Почему публичное пространство — мир неадеквата?

Сергей Ачильдиев
Февраль11/ 2022

Этот происшествие на нынешней Олимпиаде в Пекине осталось новостью-однодневкой. А жаль. Маленькое происшествие при полупустых трибунах, — отражение того, куда падает мир.

А случилось следующее. После виртуозного по красоте и совершенству проката фигуристки Камилы Валиевой все представительницы команд-соперниц встали и приветствовали российскую спортсменку аплодисментами. Все, кроме украинок.

В последнее время у нас любят сильно обидеться на любой косой взгляд из-за бугра. Но в данном случае, как ни странно, российская реакция оказалась немногочисленной. И все заявления, в общем-то, отражали позиции двух олимпийских чемпионок прошлых лет, которые высказались первыми.

Светлана Журова ограничилась «выражением сочувствия» украинкам [Газета.ру. 6.02. 2022]. А вот Ирина Роднина отметила, что такие гадости нарушают принципы Олимпийского движения, и добавила:

— Забудьте про них. Где мы, и где украинцы. Единственное их счастье — сидеть рядом с нашей командой. И то, это получилось по жребию [Лента.ру, 7.02.2022].

Что касается фактов, прославленная фигуристка абсолютно права — так вести себя гадко, подобные демарши не соответствуют Олимпийской хартии, которая провозглашает «дух дружбы, солидарности, честной игры», да и российское фигурное катание сегодня действительно очень сильно.

Но если по смыслу, то, на мой взгляд, в результате получился диалог фактически на одном уровне. Ответ Ирины Родниной на молчаливый демарш соперниц тоже не очень-то согласуется с духом дружбы и солидарности.

Украинские фигуристки, как, впрочем, и российские, — это совсем молоденькие девочки, ещё дети и, если они себя так повели, то для этого, надо думать, были свои причины. Уверен, или этим девочкам заранее велели не вставать и не аплодировать, ведь вероятность победы россиянок изначально была очень высока, или тут сказались результаты антироссийской пропаганды, ведущейся на Украине уже далеко не первый год.

…В последний раз я был в Киеве в 2009 году, вместе с бригадой из новостного вещания 100ТВ. Принимали нас молодые ребята со столичного телевидения. В то время президентом Украины являлся Виктор Ющенко, и киевские магистрали уже носили имена «светлых деятелей» украинского народа, начиная со Степана Бандеры.

Настроение юных украинских коллег было примерно таким же, как у нас в Москве и Ленинграде в годы перестройки — самые интересные события происходят в Раде, скоро начнутся реформы, и жизнь настанет просто замечательная. Вот только «если бы Россия не мешала»…

— Когда у государства большие трудности, — осторожно возразил я, — власть очень часто придумывает врага, чтобы списывать на него собственные огрехи. Это очень удобно.

— У нас никто ничего не придумывает, — обиделся белобрысый парнишка. — В Кремле всегда ненавидели украинцев. Один сталинский голодомор чего стоил!

И тут уж я не выдержал:

— Сталин был интернационалистом! И когда в начале тридцатых у крестьян изымали всё до зёрнышка, в том числе и посевной материал, чтобы продать урожай за рубеж и на вырученные деньги строить заводы, никто не спрашивал, кто какой национальности. В Москве люди боялись зайти на Белорусский, Казанский, Павелецкий вокзал… Там всюду, прямо на полу, лежали измождённые, умирающие от голода скелеты — женщины с детьми. Это были крестьянки из русских деревень.

Я рассказывал этим ребятам, что если уж быть объективными, то надо вспомнить и войну, когда евреев, в том числе в Бабьем Яру, расстреливали не только нацисты, но также ОУНовцы. И о том, что в брежневские времена УССР жила не в пример богаче РСФСР. И что если на Украине появились своя наука и крупная промышленность, то это произошло не без участия той же Москвы.

Я приводил примеры, имена, конкретные факты, и у меня было такое ощущение, будто эти мальчишки слушают меня, словно я спустившийся с небес мессия.

Но в действительности дело, конечно, было не во мне. Молодёжь почти всегда очень доверчива, она — самый благодатный потребитель государственной пропаганды. Когда за недостатком знаний и жизненного опыта ещё нет собственных устойчивых убеждений, юность с готовностью принимает чужие мнения. А что может быть авторитетнее оракулов, которые освящены статусом твоего государства?

Так что гневно осуждать юнцов и юниц, если они поддались пропагандистскому влиянию — значит только копить в них к себе ненависть.

Между тем всяческой ненависти в мире и без того более чем достаточно. Включите телевизор или радио, откройте газету или интернет — политики и политологи средней руки, политжурналисты мгновенно окатят вас ушатами злобы. Теперь заберитесь в социальные сети и в комменты к публикациям на сайтах — там то же самое.

Откуда столько злобы и ненависти?

А оттуда, что слабым (экономически, политически, интеллектуально, духовно — нужное подчеркнуть) очень хочется всем показать и доказать, что на самом деле они сильны. Тем более все прошлые попытки не удались.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

8 + восемь =