вовсе не исключено, что и Homo sapiens — жертва мелкой погрешности конструирования…» [6. С. 222–223].

А теперь, в наши дни, «лорд Мартин Рис, бывший президент Лондонского королевского общества, провокационно заявляет, что шансы человечества выжить в XXI в. составляют один к двум» [8. С. 71].

Вы не поверите, но и другая партия — Оптимистенки — тоже предрекает, что наш род людской исчезнет.

Правда, речь идёт не о мусорной корзине истории, а о том, что старина Хомо Слабосапиенс вынужден будет пройти ускоренный курс (в десятки, сотню лет?) искусственной биологической и небиологической эволюции. Как пишет модный нынче израильский историк Юваль Харари, этот «апгрейд… может идти одним из трёх путей: биоинженерия, киборг-инженерия и инженерия неорганических существ» [9. С. 55].

Однако, как показывает жизнь, скорее всего будет избран четвёртый вариант — сочетание всех трёх предыдущих.

В самых продвинутых лабораториях мира биоинженеры уже вовсю ведут свои исследования. Достаточно сказать, что совсем недавно в Мэриленде (США) 57-летнему пациенту имплантировали сердце генетически модифицированной свиньи, и это уже не первая такая операция, которую делают смертельно больным людям; один из них прожил два с половиной года [3]. Конечно, выращивание новых органов и замена старых пока не стало заурядным делом, но такие факты уже крайне редко попадают в сводки новостей.

Микрочипы в последние годы вживляют себе в запястье многие продвинутые молодые люди. Это помогает, приложив руку, открывать двери своего кабинета и сейфа на работе, запускать двигатель личного автомобиля, включать бытовую технику, расплачиваться в кафе на службе [9. С. 57].

И над возможностями нашего мозга специалисты уже трудятся. Уже сегодня ясно, что «поначалу улучшение мозга будет дорогостоящим, — объясняет известный британский футуролог Ян Пирсон, — но технология быстро подешевеет, и к 2060 году многие люди фактически станут бессмертными в электронном виде. Большая часть их мышления и опыта будет воспроизведена внешне, поэтому, когда они умрут, часть их органического мозга будет потеряна, но внешний разум продолжит существовать» [2. С. 14].

По мнению авторитетного журнала The Time — уже к середине нынешнего века робот может быть признан лучшим генеральным директором бизнес-компании [1. С. 20].

Да, сегодня всё это может показаться не прогнозами, а заготовками научно-фантастического романа. Но не стоит иронически улыбаться. Вспомните — очень многое из того, что нас теперь окружает, в начале 1990-х тоже показалось бы вам Жюлем Верном.

Если же вас и это не убеждает, вновь призову на помощь Станислава Лема с его «Суммой технологии». В этой книге великий фантаст и мыслитель уже провидел «тенденцию вторжения технологии в человеческое тело» и добавлял, что «речь идёт о возможных вариантах биологической автоэволюции человека» [7. С. 16–17].

Литература

  1. Журнал РБК. №11, ноябрь 2019
  2. Журнал РБК. №1–2, январь-февраль 2020
  3. Lenta.ru. 11.01.2022
  4. Гегель Г.В.Ф. Философия истории // Сочинения. М.–Л.,1935
  5. Герцен А.И. Письмо о свободе воли // Герцен А.И. Сочинения. В 2 т. М., 1986
  6. Кёстлер А. Человек — ошибка эволюции // Время и мы: Альманах литературы и общественных проблем. М.–Нью-Йорк, 1990
  7. Лем Ст. Сумма технологии. М., 1968
  8. Урри Дж. Как выглядит будущее? М., 2019
  9. Харари Ю.Н.HomoDeus. Краткая история будущего. М., 2019

 

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

9 + 2 =